Регби
Регби

20.09.2017 | Общество

Одесское «дело 2 мая» – символ и краеугольный камень информационной войны, – координатор «Группы 2 мая»

Одесское «дело 2 мая» – это не просто уголовное дело. В течение трех с лишним лет оно является символом и краеугольным камнем информационной войны.

Одесса, 2 мая 2014 г. Фото Евгения Волокина

Одесса, 2 мая 2014 г. Фото Евгения Волокина

Убежденность в этом высказала координатор «Группы 2 мая», журналист Татьяна Герасимова, комментируя оправдательный приговор в отношении фигурантов дела о массовых беспорядках в центре Одессы 2 мая 2014 года и ход процесса в целом.

Материал опубликован в блоге Центра правового мониторинга «Гідність».

18 сентября коллегия судей Ильичевского городского суда в составе Олега Семенова, Константина Вергопуло, Филиппа Журавля вынесли оправдательный приговор по самому резонансному в Одессе делу – «делу 2 мая».

17 граждан Украины и два гражданина России обвинялись в участии в массовых беспорядках, «которые повлекли за собой гибель людей, погромы, уничтожение имущества» (как сказано в обвинительном акте) 2 мая 2014 г. в Одессе.

Прокуратура требовала дать им от 8 до 15 лет. Оправдали всех – за недоказанностью вины.

Это те люди, которых задержали в Торговом центре «Афина» на Греческой площади после того, как в результате массовых беспорядков в центре города от огнестрельных ранений погибли 6 человек, 200 были ранены. Этот эпизод выделен из большого уголовного дела, которое расследуется до сих пор.

До этого судебный процесс почти два с половиной года топтался на месте в Малиновском районном суде г. Одессы и постоянно фигурировал во всех отчетах Верховного комиссара ООН по правам человека из-за разнообразных нарушений – от необоснованного продления сроков содержания под стражей, затягивания рассмотрения дела до грубого давления на суд со стороны политических противников обвиняемых.

Ильичевские судьи после того, как дело попало к ним (коллегия Малиновского суда удовлетворила ходатайство о своем отводе, следующую коллегию не смогли создать во всех одесских судах), повели себя нетипично и неожиданно. Позаботились о безопасности процесса, объявили войну прогульщикам, заставили прокуратуру поработать с потерпевшими.

Вообще-то это обязанность судей – организовать судебный процесс так, чтобы не нарушать разумные сроки рассмотрения уголовных дел, особенно, если обвиняемые находятся под стражей. Но, увы, на практике в одесских судах годами маринуются резонансные дела, а давление на суд сходит с рук зачинщикам беспорядков.

Коллегия добилась непрерывности рассмотрения дела, затратив на это рекордные три месяца. Не давая преимуществ ни одной стороне, но предоставляя возможность и обвинению, и защите выложить на стол все свои «козыри». Благодаря этому можно было убедиться в полной несостоятельности доказательной базы. Которую готовили, на минуточку, 150 следователей ГСУ МВД Украины и 150 процессуальных прокуроров Генпрокуратуры.

Интенсивность работы коллегии, когда в день успевали допросить нескольких свидетелей, просмотреть видео (в Малиновском суде на это уходило несколько месяцев), позволила увидеть нищету обвинения во всей красе. И теперь у меня остался только один вопрос: когда начнется расследование действий руководителя следственно-оперативной группы Николая Рудницкого и процессуального руководителя Александра Шевченко?

Вердикт, прозвучавший 18 сентября, объективен, справедлив и полностью основан на материалах дела. Я могу это засвидетельствовать, потому что все три месяца находилась в зале суда. И слышала, как прокурор областной прокуратуры Оксана Моско при просмотре видеокадров беспорядков на Греческой площади каждый раз, указывая на того или иного человека, запечатленного на видео, говорила: «Особа, схожа на…». Никаких доказательств совпадения указанных «особ» с обвиняемыми суду не предоставили. Ни экспертиз, ни протоколов опознания.

А потом оказалось, что и оригиналов этих видео прокуратура предъявить не может. Кроме того, при их приобщении к материалам было нарушено множество процессуальных норм. А значит, для судей эти материалы – из разряда недопустимых. Что они и написали в своем решении.

2 мая 2014 г. несколько одесских телекомпаний вели репортажи с улиц города, многие одесситы стримили, в том числе журналист, член «Группы 2 мая» Сергей Дибров. Но, увы, этих материалов также в деле нет, в суде не был вызван по непонятной причине сам Сергей, а также раненный во время столкновений главред издания «Думская» Олег Константинов. В его фотоаппарате – десятки ценнейших фотодоказательств, которые по вине следствия так и остались для суда невидимыми.

Грубейшие промахи следователей я могу перечислять долго. Отчет временной следственной комиссии Верховной Рады Украины по вопросам расследования фактов гибели граждан в городах Одессе, Мариуполе, а также в других городах Донецкой и Луганской областях – не приобщен. Как и хронология событий 2 мая 2014 г., составленная «Группой 2 мая» и обнародованная в июне 2014 г.

Не допрошены ключевые свидетели и участники событий – граждане, должностные лица, руководители милиции и рядовые милиционеры, защищавшие общественный порядок в тот день, руководители города и области, местные депутаты, журналисты, стримеры и блогеры.

Положились на одного-единственного свидетеля Александра Посмиченко, который был задержан вместе со всеми, но согласился сотрудничать со следствием. И потом следователи использовали его для решения различных следственных задач. Например, для процедуры опознания в СИЗО г. Винницы, куда вывезли задержанных (оно тоже было проведено с грубыми нарушениями, поэтому протоколы отвергнуты судом как недопустимое доказательство).

Сергея Долженкова главный свидетель обвинения опознавал по фото, где в качестве «подсадных» лиц ему предъявили распечатки фотографий американского актера Бена Аффлека и британского футболиста Дэвида Бэкхема, взятые из интернета.

Ильичевские судьи, объявив эту правовую дребедень недопустимыми доказательствами, а показания Посмиченко – сомнительными, и оправдав «за недоказанностью вины» обвиняемых, проявили мужество, потому что пошли против общественного мнения, которое еще весной 2014 г. назначило только этих людей ответственными за беспорядки, пошли против прокуратуры и всей порочной правоохранительной системы.

Быть может, хоть теперь следователи СБУ наконец по-настоящему расследуют события 2 мая и докажут вину Сергея Долженкова и Евгения Мефедова, которым сразу же после объявления приговора предъявили подозрение по 2 ст. 110 УК Украины (посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины). Подозрение касается деятельности пророссийской «Одесской дружины» в марте 2014 года. Их обоих вновь взяли под стражу по решению Киевского суда г. Одессы.

А также, быть может, наконец будут расследованы действия тех, кто выпустил из страны организаторов, вдохновителей и исполнителей кровавого действа на Греческой площади и в Доме профсоюзов? Кто не оцепил центр города и Дом профсоюзов ночью 2 мая и позволил зачистить места преступления от важнейших улик. Кто провалил расследование такого суперрезонансного дела.

«Дело 2 мая» – это не просто уголовное дело. В течение трех с лишним лет оно является символом и краеугольным камнем информационной войны, с помощью которого российские пропагандисты разжигали войну на Донбассе и продолжают восстанавливать общественное мнение на Западе против Украины.

Мы будем и дальше допускать это, как допустили такое «расследование»?

Что касается вердикта Ильичевского городского суда, то для меня в нем самым важным было глубокое понимание судьями произошедшего 2 мая 2014 г. в Одессе.

Они дали оценку и несостоятельности следствия, и его политической предвзятости, и многочисленным нарушениям прав людей во время досудебного расследования и слушаний в Малиновском суде. Много раз в своем решении они ссылаются на доклад Международной консультативной группы СЕ, отчеты Верховного комиссара ООН по правам человека, отчет Временной следственной комиссии ВР, который буквально в последние дни слушаний стараниями адвокатов все-таки был приобщен к материалам дела.

Решение Ильичевского городского суда – лучший аргумент в пользу того, что мы движемся к независимой судебной системе и верховенству права. Что наши судьи не на словах, а на деле становятся приверженцами Конвенции по защите прав человека.

Татьяна Герасимова, журналист, руководитель Центра правового мониторинга «Гідність», координатор «Группы 2 мая»

Напомним: 2 мая 2014 года Одесса пережила беспрецедентные для города массовые беспорядки. Произошли столкновения на центральных улицах и масштабный пожар в здании Федерации профсоюзов области, на Куликовом поле. Погибли (в том числе — умерли в больницах) 48 человек. За медицинской помощью обратились 247 пострадавших. Были госпитализированы 99 человек. Из них в тяжелом состоянии — 35.

«Группа 2 мая», созданная для альтернативного расследования событий «черной пятницы», начала свою работу через 10 дней после трагедии. В нее вошли журналисты, общественники, эксперты.

На основе изучения фото- и видеоматериалов, стримов (прямых трансляций) различных СМИ с места событий, интервью участников и свидетелей, запросов в госструктуры, анализа полученных данных группа восстановила хронологию событий, дала оценку деятельности милиции, опровергла некоторые наиболее распространенные слухи вокруг пожара в здании на Куликовом поле.

«Группа 2 мая» неоднократно критиковала следственные органы, предупреждая, что дело будет либо «спущено на тормозах», либо «развалится в суде».

Напомним также: слушание дела было перенесено в Черноморск, так как в течение трех лет во всех районных судах Одессы так или иначе (судьи получали отводы, уходили на больничный и т. д.) прекратили работу над этим уголовным производством.

Подробнее об оправдательном приговоре читайте здесь. О столкновениях у суда и уголовном производстве по этому поводу — здесь. О повторном аресте двух фигурантов — здесь. О реакции прокуратуры — здесь.

Фоторепортажи Евгения Волокина, сделанные 2 мая 2014 года, смотрите здесь и здесь.

Информагентство "Вiкна-Одеса"

Фотогармошка 300х250
Аккерманская крепость
Адвокат