26.05.2020 | Скандал

Трагический пожар в Одессе: скандальный поворот в расследовании

Обеспокоенность и возмущение одесской общественности вызвал новый поворот в расследовании резонансной трагедии – масштабного пожара, при котором погибли люди.

Речь идет о задержании и помещении под стражу поэта Андрея Хаецкого, ранее работавшего в Одесском колледже экономики, права и гостинично-ресторанного бизнеса. Согласно решению Киевского районного суда Одессы, он отправлен в СИЗО – до 16 июля.

Напомним, в учебном заведении, находившемся в памятнике архитектуры на пересечении улиц Троицкой и Пушкинской, 4 декабря прошлого года произошел масштабный пожар. Его жертвами стали 16 человек.

В шестиэтажном здании, бывшем доходном доме Асвадурова, построенном в 1914 году и в течение десятилетий подвергавшемся многочисленным внутренним переделкам, размещались различные бюджетные учреждения и коммерческие структуры.

В частности, это Одесский отдел Института археологии Национальной академии наук Украины, несколько подразделений Физико-химического института имени А.В. Богатского, Институт морской биологии (погибли его директор Борис Александров и старший научный сотрудник Галина Иванович), колледж экономики, права и гостинично-ресторанного бизнеса (на третьем этаже учебного заведения, в кабинете № 9 и начался пожар, затем огонь перекинулся на верхние этажи). В числе погибших – спасавшие детей сотрудник ГСЧС Сергей Шатохин и преподавательница колледжа Анна Бортюк, посмертно удостоенные звания Герой Украины.

По данным следствия, еще в 2014 году сотрудники ГСЧС провели в колледже плановую проверку на предмет пожарной безопасности. Был выявлен ряд грубых нарушений: отсутствовали первичные средства пожаротушения и система оповещения о пожаре, пожарные выходы были закрыты, на окнах первого и четвертого этажей установлены решетки и пр.

Отмечалось, что ничего из этого перечня не было исправлено вплоть до дня трагедии (в частности, огнетушители находились под кроватью коменданта, а эвакуацией людей во время пожара в организованном порядке фактически не занимались).

Ранее сообщалось, что в служебной халатности, приведшей к тяжким последствиям, подозревают директора колледжа Любовь Кочергу и заведующую хозяйством учебного заведения Татьяну Фомич. Обеих отправили под домашний арест.

В связи с трагедией на Троицкой, а также рядом других резонансных происшествий, при которых погибли люди, фигурантом уголовного производства стал бывший начальник Главного управления ГСЧС в Одесской области Виктор Федорчак (мерой пресечения для него также был избран домашний арест).

А несколько дней назад региональная прокуратура заявила еще о двух подозреваемых – заведующей дневным отделением колледжа и бывшем заместителе директора учреждения по административно-хозяйственной работе. Женщине, которая, как установлено, в начале рабочего дня включила в своем кабинете электрообогреватель и оставила его без присмотра (этот прибор и стал непосредственным источником возгорания), выдвинуто подозрение в нарушении требований пожарной безопасности. Киевский районный суд отправил ее под круглосуточный домашний арест.

Самая же строгая мера пресечения – содержание под стражей – избрана лишь для экс-сотрудника колледжа Андрея Хаецкого, который на момент трагедии в учреждении уже не работал. В прокуратуре также заявили, что «подозреваемый скрывался от правоохранительных органов и был объявлен в розыск».

Заявление прокуратуры опровергает известная одесская журналистка Елена Ротари. На своей странице в «Фейсбуке» она написала, что А. Хаецкий еще 4 ноября предупредил руководство колледжа о том, что увольняется по состоянию здоровья (он перенес операцию на сердце). 18 ноября вышел приказ о его увольнении. К тому же, он не отвечал непосредственно за пожарную безопасность, должен был организовать процесс обучения ответственных за это лиц, что и выполнил (об этом свидетельствуют приведенные Е. Ротари документы об оплате такого обучения; значатся в них и имена собственно ответственных – О.П. Коваль и Т. Г. Фомич).

«В материалах дела Коваля, как ответственного, назвали все преподаватели. Как вы думаете, Коваля хоть как-то привлекли? Нет, конечно. Отсутствует в деле и пожарный инспектор, который в 2017 году дал директору заключение о том, что здание отвечает нормам противопожарной безопасности. Именно эти документы изъяли в ГСЧС в декабре 2019-го, а пожарный инспектор до сих пор работает и по такому же принципу проверяет Политех, – пишет Е. Ротари. – Эти материалы дела есть в Заводском суде (Николаева – прим. ред.), который рассматривает дело Федорчака. Как вы думаете, прокуратура их изъяла? Нет.

И да, распорядителем средств в колледже была только директор. Только она могла решать вопросы по приобретению того или иного. С ее стороны действительно было письмо в Министерство образования по поводу закупки противопожарной системы и ремонта в здании. Это было в 2017 году, и тогда министерство спустило это на ОГА, а облгосадминистрация ответила, что не является балансодержателем здания колледжа».

Что касается розыска, в котором якобы находился А. Хаецкий, то, отмечает Е. Ротари, «все это время Андрей официально работал, и не просто официально, а в госструктуре. Об этом знали все друзья, и справка с места работы, и характеристика есть». К тому же к следователю он пришел сам.

«Проверить это было совсем нетрудно, но этого никто не делал, потому что они просто не знали, за какие уши можно его притянуть к этому делу. Я могу лишь предполагать, что первые фигуранты дела, учитывая связи некоторых, смогли просто «решить вопрос» и нужно было срочно найти того, на кого повесят. Как видим, стрелочника нашли, и на него все повесили», – резюмирует журналистка.

В защиту А. Хаецкого уже выступили многие известные одесситы, общественники, волонтеры.

Так, Катерина Ножевникова, руководитель Благотворительного фонда «Корпорация монстров», написала на своей странице в «Фейсбуке»: «Он всегда стеснялся, когда кому-то помогал. Всегда хотел делать это тихо. И стихи свои читал тихо, но от них всегда громко стучало сердце. А еще он очень добрый, ответственный, заботливый… Так бы я писала если бы писала, скажем, поздравление к его дню рождения. И так пишут сейчас многие.

А это все не важно! Не важно, больное ли сердце, был ли замечен в добрых делах или нет – это все не индульгенция, если ты совершил преступление. Не важно, общественный ты деятель, писатель или любимчик публики. Совершил преступление – должен ответить.

Но в ситуации с трагедией на Троицкой, где погибли дети, просто нашли крайнего.

Андрей Хаецкий, пусть бы ты сто раз был последним разгильдяем , читал стихи проституткам и с бандюгами пил бы спирт – я встану с тобой рядом. Именно потому, что ты не виноват, а не потому, что искренне тебя люблю, и ты наш друг.

Мы опять столкнулись с ситуацией, когда в этой стране, если у тебя нет денег и связей, тебя всегда могут сделать крайним. И даже не дадут право залога; и бумаги подберут «необходимые» и закроют в СИЗО. А ответственные за гибель детей (на самых разных уровнях) продолжат занимать должности и жить припеваючи. Мы уже с «Викторией» это проходили, и на месте Андрея может оказаться каждый из нас».

Апелляция по обжалованию избранной для А. Хаецкого меры пресечения будет рассматриваться в Одесском апелляционном суде (ул. Юрия и Ивана Лип, 24а) в четверг, 28 мая. Начало заседания – в 11:30.

«Предлагаю собраться по максимуму. А после завершения суда идти в прокуратуру области с вопросами», – призвал одесситов известный общественник Марк Гордиенко.

Фото Вячеслава Тенякова, областного управления ГСЧС, «Думской», Ирины Назарчук.

Информагентство "Вiкна-Одеса"

Реклама альбомов 300
Аккерманская крепость
Экологический университет 300х80