02.08.2018 | Общество

Бетон на колоннаде: скандал вокруг реставрации одесского памятника прокомментировали эксперты

Применение современных материалов в конструктивных элементах при реставрации памятников истории и архитектуры допустимо, – таково мнение ряда экспертов.

Перед реставрацией. Май 2017 г. Фото Олега Владимирского

Перед реставрацией. Май 2017 г. Фото Олега Владимирского

Июнь 2017 г. Фото Вячеслава Тенякова

Июнь 2017 г. Фото Вячеслава Тенякова

Июнь 2018 г. Фото Вячеслава Тенякова

Июнь 2018 г. Фото Вячеслава Тенякова

Одесса, Воронцовский дворе. Литография, 1830-е гг.

Одесса, Воронцовский дворе. Литография, 1830-е гг.

Колоннада Воронцовского дворца, 1913 г.

Колоннада Воронцовского дворца, 1913 г.

На сегодняшней пресс-конференции специалисты прокомментировали ситуацию вокруг реставрации памятника архитектуры национального значения – бельведер-колоннады Воронцовского дворца, передает корреспондент информационного агентства «Вікна-Одеса».

Напомним, в центре скандала одна из визитных карточек города оказалась, когда выяснилось, что проект реставрации, прошедший все согласования в Министерстве культуры, оказался «откорректированным».

Вместо того, чтобы заменить аналогичными деревянные балки, которые изначально, при возведении колоннады использовались на антаблементе (горизонтальной части бельведера, лежащей на колоннах), строители залили перекрытие бетоном.

Эти работы, проводимые «под покровом ночи», вызвали возмущение общественников и резкую критику (подробнее об этом читайте здесь). По словам известной одесской активистки Светланы Подпалой, «ночная заливка бетона увенчала псевдореставрацию памятника, последствия которой уже оценены специалистами, как уничтожение бельведера как памятника архитектуры».

Иную точку зрения озвучил сегодня национальный координатор IKKPIОМ (Международный комитет ЮНЕСКО, который занимается вопросами реставрации памятников истории и архитектуры, центр – в Риме), кандидат технических наук Анатолий Антонюк.

По его мнению, применение железобетона в конструктивных элементах при реставрации колоннады Воронцовского оправдано. Этот материал не увеличивает вес балки и повышает сейсмобезопасность строения.

«Применение такого конструктива повышает устойчивость и надежность объекта… Вопрос использования железобетона вместо деревянной балки не является таким важным или центральным, который мог бы привлечь внимание такого количества людей», – заявил специалист.

А. Антонюк напомнил, что памятник архитектуры, по требованиям государственных норм реставрации и международной хартии, должен сохраняться в том виде, в котором дошел до наших дней. Здесь необходимо понимать, что является элементом охраны, пояснил он.

В данном случае – с колоннадой – нельзя менять пропорции, планировочную структуру, функцию строения. При реставрации допускается использование современных материалов. Но если они видны, их необходимо отделить визуально. В колоннаде балка-перемычка между колоннами скрыта штукатуркой, и использование железобетона не влияет на визуализацию памятника.

«Таких примеров много в практики реставрации по всему миру. У нас самый яркий пример – музей Шевченко в Киеве, где все деревянные балки меняли на металлические», – добавил реставратор.

Он также отметил, что если и есть тема для обсуждения принятых решений, то это использование сланцевой кровли. «Сланец – достаточно дорогой и сложный в исполнении элемент. Трудно сделать, чтобы он не пропускал воду. И у него достаточно большой вес по сравнению с оцинкованной и медной кровлей. Но решение принято. Есть свидетельства, что такая кровля там была… И это решение будет реализовано», – заверил он.

А. Антонюка поддержали и другие участники пресс-конференции. Руководитель конструкторского отдела Украинского государственного научно-исследовательского и проектного института «УкрНИИПроектРеставрация» Николай Тупота рассказал, что год назад в институте проходил научно-технический совет.

Единогласно было принято решение о возможности изменения аутентичного материала в случае плохого состояния балок – на усмотрение проектировщика. «Принятые решения вписываются в современную практику реставратора», – считает он.

«Любая реставрация объекта, тем более такого, достаточно старого – определенный диалог архитектора и конструктора. В данном случае делается упор на жесткость конструкции, надежность и долговечность. Замена деревянной конструкции на более современные и удачные – нормальная практика. Здесь работают инженеры высочайшего уровня. Я бы к ним прислушался», – добавил кандидат архитектуры, доцент кафедры Приднепровской государственной академии строительства и архитектуры, член научно-методического совета по вопросам охраны объектов культурного наследия Миникульта Иван Ревский

А главный конструктор отдела «УкрНИИПроектРеставрации» Евгений Данилюк считает, что сейчас нужно не обсуждать материал балок, а скорее заканчивать работы, сделать водоотвод, чтобы осенью, во время дождей, не началось замокание колоннады.

Директор строительно-технологического института ОГАСА, научный руководитель НПЦ «Экострой» Владимир Суханов отметил, что при реставрации бельведера в первую очередь необходимо сохранить аутентичность памятника, «но в правильном понимании». В данном случае аутентичность сохранена почти на 100%. А, скажем, в случае с домом Русова – всего на 60%.

«К сожалению, реставрируя памятники, мы воспроизводим ошибки строителей прошлого. В колоннаде несущая стропильная система сохранена. Вопрос в кровле. Ее уклон не соответствует действующим нормам, вода не стекает наружу, а затекает внутрь через щели. Эту проблему заложил еще Боффо, она и стала причиной того, чтоб балки пропали. Мы предусмотрели гидроизоляцию, которую подложили по кровлю», – пояснил В. Суханов.

Воронцовский дворец – дворцовый комплекс резиденции генерал-губернатора Новороссийского края М. С. Воронцова.

Сам дворец был построен в 1827 году по проекту архитектора Ф.К. Боффо. Полностью дворцовый комплекс был окончен в 1834-м.

Является памятником архитектуры национального значения. Комплекс включает главное здание усадьбы, бельведер-колоннаду, манеж, хозяйственное крыло и Орловский корпус (разрушен бомбой в 1941 году; также в годы войны был уничтожен Зимний сад).

В 1935-1936 годы главное здание было преобразовано во Дворец пионеров. Его восстановление и реконструкция проводились после Второй мировой войны и в 1986-1988-м – после пожара.

В последующие годы в Воронцовском дворце при содействии меценатов проводили только текущий ремонт кровли и фасадов.

Реставрация памятника началась в 2017 году (подробнее о ней читайте здесь и здесь).

Как ранее сообщалось, руководитель группы архитектурного отдела Украинского государственного научно-исследовательского и проектного института Анатолий Изотов, прежде занимавшийся научным сопровождением работ, больше не участвует в проекте.

Как пояснил представитель компании-генподрядчика, теперь нужен специалист, «больше понимающий в технологии строительства, а не в оценке исторической ценности объекта».

Информагентство "Вiкна-Одеса"

Фотогармошка 300
Аккерманская крепость
Адвокат