Регби
Регби

16.01.2012 | Культура

Проект памяти одесситки, погибшей в теракте: «Не бойтесь, ставьте Яблонскую!»

В Одессе представят проект «Анна Яблонская. Возвращение» — в память об одесситке, год назад погибшей при террористическом акте в московском аэропорту «Домодедово».

Год спустя после трагедии в Домодедово Одесса снова заговорит о драматурге и поэтессе Анне Яблонской. Компания PROskurnia PROduction (при участии Экологического центра устойчивого развития Украины, Казацкого театра характерников «Отаман») представляет социально-культурный проект «Анна Яблонская. Возвращение». Основа проекта — спектакль «Террористы» по последней пьесе Анны Яблонской «Язычники». Премьерные показы состоятся в конце января в помещении Одесского академического украинского музыкально-драматического театра имени В. Василько.

Яблонская (1981—2011) трагически погибла во время теракта в аэропорту Домодедово 24 января 2011 года.

Официальные театры Одессы пока не решились подступиться к ее драматургии.

Но 13 написанных Анной пьес уже с успехом идут в театрах России (в нашем городе была только постановка драмы «Дверь» силами театра-студии «Тур де форс», где сама Аня начинала свою театральную деятельность). В ближайших планах этого же коллектива постановка еще двух произведений Яблонс­кой — «Четвертый закон Ньюто­на» и «Укол» (премьеры этим летом).

Теперь, ровно через год, она возвращается в родной город, в его культурное пространство — лебединой песней, последней пьесой.

В Одессе многие ждут этого возвращения.

***

— Она пришла к нам в журнал в феврале 2001-го, — вспоминает главный редактор журнала «Фонтан» Валерий Хаит. — Анечка, Аня, Анна Яблонская. Зашла — и словно солнце загорелось в нашем темноватом офисе от ее золотых волос. Принесла рассказ и, кажется, несколько стихотворений… Ну как не напечатать: такая красавица! Почи­тали и — о радость! Оказалось, что и написано хорошо: легко и весело. Так, как мы любим! К тому же — не забывайте — красавица!

С тех пор — года полтора-два — Анечка Яблонская у нас чуть ли не в каждом номере… Вдруг пропала… Звоним, ищем… Дозвонились наконец. Узнали: менеджером где-то работает. Да, пишет по-прежнему, но нет, не юмор, а эссе, пьесы… Честно говоря, не удивились, сразу было видно — серьезная девушка. Много раз еще звали, будущей веселой книжкой прельщали. Нет, не соглашалась. Характер!.. Потом услышали об ее успехах, публикациях в толстых журналах, победах в конкурсах молодых авторов. Порадовались: наша все-таки, в «Фонтане» начинала. Гордились… В вышедшем недавно в Москве третьим изданием томе «Большой фонтан одесского юмора», где собраны лучшие произведения наших авторов за десять лет, есть, конечно, и тексты Яблонской. Мало кто знает, что вскоре после ее гибели московский театр «Квартет И», наполовину состоящий из бывших одесситов, передал весь сбор от сыгранного спектакля Аниной семье. Ближайшее заседание литературного клуба «Зеленая лампа», которое состоится во Всемирном клубе одесситов 18 января в 18 часов, посвящается Аниной памяти.

***

— «Никуда не надо» — так называется одно из самых сильных и исповедальных эссе Яблонской, — говорит искусствовед Михаил Рашковецкий. — Впрочем, у нее все — исповедальное. И пьесы, и эссе, и стихи. К несчастью, я не знал Яблонскую, ее фотографии я увидел в Интернете только после теракта в Домодедово. Но я знаю ее, как себя. И ее мать, отца, режиссера, мужа, ее тайного принца на корабле с алыми парусами, явного мальчика, уехавшего на ПМЖ. Вместе с ней я был Гла­диль­щиком, редактором газеты бесплатных объявлений, охранником Ко­лей, мерчендайзером Ни­ко­лаем, волшебным евреем — администратором магазина электронной техники, Наташей, с ведром помидоров, риелтором Мари­ной и Боцманом, который может недорого и качественно наклеить плитку. Если поверит. Я жил и умирал с ними задолго до взрыва в Домодедово. И вместе с ними до смерти хотел верить, надеяться, любить. К счастью, я не знал Яблонскую. Поэтому могу не расставаться с ней. Просто она перестала писать. Бывает. Чехов тоже давно не пишет. Но почему-то вновь и вновь мы слышим печальный звук лопнувшей струны. Вначале я думал, что Яблонскую не ставят в наших театрах, потому что качественную драму режиссировать очень сложно. Но ставят же Чехова. И даже Шекс­пира. Поэтому я решил, что им трудно ставить абсолютно безжалостную и безысходную правду о самих себе.

Но чудес не бывает. Кроме одного — осмелиться и суметь сказать самую безжалостную и безысходную правду. И сделать это с любовью к людям. К самым разным людям — риелторам и паломницам, студенткам и их учителям, язычникам и священникам, даже к Паханам, Председателям колхозов и Чекистам, даже к насильникам и террористам. Но правду. Не бойтесь, ставьте Яблонскую! Ей, быть может, это уже не нужно. Это нужно нам. Другого выхода нет — только глухие стены.

***

Сейчас на сцене Одесского украинского музыкально-драматического театра имени Васылько проходят последние репетиции «Террористов». А год назад Анна летела в Москву получать премию журнала «Искусство кино» за пьесу «Язычники», представляющую собой душераздирающую историю из жизни отдельной, не слишком (может быть, пока?) типичной семьи, написанную сочным и живым языком. Стоило судьбе лишь слегка «поскрести» каждого героя, как на поверку он оказался язычником. Бабушка-бого­молка, безвольный отец семейства, потерявшая женское обаяние и милосердие мать, разочаровавшаяся в жизни юная дочь, крепко пьющий сосед — каждого из этих терроризирующих друг друга персонажей есть за что и полюбить, и возненавидеть.

Режиссер-постановщик, автор сценографической идеи (и продюсер) Сергей Проскурня говорит:

— Актуальность пьесы Анны Яблонской невозможно переоценить. Очевидно, автор продолжает линию психологической драмы Чехова, Арбузова, Вампилова. Идея моего спектакля родилась после успеха читки пьесы в рамках первой «Недели актуальной пьесы» в Киеве. Парадоксальным кажется, что в мире театра есть Одесса — не знающая своих талантливых детей.

Не раскрывая деталей творческого замысла, заметим, что визуальные решения небанальны, в костюмах героев сделаны неожиданные акценты, а в целом работа над проектом идет увлеченно.

В постановке заняты одесские актеры из разных театров. Участвуют: актриса театра юного зрителя Оксана Бурлай-Питерова (Марина), актеры украинского театра имени Васылько Галина Кобзарь-Слободюк (Наталья) и Павел Шмарев (Боцман), артист русской драмы Павел Савинов (Олег).

Репетируют увлеченно, словно всю жизнь бок о бок работали. В спектакле звучит музыка балета Игоря Стравинского «Весна священная», духовные тексты. Используется и ненормативная лексика. Что, конечно, придаст постановке «обаяние» скандала.

— Пятнадцать лет ни слуху ни духу! — кричит Марина в лицо Олегу. — Сын, внучка, как, что с ними, где! Куда там! Она ж у тебя святая, по монастырям таскается, а внучку родную повидать! Хоть бы раз с днем рождения поздравила! А теперь — на тебе — здрасьте! Приехала — божий одуванчик! Мало мне тебя, дармоеда! Мне Кристину надо на ноги поставить! Я же целыми днями по этим объектам... а потом у швейной машинки горблюсь, чтоб она доучиться могла!

Роль швейной машинки «исполняет» пока коробка из-под электрического чайника, а радиоприемник, который Олег слушает по ночам, временно подменен коробкой из-под чая. Но эту меру условности легко принять на фоне потрясающе достоверной, до боли жизне­подобной игры актеров. Кажется, что попал в гости к этим, в сущности, неплохим, но таким душевно глухим людям, более того, являешься их родственником и проживаешь с ними на одной площади, деться некуда, остается попробовать понять…

Эта пьеса изначально захватила меня как лавина! Крик автора: «Люди!!!! Давайте будем видеть друг друга, слышать друг друга, понимать, жалеть, любить! Не ищите решения проблем вовне, все в нас! Ведь жизнь нам дана для чего-то большего, чем просто жить!».

***

— Для меня эта пьеса, во-первых, возможность прикоснуться к хорошей драматургии, — говорит Оксана Бурлай-Питерова. — Мне нравится, когда можно читать между строк, когда хорошо выписаны роли. Во-вторых, работа с интересным режиссером, который находит неординарные и в то же время простые решения и знает, что он хочет.

В-третьих, это общение с актерами из разных театров и даже аматорами, обмен опытом.

Участие в этой пьесе — прежде всего попытка предотвратить ошибки других людей! Попытка обратиться к зрителям с призывом: «Остановитесь, что же мы творим! Мы забыли, что мы живые, в кого мы превратились, что для нас есть главное и что для нас есть истина! Давайте будем внимательными друг к другу, давайте понимать друг друга с полуслова, давайте сейчас поймем, что есть истинные ценности! Чтобы не было поздно и чтобы не было мучительно больно…

***

На премьере ожидаются именитые гости. Драматурги Михаил Угаров, Николай Ко­ля­да, Вячеслав Дурненков, На­талья Ворожбит, Максим Курочкин, которые поделятся воспоминаниями о талантливой одесситке. Обаяние скандала предстоящей постановке придает отнюдь не только использование обсценной лексики — многих предполагаемых участников проекта отпугнула глубина проекта, пронзительность духовных поисков дра­матурга, планетарность прозрений, непредвзятое отношение к религиозности, вере в чудеса (которые в пьесе все же про­исходят)… Для Одессы все это пока как-то слишком. Но мы ведь договорились: не бояться!

Мария ГУДЫМА, «Зеркало недели. Украина».

Читайте также:

В Одессе представят проект «Анна Яблонская. Возвращение»

В Москве поставили радиоспектакль по пьесе одесситки, погибшей при взрыве в «Домодедово»

Сегодня в Туле – премьера спектакля по пьесам одесситки, погибшей при теракте

В Новгороде состоится премьера спектакля по пьесе погибшей одесситки

Сегодня в Москве пройдет вечер памяти одесситки погибшей, при теракте

В Москве почтят память одесситки, погибшей при теракте, и соберут деньги для ее семьи

«Нью-Йорк Таймс» об одесситке: «Голос драматурга, угасший во взрыве в Москве»

Сегодня в Петербурге пройдет вечер памяти одесситки, погибшей при теракте

«Гардиан»: Анну Яблонскую вдохновляли одесситы и их язык

Театральный критик о погибшей одесситке Анне Яблонской: «Она ужасно стеснялась своих успехов»

Президент Украины поручил МИДу помочь семье одесситки, погибшей при взрыве

Фотогармошка 300х250
Аккерманская крепость
Адвокат