Регби
Регби

11.11.2011 | Криминал

Мужчину, которого в Одессе разыскивали за неуплату алиментов, обвиняют в изнасиловании 12-летней девочки

В Днепропетровске 12-летнюю школьницу изнасиловал сожитель ее бабушки. Ребенка, появившегося на свет в результате преступления, воспитывают родители маленькой мамы и сама девочка

В жизни, конечно, может случиться всякое. Но если женщина, а тем более – молодая девушка пережила насилие, ей хочется только одного: забыть этот ужас, стыд и боль, как страшный сон. Чтобы ничего не напоминало о жутком происшествии, чтобы никто не посмел сказать: сама во всем виновата. Именно поэтому большинство жертв изнасилований не обращаются в милицию, даже родным не всегда рассказывают о случившемся. А если уж последствием такой «любви» стала беременность, стопроцентно от нее избавляются. Тем более что закон разрешает прерывать подобную беременность и на поздних сроках.

12-летняя Оля тоже побоялась рассказывать кому-либо о том, что сделал с нею новый бабушкин муж. А уж о том, что в ней зреет новая жизнь, наивная и домашняя девочка даже не догадывалась.

Семья, живущая на окраине Днепропетровска, мало чем отличалась от тысяч других городских семей. Родители вырастили сына и дочь, построили дом, а когда дочка Ира вышла замуж, купили ей небольшой домик по соседству. Так и жили в одном дворе. Пока молодые расширяли и достраивали новое жилье, подраставшая у них дочка много времени проводила у бабушки с дедушкой. Ребенок достался молодой семье тяжело — родившуюся семимесячной Олечку врачи еле выходили, даже гарантии на спасение не давали. Поэтому и папа с мамой, и бабушка с дедушкой надышаться не могли на ребенка…

Шесть лет назад в семью пришла беда — умер Ирин отец. А еще через четыре года не стало брата. Ирина очень жалела маму, старалась во всем поддерживать. «Мы как подружки всеми секретами делились, — вспоминает сейчас с обидой. — Мама была очень рассудительной, умной». А горечь в голосе — из-за любовника, который появился у Ириной матери через 40 дней после смерти сына. Конечно, 59 лет — еще не старость, Клавдии Ивановне хотелось, наверное, женского счастья.

— Но мы видели, что мужчине только мамины деньги нужны, — сетует Ирина. — Все родственники ее поступок не одобряли, — все-таки любовник на 17 лет моложе! А мама даже гордилась этим и шутила: «Чем я хуже Пугачевой?»

Они познакомились на рынке, где у Клавдии Ивановны – торговая палатка. Водитель-дальнобойщик, который привез товар, искал съемную квартиру – и хозяйка торговой точки предложила свою. Николай с первых дней повел себя как хозяин — и дома, и в бизнесе. Видя сияющие мамины глаза, Ира старалась не обращать внимания на замашки ее сожителя. Вскоре выяснилось, что в Одессе Николай бросил троих маленьких детей и разыскивается за неуплату алиментов. Дальше — больше. Когда в гости приехала его приемная дочь с ребенком, отношения падчерицы с отчимом неприятно озадачили Иру — как-то совсем не по-родительски Николай обнимал молодую женщину. Но Клавдия Ивановна стояла за него горой: и заботливый, дескать, и хозяйственный, и добрый. Ирина махнула рукой на мамино увлечение, тем более что нынешней весной появились новые приятные хлопоты.

Ира с мужем давно мечтали о втором ребенке. И вот, спустя 12 лет после рождения Олечки, Ира узнала: беременна! Муж, бывший водителем на международных перевозках, неплохо зарабатывал, и супруги ускоренными темпами стали достраивать свой дом. На втором этаже — в спальне и Олиной детской — начались отделочные работы. Оля тоже радовалась, что вскоре появится маленький братик. «Мама, — принесла она как-то журнал по вязанию, — посмотри, какие я свяжу малышу шапочку и носочки».

— Оленька вообще очень талантливая, — хвалится Ирина. — Учится отлично, хорошо рисует, много читает. Ее подружки уже на дискотеку ходят, а Оля – совершенно домашний ребенок, на улицу не выгонишь: от книг и компьютера не оторвать. Животных очень любит — за белой мышкой, которая живет в клетке, сама ухаживает. Единственный недостаток — немножко замкнутая, особенно это стало заметно в начале нынешнего года. Но у меня и папа такой был — неразговорчивый. Даже когда умирал от рака, я не слышала ни одной жалобы. К тому же возраст у дочки переходный, и я все списывала на это. Знать бы тогда, чем объясняются эти замкнутость и грусть…

12-летие Оли отметили 3 января всей семьей. Надарили подарков, в том числе и бабушка с гражданским мужем Колей поздравили. Поздно вечером Клавдия Ивановна забрала внучку в свой дом. Ира утром убежала на работу и увидела Олечку только вечером. Были каникулы, дочка целыми днями сидела, уткнувшись в книгу, и мама не мешала: пусть отдыхает.

— Я, конечно, заметила весной, что дочка немножко округлилась, — дрожит Ирин голос. — Но даже порадовалась. Она же худющая, ножки тоненькие — 12 лет не дашь. Подумала, что причиной полноты могла стать гормональная перестройка. Ведь проблем со здоровьем у Олечки никогда не было. В августе она, как все школьники, прошла медосмотр, никаких отклонений врачи не нашли. Но в сентябре, увидев на ногах и животике дочки белые вертикальные полоски, я забеспокоилась: откуда у ребенка растяжки? И повела Олю в детскую поликлинику, к эндокринологу. Та послала к гинекологу.

Визит в женскую консультацию Ира вспоминает с содроганием. Ощупав Олин животик, доктор с тревогой посмотрела на маму: «Там уплотнение, и довольно большое. Как бы не опухоль». У Ирины подкосились ноги. Десять минут, пока дочка была в кабинете ультразвуковой диагностики, показались вечностью. Когда врач вышла в коридор, у нее было такое испуганное лицо, что Ира чуть не потеряла сознание: «Значит, все-таки опухоль?..» Однако гинеколог произнесла что-то совсем немыслимое: «Держитесь, мамочка: у вашего ребенка 27-я неделя беременности. Такое в моей практике впервые…» Трудный разговор с Олей доктор взяла на себя. Оставшись наедине с девочкой, стала тактично расспрашивать, и школьница расплакалась: «Да, дядя Коля меня заставил».

— Я в коридоре лихорадочно перебирала в уме всех дочкиных одноклассников, — тяжко вздыхает Ира. — И думала, что это просто невозможно: они же все дети, да и разговоров о мальчиках Олечка вообще никогда не вела. А доктор, пригласив меня в кабинет, спросила: «Кто такой Коля, которому 42 года?» Тут-то я все и поняла… Получив заключение врача, мы сразу вызвали милицию. Я только одного боялась — чтобы мой муж, который примчался с работы, не убил негодяя. Но милиция приехала быстро и увезла его.

По словам Ирины, мамин сожитель кричал: «Клава, не верь, я голову могу на плаху положить — это не я!» Даже на колени встал. Впрочем, после допроса в прокуратуре все же признался: «Да, вступал с ребенком в половую связь, но она сама ко мне приставала. Наверное, насмотрелась в Интернете и решила попробовать».

После таких признаний Амур-Нижнеднепровский суд подозреваемого в изнасиловании ребенка мужчину выпустил… на подписку о невыезде. И хотя прокуратура опротестовала это решение, Николай по сей день гуляет на свободе. Спокойно ходит мимо дома, где живет обесчещенная девочка. Зато Оля боится выходить даже в собственный двор.

Неприятностей хватает теперь всем: и учителям, и врачам, которые вовремя не заметили беременность. И родителям Оли: папа за эти два месяца совсем поседел, а мама потеряла на шестом месяце беременности сына, которого так долго ждали (врачи говорят – из-за сильного стресса). И самой девочке, у которой отобрали детство. Да и бабушке сегодня несладко: она то ругает сожителя, то умоляет дочку забрать заявление из милиции и простить Колю. Сам же виновник трагедии воспрянул духом и надеется, что отвечать будет совсем по другой статье — не за изнасилование несовершеннолетней, где наказание, как за убийство — от 8-ми до 15 лет. А по статье 155 Уголовного кодекса («Половые сношения с лицом, не достигшим совершеннолетия»), по которой виновный карается ограничением или лишением свободы на срок до пяти лет. Откуда такая уверенность, родители изнасилованной девочки понять не могут.

— Я сама человек добрый, многое могу простить, — едва сдерживает слезы Ирина. — Да и суд имеет право простить человека, если он кого-то нечаянно сбил на машине или ранил случайно. Но этот подонок поглумился над моим единственным ребенком, просто использовал беззащитное существо. А теперь пытается ее оклеветать! Даже если допустить такую нелепую мысль, что Оля сама приставала, как должен был поступить человек, у которого есть свои дети и даже внуки? Отругать ребенка или, в конце концов, мне сказать, что дочка себя неправильно ведет. Ведь ясно же, что не могла 12-летняя девочка, еще куклы на уме, соблазнять мужчину, которого формально считает своим дедом!

Дочка все эти месяцы просто в шоке находилась от стыда и страха — Николай ведь ее еще и запугивал, чтобы никому не проговорилась. Моя мама каждый день ходит и просит, чтобы мы простили, забрали заявление — тогда, мол, мужчину осудят условно. Но Николай же не просто вступил в связь с несовершеннолетней, он над ребенком надругался!

После того как гинеколог поставила 12-летней Оле такой редкий в этом возрасте диагноз, девочку сразу положили в роддом на сохранение — делать аборт или вызывать искусственные роды было поздно. Медики решили, что обойдутся без кесарева сечения и Оля будет рожать естественным путем.

— Просто панически боялась, что Олечка с этим не справится, — заново все переживает Ирина. — Мы думали, что до родов еще есть время. Но детский гинеколог немного ошиблась, и это естественно. Ведь организм 12-летнего ребенка всеми силами сопротивлялся этой беременности, не зря же Олино состояния никто не заметил ни в школе, ни дома. Уже через две недели после госпитализации нам позвонили вечером из роддома: начались схватки. Мы с мужем помчались туда.

Наш папа побоялся присутствовать при родах — переживал в коридоре. А я все это время была рядом с дочкой. Врачи так правильно, так бережно вели Олечку к рождению ребенка, что около трех часов ночи все закончилось благополучно. Когда мне дали в руки малышку, у меня даже сомнения не возникло, забирать или нет. Это же наша кровиночка, пусть и доставшаяся такой ценой!

Дашенька (такое имя выбрали для внучки бабушка с дедушкой), хоть и весила целых три килограмма, но была крошечная, как котенок. В отдельной палате, где лежала с дочкой и внучкой, всю заботу о малышке Ирина взяла на себя — Олечка была слишком слаба. Но, на удивление, материнского молока ребенку хватало. Оля и сегодня кормит дочку грудью — три раза просыпается ночью, утром перед школой, а на обед оставляет маме сцеженное молочко. После всех этих хлопот бежит в школу, где никто, кроме классного руководителя и директора, не знает, что ученица – уже мама. Программу за пропущенные полтора месяца занятий девочка практически наверстала.

Я разговариваю с Ириной и Олей на небольшой кухоньке недостроенного дома. О стройке теперь надолго придется забыть. Ира уволилась и сидит с внучкой. Да и главе семейства пришлось перейти на городские перевозки, что оплачивается намного ниже. Но Виктор понимает, что сейчас он — единственная защита у своих девочек, ведь обидчик живет рядом, в соседнем доме.

— Оля оказалась очень хорошей мамочкой, — передает девочке в руки туго запеленутого ребеночка Ирина. — Мы даже решили в свидетельство о рождении Даши записать ее мамой, а моего мужа — папой. Хотя нам, конечно, придется оформлять опекунство над девочкой.

И пока худенькая, бледная, с кругами под глазами – от недосыпания – Оля кормит дочку, уединившись в единственной комнате, Ира хвалится внучкой: «На днях ей уже месяц исполнился. Вес хорошо набирает, щечки округлились, складочки появились, уже головку держит и улыбается во сне. Слава Богу, на Олечку в детстве похожа: носик, губки — все ее». То, что в свои 35 лет Ира стала бабушкой, женщину нисколько не смущает: «Будут расти вместе — и дочка, и внучка!»

Но к радости в голосе примешивается горечь: еще неизвестно, чем обернется для Оли эта встреча с негодяем. Сможет ли когда-нибудь полюбить, поверить мужчине? Родители делают сейчас все возможное, чтобы дочка не чувствовала себя униженной, не похожей на ровесников. И житейской мудрости, доброте этих простых людей можно только поражаться…

P. S. Все имена в публикации изменены по этическим соображениям.

Фотогармошка 300х250
Аккерманская крепость
Адвокат