Дякую
Дякую

06.03.2017 | Общество

«Ханум» в Одесском театре музкомедии: скучно не будет никому (фото)

В Одесском академическом театре музыкальной комедии им. М. Водяного с большим успехом прошла премьера мюзикла «Ханум» по одноименной пьесе Авксентия Цагарели.

 Режиссер постановщик Дмитрий Белов и Лиза Дюльгер. Фото Дианы Орловской

Режиссер постановщик Дмитрий Белов и Лиза Дюльгер. Фото Дианы Орловской

Кем бы вы ни были – поклонниками известной, ставшей хрестоматийной постановки этой пьесы Георгием Товстоноговом в БДТ, или любителем нового, современного театра, можно обещать одно – скучно вам на этом спектакле не будет.

По сцене ездит «запорожец» (куплен специально для этого спектакля), летают дирижабли, поворотный круг превращает сцену то в обветшалый дом князя Пантиашвили, то в особняк богатого купца Микича, то в серные бани, то в Авлабарский рынок – действие не останавливается ни на минуту. Актеры поют, танцуют, дурачатся и откровенно получают удовольствие от всего происходящего. И это радостное настроение балагана передается зрителям.

Спектакль получился остросовременным. И не за счет декораций, костюмов или технического «переноса» действия в наше время. Костюмы и декорации откровенно гротесковые, вневременные. «Запорожец» из 1960-х годов спокойно уживается с дирижаблями начала прошлого века.

У Соне, дочери Микича, из-под пышной юбки «девушки из приличной семьи» выгладывают бриджи с хлястиками, племянник князя Коте щеголяет в шортах, князь Пантиашвили и его слуга Тимоте – во фраках, а свахи Ханум и Кабато наряжены в брючные костюмы. Ханум еще и носит перчатки с высокими крагами, какие надевали первые автомобилисты.

Спектакль современен за счет характеров героев. Соне – не нежная «девочка-ромашка», падающая в обморок по любому поводу, а решительная, умная, не привыкшая слышать отказ дочь «нового армянского». От отца она унаследовала деловую хватку и привычку идти до конца в достижении цели. Ханум и Кабато – не пожилые грузинские матроны, какими мы привыкли их видеть в товстоноговской постановке, а современные деловые женщины средних лет. Сегодня их легко было бы представить успешными риэлторами.

Да и сюжет пьесы, оказывается, весьма современен. Выбившийся из грязи в князи (возможно, не совсем законным способом) бывший сапожник и ростовщик Микич Котрянц – один из самых богатых людей тбилисского района Авлабар.

Микич живет по принципу: «выгодно купить, выгодно продать, чтоб поменьше дать, чтоб побольше взять». Для него и единственная дочь – товар, который можно с выгодой продать старому князю. Заветное желание Микича – «легализоваться» в приличном обществе, где свысока поглядывают на нувориша, несмотря на все его богатства. Не правда ли, знакомая картина?

Микич (актеры Виталий Платов и Денис Фалюта) и его приказчик и дальний родственник Акоп (Владимир Кондратьев и Сергей Мильков) – люди опасные. Ощущение опасности исходит от них, едва эта парочка подкатывает на автомобиле к дому Пантиашвили.

Хотя в первых сценах они еще улыбаются, стараясь обаять князя. Угрожать Микич начнет позже – когда князь, обманутый хитрой Ханум, отказывается жениться на Соне. И от этих угроз не смешно, чувствуется, что это – не пустой звук. Микич и убить обидчика может…

Большая проблема театров – и юных, и пожилых играют «звезды» в возрасте от 40 до 50-ти лет. Режиссеры рассчитывают на то, что из зрительного зала возраст не виден, а зритель «клюнет» на громкие имена. И при взгляде на иную Джульетту зритель зачастую повторяет за Ильфом и Петровым: молодая была немолода…

Создатели спектакля «Ханум» счастливо избежали этой ошибки. 14-летнюю Соне все три премьерных дня играла 16-летняя ученица одесской гимназии № 5 Лиза Дюльгер. На смену ей другие дни будет выходить также молодая актриса Ольга Кононцева. Надо отметить, что Лиза в Театре музкомедии играет с 9-ти лет. Ранее зрители могли ее видеть в роли одного из близнецов в «Кентервильском привидении». Несмотря на юный возраст, она продемонстрировала великолепные актерские качества и вокал.

Коте, который дает Соне уроки музыки и хороших манер, также играют молодые актеры – Александр Кабаков и Александр Прокопович. Последний запомнился зрителям «Бала в Савойе» великолепным исполнением канцоны «Вернись в Сорренто».

Заглавную героиню сыграли Ольга Оганезова и Ирина Ковальская, а ее соперницу Кабато – Ирина Гусак и Олеся Перекальчук. Все четыре актрисы настолько обаятельны, энергичны и искрометны, что не вызывают недоумения желание Акопа жениться на Ханум и ухаживания Тимоте за Кабато.

Прекрасно вписались в спектакль (сестра князя Пантиашвили Текле) и некогда блиставшие в главных ролях, а сегодня все реже выходящие на сцену Тамара Тищенко и Виктория Фролова (не в каждом спектакле есть роль для «возрастной» актрисы).

Актеры не единожды срывали аплодисменты зрителей и вызывали смех в зале. Чего стоит только сцена, где Коте учит бабушку Соне Сару (ее играет тот же актер, что и Акопа) танцевать вальс. Или сад при доме Пантиашвили, уставленный «скульптурами» – обложенными подушками для пущей пышности форм девушки, застывшие в «изящных» позах.

Развеселила сцена, в которой Акоп учит Соне обольщать потенциального жениха: «улыбнись, будто аванс даешь, глазки строй – будто кредит открываешь», да и так ни разу и не показавшаяся на сцене Гулико Махнадзе (ее возраст волей Ханум в ходе спектакля увеличивается с 30-ти до 85-ти лет), которая в конце концов, решает повременить с замужеством, чтобы «обдумать новые перспективы».

Последние сцены спектакля – герои за свадебным столом, они же – улетающие на дирижабле, вызывают в памяти примитивистские картины Нико Пиросмани. И это придает спектаклю гораздо больший грузинский колорит, чем наигранный акцент, которым грешат многие постановщики и от которого решили отказаться авторы спектакля. Вот только Тимоте перед отлетом на дирижабле зачем-то напевает «Чито-гврито, чито-маргарито», чем сбивает настрой спектакля, вызывая ненужные здесь ассоциации.

Отдельно стоит отметить прекрасную работу художника-постановщика Станислава Зайцева, сумевшего создать неповторимую атмосферу этого спектакля, и хореографа Марины Суконцевой, заставившей танцевать всех – от кордебалета до хористов.

Инна Кац, фото Олега Владимирского.

Информагентство "Вiкна-Одеса"

Фотогармошка 300х250
Аккерманская крепость
Адвокат