06.06.2013 | Культура

Одесский оперный: четыре премьеры одного фестиваля

Если в Одессе штормовое предупреждение еще актуально, то для II Международного фестиваля искусств в Одесском национальном академическом театре оперы и балета самые большие треволнения уже позади.

Нет, это не значит, что фестиваль закончился. Но, за исключением многострадальной «Турандот» (истинные поклонники театра историю интриг вокруг этой постановки помнят хорошо) от режиссёра-постановщика Кристиана фон Гётца и художника-постановщика Лены Брексендорфф (Германия), остальные фестивальные вечера обещают быть вполне классическими. Безусловно — интересными, качественными, с потрясающими солистами, но без вкусовых потрясений. А за плечами второго (и, будем честны, скорее, по политическим мотивам, внеочередного) фестиваля искусств в Одесской опере — четыре разноплановых премьеры, о которых критика то громче, то тише высказывается на разные голоса.

Ураган, не позволивший фестивалю стартовать в положенный срок опен-эйр, «подарил» честь открытия потрясающей музыке Игоря Стравинского. Тем самым, было отмечено не только начало одесского праздника искусств, а и 100-летие премьеры «Весны священной». Два одноактных балета – «Весна священная» и «Жар-птица» Стравинского вызвали у публики шквал восторгов. Надо признать, для местной сцены не свойственны ни пластика, предложенная постановщиком Георгием Ковтуном, ни (до недавнего времени) такой исполнительский уровень.

Впрочем, есть и вопросы. Откуда в балете по мотивам русской сказки появились два Кащея, то слитых воедино, то распадающихся и роняющих заветное яйцо? Почему у Кащеев, что по сути скелеты, столь выразительная паучья пластика? Зачем подменять 100-летний балет почти цирковыми трюками? Это все о «Жар-птице». К «Весне священной» лично у меня претензий меньше. За исключением, пожалуй, финала. Это как в российских сериалах: вначале авторы несколько долгих сезонов плетут интриги со стрельбой и любовью, а потом за одну серию всех или женят, или убивают. Тут тоже «все умерли». Но про это мы смутно догадываемся, потому что на сцене Юноша и Возлюбленная просто невзначай теряются в массовке. Как-то смазано и несерьезно.

Но это – придирки эстетов-перфекционистов, а у театра случилась громкая премьера-открытие с авангардной постановкой, красочными костюмами, прекрасной музыкой и ПОТРЯСАЮЩИМ оркестром под управлением главного дирижера театра, народного артиста Республики Молдова Александру Самоилэ.

Тут остановлюсь особо. Пару лет назад сын моей подруги (тот самый эстет-перфекционист, который заметит любую шероховатость), посетив «Травиату», разочарованно диагностировал театру (вернее, его оркестру и вокалистам) «преступную и беспросветную провинциальность без надежды на прорыв». Через некоторое время, придя с партитурой на ту самую «Турандот», которую одесский зритель увидит в рамках нынешнего фестиваля, он великодушно отметил, что «оркестр сделал большой шаг в развитии, хор вселяет оптимизм, да и с солистами можно работать».

При этом сценография осталась без внимания, потому что наш «зритель» весь спектакль сверял музыку с нотным оригиналом, оценивая, насколько дирижер упростил произведение Дж. Пучинни под возможности местного коллектива. И вот теперь мы таки видим тот самый нежданный прорыв, когда звукоизвлечение перерождается в волшебство. И тогда можно даже закрыть глаза и бесконечно наслаждаться композиторским гением. Так уже было на «Вселенной Вагнера», не имеющей отношения к фестивалю, но наглядно показавшей потенциал оркестра. Так было на балетах Стравинского, и – о, чудо! – так произошло на опен-эйре Карла Орфа.

В моем «банке впечатлений» две Carmina Burana — минская, отработанная многими годами на сцене Национального академического театра оперы и балета Республики Беларусь, и наша, премьерная. Сам Орф в 1937 году, после премьеры кантаты писал своему издателю: «Всё, что я до сих пор написал, а вы, к сожалению, издали, можете уничтожить. С Carmina Burana начинается мое собрание сочинений».

Минский театр использует постановку и либретто хореографа, Народного артиста СССР и Беларуси, лауреата Госпремии Республики Беларусь Валентина Елизарьева – первого, кто перевел концертное исполнение на язык пластики, подарив кантате Орфа сценическую жизнь. Одесской Carmina Burana жизнь подарил режиссёр-постановщик, заслуженный деятель искусств России Валерий Раку, известный публике по постановкам на открытых площадках – массовым и зрелищным.

Это две разные Carmina Burana. Та, минская, была сценической, более камерной. Партии Поэта, Влюбленной, Блудницы и Аббата были узнаваемы и объемны. Хор был штучный, ваганты, их подруги, монахи и грешницы рисовали образы Средневековья тонко, филигранно. В Одессе, подле Морского музея образы Средневековья оживали на заднике, являя публике творения художников той эпохи. И, надо сказать, эта, техническая часть постановки (особенно учитывая ураган перед премьерой) тоже была исполнена филигранно точно.

Наверное, с учетом уличного действа для почти тысячи зрителей, хореографии тоже можно отдать должное. Но мне в этом смысле все же милее минский вариант. А вот хоры (театральный и детский хор «Жемчужины Одессы»), оркестр и солисты (Надежда Сычук (сопрано), заслуженный артист Украины Владислав Горай (тенор), Александр Стрюк (баритон) – выше всяких похвал. Это уже тот уровень, который можно показывать на зарубежных фестивалях, не боясь уронить лицо театра.

Еще одна приятная премьера — «Алкид» Дмитрия Бортнянского. Эта опера была написана для солиста-кастрата, а позже считалась утерянной. В Одесском оперном роль Алкида исполнила Заслуженная артистка Украины Ирина Берлизова. Причем, солистка не только справилась с вокальной частью, но и мужскую пластику передала достойно.

Не уверена, что эта опера будет часто встречаться в репертуаре нашего театра, но она, как и презентованная прежде «Служанка-госпожа», безусловно, может стать изюминкой, подаваемой публике на малой сцене «Бельэтаж». Для премьеры школа им. Столярского даже одолжила театру настоящий клавесин!

Премьеру «Алкида» нельзя в полной мере считать спектаклем, т.к., по признанию дирижера-постановщика Оксаны Лынив, это концертная версия с некими вкраплениями сценографии для того, чтоб «опера обрела зрелищность». Зрители подарок оценили и встретили постановку овациями.

Ну и, завершая беглый обзор премьер фестиваля, нельзя не упомянуть о костюмах. Крымская художник по костюмам Злата Цирценс, Елена Лесникова и наш Сергей Васильев добавили премьерам зрелищности. Остается только поражаться самоотверженности всех, кто задействован в этом празднике искусств, ведь коллектив театра подготовил фестиваль всего за полгода. Тем приятнее, что одесситы с честью прошли это испытание.

Наталья Шестакова, клуб журналистов «Ять»,

фото Олега Владимирского.

Фотогармошка 300х250
Аккерманская крепость
Адвокат