21.06.2012 | Город

Управление охраны объектов культурного наследия проиграло суд по делу об одесском доме Либмана

Суд отказался обязать коммунальные службы Одессы привести в надлежащий порядок дом Либмана на улице Преображенской и в дальнейшем содержать объект, передает корреспондент агентства «Вікна-Одеса».

Об этом сообщила журналистам начальник регионального управления охраны объектов культурного наследия Наталья Штербуль. Напомним: доходный дом Либмана — памятник архитектуры местного значения. Здание было построено в 1887 – 1888 годах по заказу предпринимателя Бернгарда Либмана, с 1867-го производившего и реализовывавшего в Одессе хлеб и кондитерские изделия.

Дом был известен в Одессе благодаря расположению в нем пекарни и кондитерской, а также кафе с бильярдными (оборудованными отдельно от общего помещения) — кофейни Либмана. Кафе пользовалось особой популярностью у одесситов, поскольку было оснащено по последнему на то время слову техники — в частности, электрическим освещением. И само здание, и кафе описаны в произведениях Александра Куприна, Валентина Катаева.

Дом «граничит» с еще одним памятником архитектуры — печально знаменитым Домом Русова, серьезно пострадавшим от сильного пожара в октябре 2009 года. В последние годы дом Либмана, в котором, к слову, также недавно случился пожар, находится в аварийном состоянии, требует реставрации.

Определить дальнейшую судьбу памятника управление охраны объектов культурного наследия надеялось в судебном порядке, выступив истцом в данном деле. По словам Н. Штербуль, судебное заседание многократно переносилось — из-за того, что не удавалось собрать всех сособственников и ответственных за состояние здания структуры. А это коммерческая фирма, входящая в «Инкор Групп» (компания, принадлежащая известному одесскому бизнесмену Руслану Тарпану), частные лица — владельцы квартир, которые постоянно жаловались в управление на то, что строение разрушается, представители Приморской райадминистрации и обслуживающей компании — ЖЭУ «Ренесанс».

«Я не знаю, на каком основании отказал нам суд — судья озвучил только результативную часть. Но если бы спросили мое мнение, я бы ответила — основанием для принятия такого решения стало полное безразличие к этому объекту — памятнику архитектуры. У нас много говорят о культурном наследии, а когда доходит до конкретных действий, максимальное, на что способны — найти крайнего. Я ответственно заявляю: управление охраны объектов культурного наследия на эту роль не подходит», — заявила Н. Штербуль. По ее мнению, управление не требовало ничего невозможного — только заставить коммунальщиков выполнять их обязанности.

Она отметила, что прежде ее ведомство исчерпало все предусмотренные законом возможности воздействия государственного органа на владельцев двух «болевых точек» — домов Либмана и Русова. Оставалось лишь обращение в суд. Но если в случае с домом Русова суд принял сторону государства и обязал собственника подписать охранный договор, в котором был прописан план-график работ, необходимых для сохранения здания, то во втором случае управление дело проиграло. Ставить же вопрос об изъятии у собственников памятника архитектуры госорган не может. Во-первых, он не освобожден от уплаты госпошлины при подаче такого иска в суд, во-вторых — в этом случае необходимо внести залог в размере стоимости строения. А таких денег у управления нет, объяснила Н. Штербуль.

Информагентство "Вiкна-Одеса"

Фотогармошка 300х250
Аккерманская крепость
Адвокат