10.08.2020 | Культура

Человеку нужны бабушки. В Одесском ТЮЗе работают над «Левушкой»

Открытые читки пьес давно стали самостоятельным театральным жанром. Практикуются они и в некоторых одесских театрах. Первым начал их проводить Театр юного зрителя им. Ю. Олеши.

Некоторые пьесы после читок нашли свое сценическое воплощение в театре. Так случилось с «Клятвенными девами» по пьесе Олега Михайлова. Готовится к постановке «Зависть» по повести Юрия Олеши (ее впервые зрители услышали на читках весной прошлого года).

С «Левушкой» по одноименной повести украинского писателя Анатолия Крыма сложилась обратная ситуация. Еще в конце 2019 года театр провел переговоры с писателем о постановке одного из его произведений. А. Крым предложил «Левушку». Он давно хотел, чтобы эта повесть была поставлена в одном из одесских театров, но – не складывалось. И вот теперь ее взял к инсценировке ТЮЗ.

Но, к сожалению, карантин и вынужденный простой внесли корректировки в планы театра, и к работе над спектаклем приступили позже, чем планировалось. Да и дату премьеры назвать пока невозможно – одесским театрам областные власти не разрешают играть в закрытых помещениях. А потому было принято решение показать зрителям на летней сцене, по словам режиссера-постановщика Натальи Прокопенко, набросок, эскиз будущего спектакля.

А. Крым – автор многих замечательных пьес, но театры больше всего почему-то любят ставить абсолютно не сценическую повесть «Левушка». Очевидно, потому что по силе эмоционального воздействия на зрителя она превосходит многие драматические произведения. Эта повесть – о любви, о взрослении, поисках себя. О ребенке, выросшем согретым любовью двух бабушек – еврейской Розы (ее великолепно сыграла заслуженная артистка Украины Валентина Губская) и украинской Даши (в этой роли весьма убедительна заслуженная артистка Валентина Гульченко). Той любовью, которая поддерживает, помогает выжить в любых ситуациях.

Действие повести – и пьесы – происходит в годах 1960 – 1970-х в доме на киевском Подоле, но с таким же успехом это могли быть и одесские Молдаванка или Слободка: «Неизвестно, какой архитектор нафантазировал это нагромождение деревянных скворешен в два этажа, скрипучих лестниц, полутемных переходов с подгнивающими досками. Дополнением к его зодческим фантазиям служил маленький, с непременным столом, вкопанным в землю четырьмя корявыми пеньками и отполированными до блеска лавками дворик, окруженный высоченным забором, за которым была скрыта от постороннего глаза бурная жизнь многодетных семей. Как правило, семьи эти состояли в близким родстве, сам же дом, первоначально задуманный, как добротное одноэтажное строение, начинал возводить один из удачливых дедов-прадедов, а поскольку потомки старательно воплощали в жизнь библейскую заповедь «плодитесь и размножайтесь», то каждому сыну или дочери перед свадьбой пристраивалась отдельная комната, и тогда дом расширялся, карабкался вверх мансардами и чердаками, пока не выяснилось, что дальше строить некуда, дальше забор, а за ним улица, и тогда в комнатах ставились перегородки, примусы выносились на лестницы, которые в свою очередь срочно обшивались рамами и превращались в кухни».

В этом дворике живет маленький мальчик Левушка (Александр Давлятян). Родителям не до него: их единственная страсть – кино. Другие ребята не берут Левушку в свои игры – слишком неуклюж и неповоротлив он. И только бабушки, ненавидя друг друга, обожают единственного внука и воюют за его любовь и внимание. По пятницам Левушка ходит с бабушкой Розой в синагогу, по воскресеньям с Дашей – в церковь. И от каждой получает рубль за молчание. Сначала мальчик соглашается ходить с бабушками, потому что ему очень уж хочется иметь карманные деньги – сперва по 20 копеек на мороженое, потом – собрать на велосипед или даже на мотоцикл. А затем, затем ему начинает казаться, что священник (Михаил Малицкий) и раввин (Игорь Тильтиков) – это его сгинувшие на войне дедушки. И мечтает Левушка, что когда-нибудь бабушки приведут их домой, объявят, что нашли своих мужей, и помирятся – а все благодаря ему, Левушке. А еще он очень хочет увидеть Бога.

Бабушка Роза умерла, когда Левушка проходил службу на флоте. Приехать на похороны он не смог – когда она умерла их подводная лодка шпионила за американским авианосцем, и письмо родителей пролежало на базе флота три месяца. «И ему оставалось только вспоминать ее ласковые руки, пытливый взгляд и по-прежнему чувствовать огромный океан ее любви, в котором ему было так уютно и хорошо. Даже сейчас».

А бабушка Даша дождалась внука. И, когда она умерла, Левушка всеми правдами и неправдами добился, чтобы ее похоронили рядом с Розой. И только после похорон он понял что-то очень важное о своих бабушках, о их любви, о себе самом.

«Но ведь есть же люди – он читал об этом, верил в это! – которые проникали в многие тайны и даже видели Бога. Старый раввин сказал, что надо идти к Нему, тогда дорога будет короче, но куда идти? Его проводницы мертвы, да и они успели подвести лишь к крылечку… Как же он не догадался об этом раньше! Ведь они буквально разрывали его на части, водили каждая к своему богу, чтобы показать Ему его, Левушку, чтобы Бог передал весточку дедушкам, которые не вернулись с той проклятой войны, передал, что не оборвалась связь, что вот здесь, в храме, а потом в синагоге стоит их маленькое, сопливое продолжение и испуганно таращится на людей, которые верят, что три десятка торопливо произнесенных слов изменят что-то, очистят, подарят надежду. А он, пятилетний мальчуган, и был живым утешением для двух суровых и удивительно добрых старух, и каждая верила, что не все потеряно, и сейчас, когда он остался один – растерянный, не знающий как жить, ради чего жить – он вдруг почувствовал огромное желание стать для многих пока еще незнакомых людей таким же утешением и надеждой, каким он был для своих бабушек».

Хотя «Левушка» был показан в рамках проекта «Открытые читки», зрителям представили уже практически готовый спектакль – с декорациями, очень удачной хореографией Евгении Штекель, мелкими деталями, создающими атмосферу патриархального двора на Подоле, Молдаванке, Слободке, Пересыпи (нужное – подчеркнуть). Не последнюю роль в этом сыграл (в буквальном смысле слова) Алексей Межевикин. Его практически бессловесный персонаж был очень колоритен – в вечной майке-алкоголичке, кепке, с приклеенным к нижней губе окурком…

С нетерпением ждем возможности увидеть окончательный вариант спектакля на сцене театра.

Инна КАЦ.

Фото Олега ВЛАДИМИРСКОГО.

Информагентство "Вiкна-Одеса"

Реклама альбомов 300
Аккерманская крепость
Экологический университет 300х80