03.08.2020 | Город

О сооружении мостовых в Одессе

Требования спасти «исторические мостовые» звучат в Одессе регулярно. Как только начинается ремонт дороги, на которой сохранилось каменное покрытие «с раньшего времени», вокруг возникают неравнодушные граждане.

Уверенные, что совсем скоро это место обязательно закатают в асфальт, они грустно рассказывают о камнях, которые в Одессу когда-то специально привозили в трюмах кораблей, тяжко вздыхают об идеальных одесских дорогах, сплошь замощенных этим камнем. Тыкая пальцем в отполированные бруски, выпирающие в разные стороны из дождавшейся ремонта мостовой, они, убежденные, что именно их привезли когда-то корабли, обличительно вопрошают: доколе? Доколе наш город будет терять свою историческую привлекательность, потворствуя исчезновению исторической брусчатки с одесских дорог?

Одесские улицы начали планомерно мостить камнем с середины позапрошлого века. Специально созданный «Комитет о сооружении мостовых» определял, что в 1866 году надо шоссировать два квартала по Екатерининской (между Греческой и Почтовой), Преображенскую (от Базарной до кладбища), Сабанеев мост (от Екатерининской до Надеждинской). Каменщикам определили работу также на Надеждинской, Херсонской, Рыбной и Ришельевской. В следующем, 1867 году работы предполагались на Торговой и Греческой, также следовало замостить дорогу от Дерибасовской вокруг собора и «от подошвы Польского спуска, где кончается булыжная мостовая, до последних ворот карантина, что против карантинного мола». И так далее.

Работы велись без спешки, но настойчиво, так что в 1905 году Григорий Москвич в своем путеводителе по Одессе отмечал, что «в настоящее время замощена вся центральная часть города, почти вся Молдаванка, главные улицы Пересыпи и Слободки-Романовки, а также многие пригородные дороги; в общем, уже и теперь значительно более 80% всех городских улиц и предместий замощены, остальные улицы ждут лишь своей очереди замощения, что и будет исполнено в самом ближайшем будущем. Улицы центра и важнейшие улицы предместий замощены формованными гранитными кубиками, остальные — гранитными осколками. Таким образом, весь громадный город, за малым исключением, закован в мощеную гранитную броню, делающую Одессу совершенно свободной от уличной грязи и пыли, которыми так славилась Одесса в доброе старое время».

Гранитные кубики, упоминаемые в тексте путеводителя, — на самом деле бруски прямоугольной формы, так называемая брусчатка, до сегодня покрывающие многие улицы города. Одесситам потребовалось несколько десятилетий проб и ошибок, чтобы эту брусчатку предпочесть всем иным видам дорожного покрытия.

Кандидат технических наук Сергей Бугаев, не один год проработавший в Одесской государственной академии строительства и архитектуры (ОГАСА) на кафедре автомобильных и аэродромных дорог, рассказывает, что в попытках сделать улицы Одессы проездными и проходимыми, испробовано было все: от обычных грунтовых дорог и таких же дорог, но присыпанных битым ракушняком (он создавал пыль, но при дожде дороги все-таки меньше «расквашивались»), — до дорожных плит из камней с пуццолановым цементом (изобретение древних римлян на основе молотого вулканического пепла). А еще одесские улицы пробовали покрывать деревянными брусками (по ним было замечательно тихо ездить экипажам на лошадиной тяге, но из-за свойства дерева впитывать влагу и нечистоты, такое покрытие было непрочным и воздух явно не озонировало). Использовать пытались даже керамику.

Небольшой участок, вымощенный желтым клинкерным кирпичом на Думской площади в 1903 году, частично сохранился до наших дней своеобразным памятником мощению одесских улиц. Местами под асфальтом на тротуарах и во дворах сохранилась и старая вымостка так называемым «дикарем».

— Мы знаем и о вулканических породах — прочном материале, который в первых десятилетиях XIX века завозили в Одессу из Средиземноморья, его было не так много, и он служил для мощения самых сложных и ответственных участков дорог, преимущественно трактах к гавани, Херсонском спуске и др., — поясняет историк Одессы Олег Губарь. — Но с 1860-х годов, когда городские улицы стали планомерно мостить, эту импортную брусчатку постепенно заменили камнем отечественного производства. Это так называемый чарнокит, тип гранитоидов, которые десятилетиями привозили в Одессу, а добывали и обрабатывали в карьерах, расположенных на реке Буг. Именно эта брусчатка лежит сегодня на одесских улицах...

Горожане в Одессе делятся на два типа. Одни хотят сохранить на мостовых сегодняшнюю (по любому историческую) брусчатку. Другие, кому комфортнее ходить и ездить под дорогам ровным и гладким, тоже обращаются к истории, которая их учит, что попытки отказаться от камня и покрывать улицы асфальтом предпринимались в Одессе еще в 1840-х годах. Тогда это не произошло из-за технологического несовершенства процесса.

Споры о преимуществах гранитного покрытия перед асфальтовым, и наоборот, в очередной раз активизировались после того, как городские власти официально заявили о намерении отремонтировать Деволановский спуск. Кто именно будет чинить улицу, определит конкурс, но кто бы это ни был, ему придется «частично разрушенное покрытие проезжей части улицы разобрать и заменить на новое», то есть на асфальт.

— Снять с Деволановского спуска брусчатку и постелить асфальт? Ерунда. При съезжании автомобилей начнется «гармошка». Машины будут притормаживать и тащить с собой асфальт, там только жесткие покрытия должны быть, — убежден Сергей Бугаев.

— На Деволановском спуске лежит уже готовый материал, вечный материал, который не нужно покупать, разве что недостающие бруски, и переложить, — уверен доктор технических наук, профессор ОГАСА Иван Барабаш. — Другой вопрос, что надо очень грамотно переложить, найти того, кто это сделает.

Нежелательность закатывания Деволановского спуска в асфальт ученые, не сговариваясь, объясняют одинаково — потому, что это спуск. Асфальтобетон (именно так правильно называется материал, которым здесь хотят заменить брусчатку), не являясь жесткой дорожной одеждой, на солнце размягчается (при 30-градусной жаре поверхность дороги может нагреться до 60-ти градусов), и автомобили могут быстро превратить дорогу в подобие стиральной доски. На каменном покрытии такое невозможно.

— Гранит, которым мостили город десятилетиями, — не просто прочный, он вечный. Но основание, на которое его клали, давно пришло в негодность и уже не выдерживает нагрузок, — говорит главный инженер строительной компании «Ростдорстрой» Владимир Маренич. — К тому же камень везде разный. Где-то кирпичики были подобраны один в один, где-то клали остатки. Посмотрите на каменные покрытия улицы Пушкинской и улицы Серова или того же Деволановского спуска — увидите две большие разницы. Но при желании переложить покрытие можно на любой из них, и качественно переложить. У «Ростдорстроя» такой опыт есть: мы перекладывали брусчатку на спуске с улицы Александра Кутузакия на Балковскую, чинили просевшую мостовую на Дерибасовской, недавно восстановили проезжую часть из брусчатки на одной из центральных улиц Киева — Красноармейской... Сделали работу достойно, хотя к нам еще никто не приходил с дипломом, подтверждающим умение мостить дороги камнем. Наши специалисты всему учились на практике.

Мостить дорогу камнем сегодня в Одессе не учат. Отсутствие должного штата людей, умеющих квалифицированно чинить когда-то положенную брусчатку, возможно, и есть та причина, из-за которой асфальтовое покрытие в основном предпочитают каменному.

Брусчатка чем хороша? Если дорогу под ней очень нужно раскопать, то несколько рабочих-профессионалов загодя вручную разберут камень, а по окончании раскопок уложат его заново, да так, будто ничего и не было. Такая работа требует не только серьезной квалификации, но и серьезного времени. Но так как подземные коммуникации в Одессе разрывают часто и много, то немногие живущие в городе специалисты по брусчатке просто не справятся с объемом работ. Асфальтные дороги вскрывать проще: подогнали технику, кусок асфальта выпилили, подняли, потом положили обратно или заасфальтировали заново. Правда, сделать «как было» уже не получится, на дороге останутся латки. Но то такое...

Кроме асфальтовых и каменных, в Одессе есть еще шикарная дорога из бетона (по-правильному — цементобетона): крайне прочная, не плавящаяся на жаре, с красивыми узорами, ее в 2006 году положили на Преображенской, межу Пантелеймоновской улицей и Тираспольской площадью. Это был первый опыт устройства в городе дорог по такой технологии, и развития он не получил — потому, вероятно, что под такой дорогой все коммуникации надо перекладывать крайне тщательно, забыв напрочь, что ее можно в случае чего раскопать: восстановить покрытие не получится, бетон для этого непригоден.

С развитием науки новые технологии внедрились и в производство асфальтобетона — различные добавки, присадки и т. п., которые начали добавлять в асфальт, повысили его прочность, снизили зависимость от высокой температуры. Производственники уверяют, что опасность стекания асфальта с наклонных дорог даже при очень жаркой погоде, почти исключена. Ждут своего усовершенствования и каменные покрытия.

— Для них можно создавать искусственные камни, — уверяет Иван Барабаш. — Я сторонник того, чтобы появилась искусственная брусчатка, изготовленная, например, из бетона марки 1000, в размер природного булыжника. При сегодняшнем развитии химии, суперпластификаторов и прочих составляющих, можно получить искусственным образом камень, срок эксплуатации которого — десятилетия. Серьезным строительным фирмам при помощи специалистов нашей Строительной академии было бы по силам организовать изготовление такого камня, все ингредиенты для его производства есть в Украине. И делать камни различных цветов — зеленого, красного, желтого…

Два десятка лет назад в Одессе даже были намечены перекрестки дорог, на которых можно было бы положить искусственную брусчатку. И появились бы в городе зеленый перекресток, коричневый перекресток, белый перекресток… Тогда дальше разговоров дело не пошло. Если же к этой идее вернуться сейчас, Одесса может стать первым городом, где появятся цветные перекрестки из искусственного камня.

Евгений ВОЛОКИН.

Фото Олега ВЛАДИМИРСКОГО.

Информагентство "Вiкна-Одеса"

Реклама альбомов 300
Аккерманская крепость
Экологический университет 300х80