27.10.2016 | Культура

Костюм для героя на фоне эпохи: в Одессе работают на фильмом «Зрадник»

Возле одесской гостиницы «Лондонская» на Приморском бульваре – суета. Кажется, что здесь установили машину времени, перенесшую нас в 1970-е годы. В роли этой самой машины – большой автобус без окон.

Из него и выходят женщины в кримпленовых платьях, мужчины в костюмах по моде второй половины ХХ века. Но – никакой фантастики! Все очень просто: здесь снимается кинокартина «Зрадник», действие которой происходит в те, уже далекие, времена.

На должность художника по костюмам продюсер Владимир Филиппов пригласил молодого специалиста, начальника костюмерного цеха киностудии Евгению Емельяненко. Для Евгении это – первая самостоятельная работа в полном метре. Ранее она работала художником по костюмам только в короткометражке об Александре Довженко.

Поговорить с Евгенией не удается.

«Женя, где костюм для артиста?», «Женя, я не могу найти платье!», – и она срывается с места, бросается в вагончик, откуда появляется с платьем, костюмом, бусами.

На съемочную площадку подвезли обед для не занятых в снимаемом эпизоде артистов. Единственный человек, у которого так и не нашлось времени поесть – художник по костюмам. На этом артисте не так сидел костюм, для той нужно было подготовить платье для следующей сцены…

«Женя, где мои бусы?», – подбегает артистка. Евгения вновь ныряет в вагончик и через некоторое время появляется с потерей.

Украшения и прочие аксессуары вообще обладают способностью на съемках теряться, в нужный момент не оказываться под рукой, забываться в самое неподходящее время на студии. Когда съемочная группа выехала на локацию в Черноморку, на месте оказалось, что забыли сережки и часы главной героини. Евгении пришлось в час пик мчаться на киностудию, чтобы привезти все это на площадку.

А зачем вообще нужен художник по костюмам? Когда речь идет об историческом фильме – понятно: не в каждом доме найдется пышное платье с кринолином или мушкетерский плащ и ботфорты. А вот если действие происходит в наши дни или, как в случае со «Зрадником», во второй половине ХХ века, – может же актер играть в своей одежде?

– В кино без художника по костюмам – никуда, – возражает Евгения. – Актер видит только себя и себя сегодняшнего. А художник видит всю сцену, всю «картинку» в целом.

В работе над костюмом художник учитывает не только образ персонажа, но и индивидуальность актера, смотрит, чтобы костюм героя влился в общую картинку. Кроме того, приходится работать вместе с гримерами, чтобы получился законченный образ.

– Создание образа – командная работа. Режиссер, художник, гример – мы работаем над образами все вместе, – добавляет она.

Евгения опять убегает одевать кого-то из актеров. А мы пока можем поговорить с остальными членами съемочной группы.

Продюсер фильма Владимир Филиппов согласен с Евгенией:

- В картине важен каждый элемент. Она не состоится без очень слаженной и сработанной команды. В том числе, нужен и художник по костюмам. Потому что он создает не только образ отдельных персонажей, но и всей эпохи. И дело не только в историчности, художник цветовыми пятнами в кадре передает характер персонажей.

Художнику по костюмам решать, будет герой в красном или черном, синем или зеленом – это все работает на драматическое отображение действия на экране. Поэтому цветовые нюансы в одежде очень важны в кино. Именно художник по костюмам определяет, будет у героя 10 нарядов, один или 80, будут они однотипные или в каждой сцене диаметрально противоположные, совпадут по цвету и стилю с облачением остальных персонажей в сцене или будут диссонировать. Это все работает на образ героя и идею фильма. Зрители подчас даже не замечают, какую роль играет в кадре костюм.

- Но когда работа специалиста в кадре не заметна – это и есть высший пилотаж, - считает В. Филиппов.

Актер Михаил Грицкан в этом фильме играет две роли – атамана Украинской повстанческой армии Богдана и народного артиста СССР Сергея Ивановича. Сегодня снимается сцена вечеринки, и он в нарядном пиджаке из темно-синего бархата. Сразу видно, его персонаж – творческий человек, художник.

- Здесь собралась очень интересная профессиональная команда стилистов, визажистов, гримеров, Думаю, что во многом успех фильма зависит от художника по костюмам. Ведь роль во многом зависит от образа, который он создаст артисту. От работы художника по костюмам зависит, как себя будет чувствовать актер на съемочной площадке.

Продолжаем разговор о профессии художника по костюмам мы уже в костюмерном цеху Одесской киностудии. Здесь – швейная машинка, по стенам развешаны костюмы самых разных эпох, шляпы-шапки-шапочки, выстроились в ряд сапоги, ботинки, туфли. На столах – вперемешку обрывки тканей, карандаши, эскизы костюмов. В коробочке с канцтоварами почему-то – женские бусы.

В кабинет Евгении заглядывает девушка с ворохом одежды в руках:

– Мне еще нужны сапоги и ливрея швейцара.

– Разве вы заказывали ливрею? – удивляется Евгения.

– Нет, это у нас новый персонаж, - отвечает девушка.

– Молодой режиссер снимает у нас короткометражку. Вот, пришла за костюмами, – объясняет Евгения.

Ливрея и сапоги скоро находятся, и мы продолжает разговор.

«Золотой фонд» Одесской киностудии выручает не только молодых режиссеров, снимающих малобюджетные короткометражки. Из ее запасов одевал героев фильмов, на которых работал, известный художник по костюмам Руслан Хвастов. Так, персонажи картины, получившей сразу две премии на Одесском международном кинофестивале – 2015 «Песнь песней» (режиссер – Ева Нейман) своими нарядам тоже обязаны запасникам киностудии.

И костюмы героев «Зрадника» процентов на 80 взяты отсюда. Не говоря уже о модных в 1970-е годы тканях, которые сегодня просто не выпускают. Из хранящегося здесь материала дошивали необходимые костюмы.

– Эти синтетические ткани – кримплен, нейлон, полиэстер – «ползли», шуршали, искрили, и звуку мешали, и бусы у героинь ездили. Но, если бы мы их не использовали, не передали бы эпоху. Приходилось надевать на актеров эти кримпленовые платья, нейлоновые рубашки, – говорит Евгения.

Были во время съемок и курьезные моменты с костюмами. Так, на актера Андрейса Жагарса было трудно подобрать костюм. Он – очень крупный человек, размер ноги – 47. Но, все-таки, в запасниках нашлись на него вещи. Кроме брюк. Их, подходящих латвийскому великану по росту, оказалась всего одна пара. Когда Андрейс их надел, оказалось, что штаны не сходятся в поясе.

– Я разнервничалась, а он на меня посмотрел и сказал: «Женечка, не переживайте, мы с вами сейчас все придумаем». Берет ножницы и начинает резать брюки. Я смотрю в панике, у меня руки трясутся, думаю: что он делает? Зачем режет штаны? А он их сзади в поясе разрезал на сантиметров на пять, надел, подпоясался ремнем, надел пиджак и говорит: ну вот, смотри, ничего же не видно!, – смеется Евгения.

Как художник по костюмам работает над фильмом? Евгения рассказывает, что, прежде всего, надо прочитать сценарий, чтобы составить представление о героях, их характерах, визуальны образах. Затем начинается этап изучения костюмов эпохи. Здесь на помощь приходят кинохроника, журналы мод того времени, Интернет, энциклопедии. Свое видение художник обсуждает с режиссером – ведь их представления о том или ином герое его костюмах, может и не совпадать. Зачастую приходится отстаивать свое мнение.

Но самое сложное – непосредственная работа с актером. Зачастую артисты не видят своих персонажей так, как их видят режиссер и художник по костюмам. Кроме того, чтобы понять, какой костюм нужен, им необходимо вернуться на несколько десятилетий назад, а это очень тяжело. И начинают капризничать: мне этот цвет не идет, это не так сидит, это не мой фасон. Задача художника по костюмам – донести до артиста, что это правильная одежда для его персонажа, она создает правильный образ.

Иногда в кино происходят странные вещи с костюмами. В одной и той же сцене актер бывает одет по-разному. Как кинематографисты избегают «киноляпов»? На Одесской киностудии для этого используют телефоны, фотоаппараты. Ассистент художника по костюмам и костюмер фотографируют, во что одет актер в той или иной сцене.

Ведь, во-первых, возможно, ее придется переснимать, во-вторых, нужно помнить о стыковых сценах. Например, человек выходит из квартиры в одной одежде. А из подъезда – уже в другой…

Работа художника по костюмам в кино значительно отличается от театральной. В театре он работает на большое расстояние, костюм должен быть виден с последнего ряда зала. Театральный костюм – это ярко выраженные пятна, крупные детали.

А в кино иначе – здесь важны мелкие детали, и каждую приходится «вылизывать». Потому что камера может показать мельчайшие огрехи, незаметные со сцены или эстрады. А может и выручить. На съемках «Зрадника» с костюмами происходили невероятные вещи.

Был случай: переодели актера, мотор – смотрят, на рубашке возле воротничка след от шариковой ручки. Только что эта рубашка была абсолютно чистой! Очевидно, разговаривая с режиссером, актер случайно себя запачкал. Спасибо осветителям, подсветили все так, что на это место упала тень, и ничего не было заметно. А на следующий день рубашку постирали, привели в порядок…

Так что, в этой работе, состоящей из множества мелочей, мелочей как таковых попросту нет. Есть то, из чего и создается костюм для героя. И – его времени.

Инна Кац, фото Евгения Волокина.

Информагентство "Вiкна-Одеса"

27.10.2016 | Чрезвычайное происшествие

Сегодня в Одессе горела гостиница

27.10.2016 | Жилищно-коммунальное хозяйство

В Одессе готовят технику на случай снегопадов

Адвокат
Фотогармошка 300х250
Аккерманская крепость