Регби
Регби

18.11.2013 | Культура

О снятом спектакле замолвите слово…

Из репертуара Одесского театра кукол исчез один из «взрослых» спектаклей. В афише ноября вместо его названия – бельмо бумажной ленты, пишет корреспондент агентства «Вiкна-Одеса».

Речь идет об одном из лучших и, несомненно, самых интересных спектаклей на одесской театральной сцене – «Разговор в семействе Штейн об отсутствующем господине фон Гёте» по пьесе Петера Хакса.

Этот моноспектакль придумал, поставил и сыграл актер Одесского академического русского драматического театра Юрий Невгамонный. (Остается загадкой, почему он не осуществил этот проект на малой сцене родного театра.)

На сцене – кресло, в котором восседает ростовая кукла – господин фон Штейн, на распорках – женское платье, золоченый столик, на котором лежит пачка писем, колокольчик и стоит кофейная чашечка, в глубине сцены висит кукла поменьше – господин фон Гёте. Звучит музыка, на сцену выходит Артист, он становится за женским платьем, делает несколько движений руками и…

…И начинается Действо, великая магия Театра та самая, которая оживляет львов из папье-маше, заставляет благоухать бумажные розы и чадить, как настоящие свечи, электрические лампочки. И исчезает актер Юрий Невгамонный, а перед зрителем появляется придворная дама двора Веймарского герцога – Шарлотта фон Штейн.

У госпожи фон Штейн – нелегкая задача. Она должна оправдаться перед мужем и светом в отъезде господина фон Гёте в Италию. По мнению двора, причина отъезда поэта в том, что Шарлотта отказала ему. И двор остался без министра, театр – без директора, Германия – без гения! Избранная ею тактика стара как мир: лучший способ защиты – нападение…

Возможно, женщина сыграла бы этот спектакль иначе. Даже наверняка – она была бы добрее к своему персонажу. Невгамонный сочувствует Шарлотте фон Штейн, но не жалеет ее. С хладнокровием опытного препаратора он срывает с героини маску за маской – светская дама, интриганка, соблазнительница, невинная жертва обстоятельств и грубых мужчин, ханжа, верящая в греховность удовольствия от телесной любви, страстная любовница…

Невгамонный-Шарлотта примеряет на себя все эти роли и отбрасывает каждую из них, чтобы тут же надеть и опять отбросить новую маску. И только в конце актер показывает нам настоящую Шарлотту фон Штейн – безумно одинокую, уставшую, несчастную женщину…

Она всю жизнь играла роль куклы в руках у мужчин – мужа, который видел в ней не более чем машину для производства наследников («вы проявляли больше нежности к жеребым кобылам, чем ко мне во время беременности»). Веймарского герцога, по «невысказанному выбору» которого она должна была обольстить и удержать при дворе Гёте. Самого поэта, отказывавшего возлюбленной даже в такой невинной слабости, как чашечка кофе («Гёте пьет свое рейнское вино, ничуть не заботясь, пристало ли это ему. Его щеки краснеют, на них становятся заметны некрасивые прожилки, глаза заплывают, лицо отекает, покрывается уродливыми складками, и он заплетающимся языком изрекает глубокие истины... Если мужчина пренебрегает приличиями, ему остаются его заслуги; у женщины нет иной заслуги, кроме как озарять нашу пошлую обыденность, являя собой образец совершенства. Раз я подобна Леоноре или Ифигении, то мне нельзя пить кофе»), и бросающего ее при первом же удобном случае.

«О Господи, ну почему, почему всем нам так тяжело, так ужасно, невыносимо тяжело?!», – этой фразой заканчивается спектакль. И в глазах артиста, когда он произносит эти слова, блестят настоящие слезы.

И становится ясно, почему автор выбрал жанр моноспектакля – той, которой всю жизнь приходилось молчать, он дал возможность высказаться.

Юрий Невгамонный играет спектакль без женского грима. И это – единственное правильное решение. Можно было бы спрятаться за женским париком и платьем. Но это бы придало всему действию оттенок клоунады – под женским гримом зритель видел бы мужчину-актера.

Предпремьерный показ спектакля состоялся перед закрытием сезона 2012 – 2013 гг. – в конце мая этого года. В целом он прошел на сцене Кукольного театра не более десяти раз. Уже в октябре зал был наполнен хорошо если наполовину. Говорят, это и стало причиной того, что руководство театра сняло спектакль. Это и понятно: театру невыгодно держать некассовую постановку, Артисту – унизительно играть при пустом зале. А зритель…

Можно было бы посетовать: одесский зритель готов выкладывать сотни за билеты на третьесортную антрепризу заезжих знаменитостей, но жалеет 50 гривен за билет на великолепный спектакль местного артиста. И это было бы правдой, но только отчасти. Откуда узнать этому самому зрителю о спектакле при практически полном отсутствии рекламы? Из афиш на фасаде Кукольного театра? Но, признаемся, улица Пастера, на которой он находится, – не самая многолюдная. И сколько человек, за исключением проживающих или работающих рядом, видят те афиши? Из немногочисленных статей, появившихся в СМИ после спектакля? Так статьи эти давно прочитаны (если прочитаны) и забыты.

Отметим, Кукольный театр не очень-то озабочен рекламой своих спектаклей – как взрослых, так и детских. Очевидно, нужды нет: билеты на детские распространяются по детским садам и школам, обеспечивая стабильную посещаемость. А что делать со спектаклями для взрослых?

Мне могут возразить: у театра нет денег на широкомасштабную рекламу. Но это ли не повод задуматься о новых формах привлечения зрителей. Тем более, что первый звонок уже прозвенел.

Инна КАЦ.

Информагентство "Вiкна-Одеса"

Фотогармошка 300х250
Аккерманская крепость
Адвокат