12.04.2010 | Чрезвычайное происшествие

InoPressa: Польская элита вновь обезглавлена, но проклятие Катыни не при чем

В субботу разбился самолет, в котором на церемонию памяти летели президент Качиньский и десятки польских политических деятелей, что придает слову «Катынь» ореол фатальности, пишут СМИ.

Трагедия не повлечет за собой крупных последствий в Польше, однако ее влияние на российско-польские отношения видится наблюдателям по-разному. От символического значения места, где разбился самолет с президентом Польши и всеми высшими чинами польских вооруженных сил, никуда не деться, пишет The Guardian в редакционной статье, напоминая о расстреле польских офицеров в Катыни в 1940 году, но иногда символы лишь мешают правильной интерпретации.

По предположению издания, к авиакатастрофе привел целый комплекс причин: это и туман, и тот факт, что пилот проигнорировал предостережения диспетчеров. Субботняя трагедия не повлечет за собой крупных политических последствий внутри Польши, прогнозирует The Guardian, новым президентом станет спикер сейма Бронислав Коморовский. Путину и Туску следует обеспечить транспарентность расследования авиакатастрофы. Возвращение призрака Катыни сейчас совершенно не нужно польско-российским отношениям.

Потрясение, вызванное субботней авиакатастрофой, усугубляют обстоятельства происшествия: через 70 лет после катынской бойни польская элита вновь обезглавлена на российской территории. Можно понять тех поляков, которые считают это проклятием, знаком того, что все, исходящее от гиганта с востока, — зло, признает Tribune de Genève. «Разумеется, это чувство совершенно иррационально. На данный момент все указывает на то, что польский пилот (с согласия своего президента?) любой ценой хотел приземлиться в густом тумане. Можно также поразиться неосторожности польского государства, безрассудно сосредоточившего высокопоставленных руководителей в одном самолете», — отмечает Артур Грожан.

Собранием надгробных эпитафий называет Катынь автор rjvvtynfhbz d La Repubblica, подробно излагая исторические факты, связанные с этим местом. Под Катынью были расстреляны известные офицеры, еще находившиеся на военной службе в 1939 году: генерал Скерский, генерал Халлер, полковник Пилзовски, и другие, имена которых неизвестны. Вместе ними были расстреляны их сыновья, молодые офицеры, решившие пойти по стопам отцов и попавшие в руки НКВД, когда в 1939 году русские вошли в Польшу, пишет автор статьи.

По его мнению, Сталин и Берия полагали, что, убив офицеров, они уничтожат весь правящий класс, не теряя времени на исследование вопроса, но план по лишению Польши образованных и независимо мыслящих людей этим не исчерпывался. Семьи офицеров были вывезены в Сибирь и Казахстан, чтобы устранить не одно, а сразу два поколения.

И вот в субботу разбился самолет, на котором в Катынь летели президент республики Качиньский и десятки польских политических деятелей, что придает этому имени, Катынь, еще более трагическое значение, ореол фатальности, который сегодня невозможно не заметить. Массовое убийство в Катыни не хочет, чтобы о нем забывали, повествует автор статьи, хотя миллионы и миллионы людей во всем мире, включая Италию, на протяжении долгого времени верили, что коммунистическая Россия является страной справедливости, коллективного благополучия и мира.

По горькой иронии судьбы, пишет постоянный автор Die Welt Манфред Квиринг, буквально за несколько дней до трагедии премьер-министры России и Польши встречались недалеко от места крушения правительственного самолета, и вот в воскресенье вечером Дональд Туск и его российский коллега возложили цветы на месте новой катастрофы. Как заверил Владимир Путин, над скорейшим расследованием деталей произошедшего российские и польские эксперты будут работать совместно.

Незадолго до авиакатастрофы «Путин и Туск протянули друг другу руки, пытаясь начать заново выстраивать польско-российские отношения, на том самом месте, где 70 лет назад сталинские палачи убили несколько тысяч поляков. «Нас собрала общая память и скорбь, мы склоняем головы перед теми, чья память была растоптана, — сказал Путин на церемонии в среду. — Здесь лежат польские офицеры, расстрелянные по тайному приказу, и красноармейцы, расстрелянные органами НКВД». Эти слова, уверен автор статьи, не останутся незамеченными на Западе.

Вместе с тем, продолжает журналист, соотечественники Путина не имели возможности прочувствовать всю важность события. Печатные СМИ освещали визит Путина в Катынь, однако они не обладают такой силой воздействия, как телевидение. «Российские власти мастерски пользуются этим, подробно показывая по ТВ каждый визит главы правительства на молочную фабрику или в детский сад», — пишет Квиринг, отмечая, что церемония памяти жертв Катыни освещалась государственными телеканалами вскользь. Он сожалеет, что российско-польское рукопожатие в Катыни могло бы, но не стало той искрой, которая необходима для давно назревших внутрироссийских дебатов о преступлениях Сталина.

Британская The Financial Times выражает надежду на потепление в отношениях Варшавы и Москвы в свете всех последних событий. «Действия российских лидеров — проявление сочувствия и незамедлительное начало расследования инцидента — возможно, в итоге приведут к неожиданному потеплению в польско-российских отношениях», — полагают корреспонденты Ян Сиенски и Кэтрин Белтон. Поразительным знаком сочувствия стал показ российским телевидением фильма Вайды «Катынь» в воскресенье вечером, отмечают они.

Комментируя поездку польского и российского премьеров на место авиакатастрофы, газета пишет: «Путин отбросил свою обычную холодность и проявил эмоции, что бывает редко: он обнял Туска и похлопал по руке». Все это свидетельствует, что Россия хочет изменить отношения с Польшей и волна сочувствия может разрешить массу проблем, заметил в интервью радиостанции Tok FM Адам Даниэль Ротфельд, бывший министр иностранных дел Польши.

Журнал Time, напротив, полагает, что гибель президента Польши в авиакатастрофе — удар по польско-российским отношениям. Лех Качиньский настойчиво критиковал Путина, в частности усилия по восстановлению влияния на территории бывшего СССР. Одной из ключевых инициатив Качиньского был призыв, чтобы Россия признала факт убийства польских офицеров в 1940 году органами НКВД, и в среду Путин пошел на беспрецедентный жест доброй воли — первым из российских лидеров почтил память поляков, казненных при Сталине, на совместной церемонии с польским премьер-министром.

По мнению автора материала, Путин привел небесспорное объяснение мотивов Сталина, а также «разочаровал многих в Польше тем, что не назвал бойню военным преступлением и не пообещал, что имена исполнителей, хранящиеся в российских секретных архивах, все же будут раскрыты для поляков». Но большинство поляков и россиян, тем не менее, восприняли мероприятие с участием Путина и Туска как поразительный шаг к примирению.

Качиньский и делегация из более 80 официальных лиц Польши, а также родственники жертв Катыни должны были в субботу участвовать в другой церемонии. Последствия гибели делегации для польско-российских отношений во многом зависят от того, как Россия справится с совместным расследованием катастрофы, полагает автор.

Авиакатастрофа, в которой погиб президент Польши Лех Качиньский, не была полной неожиданностью, пишет в своем блоге на сайте Wall Street Journal журналист Марцин Собчик. «В Польше военные самолеты советских времен, которыми пользовались официальные лица страны, давно прозвали «летающими гробами», — поясняет он. Так, экс-премьер Лешек Миллер однажды чуть не погиб при крушении вертолета, но политики не приобретали новые воздушные суда, опасаясь негативной реакции общества на эти траты.

«Разумеется, я точно не знаю, что случилось, и не собираюсь ни на что намекать, но позвольте мне поделиться с вами историей, которая демонстрирует отношение Качиньского к личной безопасности», — продолжает автор. В 2008 году, во время российско-грузинской войны Качиньский вылетел в Грузию и настаивал, чтобы его самолет совершил посадку неподалеку от Южной Осетии. Пилот отказался и ушел в более безопасный аэропорт. Тогда разгневанный Качиньский заявил журналистам, что игнорирование его приказов и принятие решений на «низком уровне», как он выразился, — это неприемлемо.

Польша шокирована масштабом потерь, пишет The New York Times. В прохладный апрельский вечер тысячи поляков собрались в историческом центре Варшавы со свечами и флагами. Это были люди всех возрастов и политических убеждений, семьи и группы детей в одежде бойскаутов, рассказывают корреспонденты. И если в субботу вечером ни у кого не было ответа, почему страна лишилась стольких блестящих умов и высших государственных деятелей, поляки, по крайней мере, могли убедиться, что многие соотечественники пребывают в состоянии такого же шока.

«Перед лицом национальной трагедии мы едины, — заявил в телевизионном обращении к нации исполняющий обязанности президента Бронислав Коморовский. — Нет различий между левыми и правыми. Представления о мире, религиозные конфессии не имеют значения. Мы объединены общим горем и заботой о нашей стране».

InoPressa

Фотогармошка 300х250
Аккерманская крепость
Адвокат