25.11.2009 | Политика

Нардеп-одессит Сергей Гриневецкий: «Наша оппозиция лает, а не кусает, потому что ест из одной бюджетной кормушки»

«Разговоры об отставке правительства играют в его пользу — оно в этой ситуации выступает в роли обиженного». Такое мнение высказал народный депутат от Блока Литвина Сергей Гриневецкий.

Об этом политик сказал в интервью агентству «Главред».

— Сергей Рафаилович, какова, на ваш взгляд, наиболее серьезная угроза национальной безопасности страны в настоящий момент?

— Ого! Хороший вопрос. В Законе об основах национальной безопасности четко выписано, что является угрозами национальной безопасности. На мой взгляд, самая главная угроза — отсутствие легитимности власти.

Когда власть нелегитимна, тогда все остальные угрозы, перечисленные в законе, сами по себе появляются. Как то: вмешательство во внутренние дела, военно-политическая нестабильность, коррупция, проявления сепаратизма, нарушения со стороны госвласти Конституции и законов Украины, слабая экономика, бедность, расслоение общества, недофинансирование главных институтов, являющихся атрибутами государственной власти, такими, например, как армия.

Поэтому главная угроза национальной безопасности — отсутствие государства. Получается, что физико-географическая территория — страна — есть, а государства как такового не существует.

— Давайте от общего перейдем к частному: как решить проблему сепаратизма, например?

— Сепаратизм от чего появляется? От бедности, от слабости власти, от отсутствия гражданского общества, демократии и свободы слова. Плюс неуважительное отношение к гражданам, к защите их прав и свобод, в том числе в таких вопросах, как реализация Европейской хартии региональных языков. Мы ее ратифицировали, а на практике не выполняем. Почему? Потому что власть безответственна и пытается переписывать историю под себя любимую.

Помните, что произошло после известного телевизионного проекта «Великі українці»? На западе Украины местные власти за счет местных бюджетов начали строить восьмиметровые бронзовые памятники Степану Бандере, Шухевичу, дивизиям СС «Галичина», «Нахтигаль». На востоке Украины местные власти за счет местных бюджетов ставят такие же восьмиметровые памятники жертвам ОУН-УПА, в центре и на севере — памятники Мазепе, Карлу XII, гетману Выговскому, а на юге — памятники Екатерине и князю Потемкину Таврическому.

Скажите, где здесь идеологический стержень? Вывод: именно отсутствие национальной идеи в совокупности с бедностью, коррупцией, расслоением общества на богатых и очень богатых, бедных и очень бедных ведет к сепаратистским настроениям.

— А финансовые вливания других стран, в частности России, подогревающей сепаратистские настроения в Крыму, не важны?

— Вы преувеличиваете возможности России в этом плане. Тут дело совсем в других вливаниях.

— Каких?

— Вливаниях «оранжевого вируса», пришедшего в страну и мутировавшего до такой степени, что близкие люди, которые когда-то стояли на трибуне, обнимались, целовались взасос, за несколько лет прошли путь от политической коррупции до государственной измены. Ведь именно так они друг друга обзывают: политическими коррупционерами, государственными изменниками, саботажниками и бомжами.

На самом же деле нужно просто прекратить воровать и врать. Помните, нам год назад говорили, что шестнадцать миллиардов, которые мы берем у МВФ, это психологический кредит? Он таки оказался психологическим — в стране начался психоз и все стали деньги «вытаскивать» из банков. Что создал этот психологический кредит? Увеличил задолженность Украины. Зачем нужно было брать кредит, если у нас на тот момент золотовалютные запасы составляли тридцать восемь миллиардов долларов. Другое дело, что людям надо было сказать о структуре золотовалютного запаса.

А структура такова — 50% приходится на ценные бумаги, 36% — на депозиты, 11% на остатки на корреспондентских счетах и 3% — золото. Любому здравомыслящему человеку понятно, что эти запасы работают не на нашу экономику. И, по моему глубокому убеждению, страна допустила непоправимую ошибку, поскольку следовало бы переориентировать финансово-бюджетную политику на инновационно-инвестиционное развитие через развитие эмиссионного кредитования.

А что имеем в сухом остатке? Общий долг около 100 миллиардов. В следующем году необходимо отдать около 25 млрд. Если же говорить о корпоративном долге, то давайте опубликуем список должников, и люди будут все видеть — какую политическую силу представляют эти должники.

— Совсем недавно кандидат в Президенты Владимир Литвин «выдвинул» вас в Премьеры. Вы сами как к такой перспективе относитесь?

— Мне кажется, что моя биография на сегодняшний день могла бы составить конкуренцию биографиям других претендентов на этот пост. И мой опыт работы, и, наверное, тот возраст, который я сейчас переживаю, могли бы конкурировать.

С чего бы я начал? Первое и главное — не нарушал бы закон и ввел бы исполнительную власть в конституционное поле, показав пример другим ветвям власти. А дальше. Страну надо, в первую очередь, просто накормить. Ведь у нас основная масса людей недоедает. По количеству мяса, рыбы, потребления овощей мы вообще ушли в запредельно низкие позиции.

Второе — провести диспансеризацию населения. Если мы говорим о государстве и о нации, то не можем закрывать глаза на такие проблемы, как детское пьянство, эпидемия туберкулеза, СПИД, непонятные мутации.

Третий национальный проект, который я предлагаю, — строить мусороперерабатывающие заводы. Если нация будет здоровой, если она будет употреблять качественный продукт, пить качественную воду, а окружающая среда способствовать тому, чтобы нация развивалась, тогда в мозг могут приходить здоровые идеи.

— Давайте поговорим о делах парламентских. Вы верите в потенциальную отставку правительства? Зачем она нужна и кому на самом деле выгодна — ПР или БЮТ?

— Право оппозиции, и, наверное, их долг — критиковать правительство и, при удобном случае, требовать отставки Кабинета Министров. Во всех цивилизованных странах оппозиция — меньшинство. У нас же оппозиция — тяжелый случай. Наша оппозиция лает, а не кусает, потому что ест из одной бюджетной кормушки. Вы же посмотрите, Премьер, который в правящей коалиции — в оппозиции к Президенту. Партия регионов тоже в оппозиции к Президенту, хотя считаются в оппозиции к действующей коалиции. При этом Партия регионов ведет переговоры с Президентом по отношению к оппозиции в лице коалиции. Нормальный ход?

Теперь несколько слов об отставке правительства: по версии ПР, Кабмин не желает выполнять Закон о социальных выплатах. Если правительство получит статус «и. о», они что, выплаты начнут? Нет. Фикция это все. Так вот я вам напомню, что в первом чтении этот закон набрал четыреста один голос. То есть все голосовали: и БЮТ, и Партия регионов.

— Почему?

— Потому что нужно было принять Закон о выборах Президента, и Закон о финансировании Евро-2012. Приняли? Приняли. Теперь все громко говорят о нехватке миллиарда гривен на лекарства, а о 9,8 миллиарда на Евро-2012 — молчок.

— Янукович проводил переговоры с фракцией Литвина относительно голосования за отставку правительства?

— Нет. Мы же прекрасно понимаем, что ситуация точно такая же, как с высказыванием недоверия БЮТом Александру Лавриновичу. Я называю это желтой карточкой на всякий случай.

Разговоры об отставке правительства играют в его пользу — оно в этой ситуации выступает в роли обиженного. У нас, славян, всегда обиженных поднимали на самые высшие рейтинговые позиции.

— Бюджет-2010 будет принят?

— Моя точка зрения относительно бюджета такова: нельзя Кабинету Министров вносить в Верховную Раду проект Закона о Государственном бюджете, разработанный на несуществующем Бюджетном кодексе, с нарушением решений Конституционного суда и нарушением действующего законодательства. Это популизм. И я уже в одной из статей говорил, что в этой ситуации у правительства Тимошенко появляется новое КПД — коррупция, популизм, долларизация. Поэтому Верховная Рада и отправила законопроект на доработку.

— Рада поддержит назначение Юрия Еханурова на должность министра обороны?

— Наш комитет, а он является профильным, на своем заседании отклонил предложение Президента. И вообще, думаю, сейчас не тот момент, когда Юрию Ивановичу надо политически реабилитироваться. Он был премьер-министром и не нужно создавать в стране ситуацию, когда бывший премьер-министр занимается трудоустройством через политические дрязги. Это бесперспективно. И потом, если он получил конституционное большинство по отставке, как ему опять идти в тот же парламент? Должно же быть достоинство…

— Но разве это нормально, что в стране нет министра обороны?

— Сейчас лучше без министра. Эта должность — исключительно политическая. Назначение и в Минтранс, и в Минобороны, и в Минфин, да и в любое другое министерство — квотный принцип по дерибану средств для укрепления своей парламентской фракции или олигархов, которые за ними стоят. Что касается армии, то Иван Юрьевич Свида — начальник Генерального штаба — очень сильный хозяин. Я его помню еще с командира корпуса. Думаю, он и в армии порядок наведет, и средства необходимые выцыганит. Он очень убедителен.

— Срочно возникшая эпидемия «калифорнийского» гриппа была лишь поводом для возможного введения чрезвычайного положения?

— Я не исключаю, что на каком-то этапе кому-то в воспаленный мозг пришла мысль сделать прививку населению от «чрезвычайщины». Вот посмотрите: на имя руководителя Представительства Всемирной организации здравоохранения Поканевича было направлено письмо от имени нашего комитета, где мы просили ответить на ряд вопросов, суть которых сводилась к следующему: считает ли необходимым представительство в связи с повышением уровня опасности пандемии свиного гриппа созвать срочное заседание Совета национальной безопасности и обороны и Кабмина, и если да, то с участием каких государственных органов и какие вопросы на них рассмотреть? Дата — тридцатое апреля. С тех пор прошло семь месяцев.

Следующая дата — 21 мая. Мое личное обращение к премьер-министру по вопросу принятия необходимых мер по недопущению эпидемии и производства необходимых отечественных препаратов. Ответ получен — используем индийские препараты в украинской упаковке. Мне кажется, комментарии излишни…

— Тем не менее, зачем нужна была «прививка от чрезвычайщины»?

— Чтобы реакцию увидеть. Слава Богу, что реакция оказалась здоровой — не сработало. Но взаимоотношения Президента и Премьера с каждым днем становятся все напряженнее. И я не исключаю, что в декабре мы станем активными свидетелями еще более ярких событий.

Знаете, как в Америке говорят, что президент в последние полгода — это «хромая утка», а у нас может получиться мышь, загнанная в угол.

— В свое время вы были губернатором Одесской области, в которой было введено чрезвычайное положение. ЧП — эффективный инструмент для власти?

— Это было в 2000-2001 году. Но тогда чрезвычайное положение было введено по причине природного катаклизма — обледенения пятой категории. В мире такого не было. Чтобы вы понимали — это когда сто восемьдесят шесть тысяч электрических опор как лезвием срезало — все подстанции, все очистные сооружения вышли из строя, все леса повреждены, а животные погибли. И тогда надо было семьсот тысяч населения на севере области из этого вытаскивать.

Я знаю, что такое чрезвычайное положение. Но тогда власть была легитимной и не было такого, что губернаторы не ездили на заседания правительства. Ну, ввели бы его сейчас? Деньги бы из бюджета посыпались? Откуда, если их нет? Что дало бы ЧП в условиях неуправляемости территории? Еще больший хаос! Реализовать выход из чрезвычайного положения может только легитимная власть.

— Но можно ведь воспользоваться ЧП для того, чтобы придти к власти?

— Вы понимаете, нынешняя власть очень сильная в своей слабости, и очень решительная в своей нерешительности. Создается впечатление, что они не понимают, чем управляют. И, как бы это сказать помягче, не знают реального положения дел в стране.

Если бы знали реальное положение дел, то не допустили бы того, что происходит сейчас в армии, в МИДе, в СБУ. А они не видят того, что у них под носом. Иначе не было бы «кислинских».

Источник — «Главред»

25.11.2009 | Жилищно-коммунальное хозяйство

Мэр: у Одессы всю зиму будут проблемы с газом

Фотогармошка 300х250
Аккерманская крепость
Адвокат