поделиться:
18.12.2019
Любовь под лимонным соусом: премьера в Украинском театре

Если в конце спектакля героиню просят принести лимонад, значит, в начале постановки на сцене должны вырастить лимонное дерево. Или даже целый лимонный сад. Эту непреложную истину главный режиссер Одесского академического украинского музыкально-драматического театра им. В. Василько Иван Урывский преподносит зрителям своего нового спектакля «Коварство и любовь» по пьесе Фридриха Шиллера.

В последнем действии этой пьесы юный аристократ Фердинанд просит Луизу – свою, как он думает, неверную возлюбленную принести лимонад, которым отравит и себя, и ее.

Но в северных широтах Германии, где происходит действие пьесы, лимоны растут разве что в оранжереях. Вот и выстраивает режиссер на сцене оранжерею, где в горшках произрастают лимонные деревья, и где разворачивается действие всей этой горько-кислой истории, так сказать, под лимонным соусом.

А лимон – не прост, ох, не прост. В некоторых странах он считался тем самым запретным плодом, который сорвали с древа познания Адам и Ева. В Испании символизировал неразделенную любовь. В искусстве же этот плод – символ верной любви, а с очищенной шкуркой – знак чувственных наслаждений, напоминание о горьких последствиях служения одним лишь своим страстям. Так режиссер с первых минут готовит зрителя к тому, что ему предстоит увидеть.

Лимоны в спектакле – не только символ горькой любви героев, но и сами герои. В одной из последних сцен Луиза режет зажатый в руке плод, и из него течет красный сок. Цитрус в данном случае символизирует истекающее кровью сердце девушки, вынужденной отказаться от любимого ради спасения отца.

Спектакль «Коварство и любовь» – «типичный Урывский». Те, кто видел хоть одну постановку режиссера, поймут: очень нуарно, дымно, лаконично, даже конспективно, а в цветовом решении – монохромно (в этой постановке режиссеру счастливо удалось избежать соблазна также монохромно подать характеры героев, разложив по полочкам: вот вам белое – вот черное. Вот добро – вот зло. Распишитесь и получите). И метафорично. Символы щедро рассыпаны по всей ткани спектакля – только успевай отлавливать и разгадывать.

Конечно, сегодня, в век клиповой культуры, свои требования к театральным постановкам. И ставить Шиллера «в полном объеме» – верный путь к провалу: слишком затянуто, слишком много диалогов, слишком мало действия. Урывскому же удалось очень деликатно сократить пьесу, представив зрителю самую ее квинтэссенцию, добившись при этом максимального накала страстей. И… Сместив акценты. В постановке упор делается не на любовь, а на коварство, исследуется его природа и причины появления.

Итак, на сцене – оранжерея. В ее удушливой атмосфере гибнет все живое, светлое и расцветает обильно удобренное химией зло. Здесь нужно выбирать – быть тебе «садовником» или «растением». Ах, хочешь остаться человеком? Тогда или беги, или умри!

Люди в костюмах химзащиты (у Шиллера они называются «разные второстепенные лица») носят горшки с лимонными деревцами, ходят между растениями с опрыскивателями.

За одним из «садовников» крадутся Фердинанд и Луиза (Михаил Дадалев и Мальвина Хачатрян). Тайком срывая свой «запретный плод», впиваются в него зубами. Так крепко, что и не разожмешь… А когда все-таки отцу Луизы, музыканту Миллеру, удается вырвать у влюбленных надкушенный лимон, те долго не могут избавиться от оскомины. А что, кроме оскомины, может принести мезальянс? Ведь Луиза – мещанка, а Фердинанд – высокопоставленный дворянин. Она ему, по общему мнению, не пара.

Вот засохшее деревце без листьев и плодов. «Садовники» выкорчевывают его, извлекая из земли вместе с растением вцепившегося в корни Вурма (Владимир Романенко), что в переводе с немецкого означает червь. Он и есть червь, которому предстоит погубить хрупкое деревце любви Фердинанда и Луизы.

В. Романенко в этой роли невероятно органичен и выразителен. Его пластика просто завораживает. Такой удав в стране наивных кроликов, которые с легкостью попадутся во все расставленные им ловушки. В начале спектакля он – обнаженный и измазанный землей – омерзителен. В конце – умытый, причесанный и облаченный в костюм – страшен. Ведь зло и коварство страшнее тогда, когда прячутся под маской благопристойности.

Одно из самых сильных впечатлений от спектакля – игра Игоря Геращенко (музыкант Миллер, отец Луизы) и Якова Кучеревского (президент фон Вальтер, отец Фердинанда). Вот уж чьи образы по полочкам не разложишь, на добро-зло не разделишь.

Миллер, обыватель, знающий свое место. Его монолог, которым открывается спектакль, способен взорвать мозг любой феминистки. «Коли дівчина вродлива, струнка, коли ніжки в неї гарні, під дахом у неї може бути що завгодно. Нікого це не обходить, Боже, що там у жіноцтва на горищі, аби тільки, з ласки Твоєї, на нижньому поверсі у них все було до ладу… У кого народилася вродлива дочка, то не інакше, як сам чорт рук доклав…», - переживает он.

Фон Вальтер – коварный интриган, убийца. Но оба, прежде всего, – любящие отцы. И они в меру собственного понимания пытаются строить счастье своих детей.

Но если Миллер, руководствуясь принципом «каждый сверчок знай свой шесток», мечтает найти дочери жениха в своей социальной группе и не верит в ее счастье с дворянином, то фон Вальтер готов идти по трупам, совершить любую подлость, лишь бы его сын поднялся как можно выше. Ради этого он убивает своего предшественника, ради этого хочет женить Фердинанда на фаворитке герцога леди Мильфорд.

В этой роли неподражаема Ольга Петровская. Очень интересно наблюдать, как трансформируется в исполнении актрисы образ Эмилии. В начале спектакля она – то ли экзотический цветок, с корнем вырванный из родной почвы (Эмилия – дочь оклеветанного и казненного герцога Норфольк, была вынуждена бежать из Англии), то ли растение-паразит, вроде плюща или омелы. Она не может существовать без «подпитки» – постоянного опрыскивания из садового пульверизатора – и без мужчины, на которого можно опереться. Затем – холодная и расчетливая интриганка. В конце же перестает быть растением, зависящим от чьей-то прихоти, поднимается до истинно человеческого величия и благородства.

Не ждите хеппи-энда: зло восторжествует. И будет торжествовать, пока для него создаются тепличные условия: зависть, трусость, карьеризм, равнодушие. В конце спектакля на сцену выходит Вурм с цветочным горшком в руках. В нем – молодое лимонное деревце. Коварство не наказано, жертвой «червя» станут новые Фердинанд и Луиза...

PS. Любителям смотреть спектакль из первого ряда партера – откажитесь от своей привычки. Летящие со сцены комья земли и брызги, едкие запахи резины от спецодежды и дыма из дым-машины могут испортить все впечатление от спектакля.

Инна Кац.

Дата съемки: 12.12.2019.

Фото: Олег Владимирский.

поделиться: