поделиться:
09.11.2018
В ожидании любви: в Одессе куклы играют Бабеля

В Одесском областном академическом театре кукол состоялась премьера спектакля «Бабы Бабеля», созданного командой минчан, ранее поставивших в нашем театре спектакль «Интервью с ведьмами».

Режиссером-постановщиком выступил Евгений Корняг, художником-постановщиком – лауреат премии «Золотая маска» Татьяна Нерсисян. Музыку к постановке написал живущий в Бельгии композитор Никита Золотарь.

В основе спектакля – три рассказа Исаака Бабеля – «Король», «Отец» и «Иисусов грех». Все эти рассказы объединяет одно: страстное желание женщины урвать кусочек своего, бабьего счастья.

«Сюжетная линия спектакля – истории женских персонажей. Главными героинями здесь стали Двойра, Бася и Арина – не самые привлекательные и счастливые, неистово жаждущие любви», – объясняет свою концепцию постановщик.

Изуродованная базедовой болезнью сорокалетняя Двойра; Бася – женщина исполинского роста, с громадными боками и щеками кирпичного цвета; беременная на шестом месяце Арина – в центре внимания режиссера.

А вот Бени Крика, некоронованного короля Молдаванки в спектакле нет. Его отыгрывают то по очереди, то все вместе актеры, находящиеся на сцене. А в рассказе «Король» за него говорит даже «традиционная, как свиток Торы, крохотная и горбатая» Рейзя.

На сцене – разновысокие столы. При необходимости они превращаются то в кровати в борделе Любки Казак, то в могилы на христианском кладбище, возле которого сговаривается с Беней Фроим Грач, то в лестницу, по которой восходит к Иисусу Христу Арина. В глубине сцены – дверь. Вот, пожалуй, и все декорации.

Действие начинается, когда зрители еще только рассаживаются по своим местам. На сцене – дым коромыслом. В буквальном смысле. Женщины готовятся к свадьбе сестры Бени Крика Двойры. Одна застилает столы скатертями, другая – протирает стаканы, третья носится со сцены за сцену, приговаривая: «Опять все сгорело!».

Каждый раз, когда она открывает дверь, ведущую за сцену, наружу вырываются клубы пара. Еще одна моет пол, периодически вскрикивая: «Ногы!». И тогда одна из товарок тайком, под столом, наливает и подносит ей стаканчик мутного самогона.

Но тут одна из актрис кричит: «Король!», на сцену вваливаются «гости» – грязными ботинками по белоснежным скатертям, топчутся, оставляя за собой комья грязи. В руках у актеров-мужчин – палки с надетыми на них туфлями и куклы-головы. Не лица – бандитские рожи. Омерзительно, грязно и уродливо.

Очевидно, в представлении режиссера, такой грязной и уродливой была жизнь бандитской Молдаванки в бабелевские времена. На столах – бутылки и стаканы. За столами – пьяный разгул. И над всем этим возвышается кукла в белом платье и фате, с выпученными глазами, сжимающая в единственной руке другую куклу – полузадушенного и дрожащего жениха, с руками и ногами-веревочками.

Актеры играют в Бабеля. Это не оговорка. Играют не Бабеля, а именно в Бабеля. Так, как играют дети, приспосабливая к игре подручные предметы и говоря за персонажей неестественными искаженными голосами.

Так, коровье стадо несговорчивого Эйхбаума, не пожелавшего платить Королю, изображают деревянные чурки с сучками-рогами. В сцене, где Беня Крик, желая наказать Эйхбаума, режет коров, актеры просто разрубают эти чурки. На сцену весьма натуралистично летят кровавые ошметки и льется красная жидкость, имитирующая кровь.

Огромная Двойра не помещается на сцене. Она представлена гигантской головой, занимающей весь дверной проем, и раскинутыми по обе стороны сцены руками и ступнями. Немного фантазии, и можно представить, что голова сделана из тыквы, руки – свернутые одеяла, а ступни – подушки. Пузатый Каплун – кукольная голова, поставленная на подушку…

В спектакле используются так называемые срединные куклы, управляемые актерами-кукловодами или снаружи, или изнутри. При этом далеко не все персонажи спектакля представлены куклами. Двойра с женихом, молодой человек от тети Ханы с Костецкой, горбатая Рейзя, Фроим Грач, Эйхбаум…

Некоторые куклы-персонажи сделаны частично. Мощная Бася лишена тела. Любка Казак представлена только до пояса – мощная грудь с выпирающими сосками, загребущие длиннющие руки, огромный рот хабалки с Молдаванки. У проститутки Катюши, с которой забавляется в номерах у Любки Беня, – только голова, покрытая редкими светлыми волосами, руки и ноги, периодически показывающиеся из-под простыней.

А вот Арина – это сразу две куклы – маленькая, просящая у Иисуса помощи, и ростовая – в сцене, где с героиней забавляются «кухонные мальчишки, купцы и инородцы». Периодически актеры помещаются внутри ростовых кукол. Как в «Отце» горбатые бабки, купающие в тазу и развешивающие сушиться на веревке тряпичных младенцев.

Е. Корняг хватается за смачную бабелевскую метафору и раскручивает ее в действии. Так, окончание рассказа «Король» стало отдельной сценой.

«Двойра не собиралась спать. Обеими руками она подталкивала оробевшего мужа к дверям их брачной комнаты и смотрела на него плотоядно, как кошка, которая, держа мышь во рту, легонько пробует ее зубами», – пишет Бабель. В спектакле на этих словах от куклы-Двойры отделяется голова, хищно загораются выпученные глаза, делая ее, действительно, похожей на кошачью голову. Она долго играет с трясущимся женихом, а, затем уносит свой трофей в зубах.

И снова слово Евгению Корнягу: «Главное в постановке – поиск языка. Всяческого языка: пластического, музыкального, адекватного библейски цветистому языку Бабеля».

Эти поиски не всегда дают желаемый результат. Порой действие излишне затянуто, что сбивает выверенный ритм бабелевских рассказов, иногда музыка и говор актеров заглушают авторский текст. Но в последнем рассказе – «Иисусов грех» режиссеру удается приблизиться к библейской эпичности Бабеля, ухватить настроение и идею писателя.

Завершается рассказ сценой, где Иисус просит прощение у Арины: «Слезами омыл Иисус Арину в ответ, на колени стал спаситель.

– Прости меня, Аринушка, бога грешного, и что я это с тобой исделал...

– Нету тебе моего прощения, Иисус Христос, – отвечает ему Арина, – нету».

Но в спектакле Арина (актриса Ольга Чабан) – о, всепрощающая бабья душа! – помогает Иисусу (заслуженный артист Украины Стас Михайленко) сойти с креста, усаживает за стол и подает еду. Так и сидят они друг напротив друга – два святых грешника…

Инна Кац.

Дата съемки: 7.11.2018.

Фото: Олег Владимирский.

поделиться: