Сергей Уточкин

Двадцать пять лет тому назад в газетах появилась коротенькая, в две строчки, телеграмма:

«В Петрограде скончался oт кровоизлияния в мозг С.И. Уточкин».

Он умер 13 января 1916 года (31 декабря 1915 года по старому стилю). Ему было около сорока лет.

Сергей Уточкин на велотреке. Фотография на почтовой карточке

Сергей Уточкин на велотреке. Фотография на почтовой карточке

Сергей Уточкин — самый отважный и разносторонний спортсмен конца XIX и начала XX столетия, один из первых русских авиаторов. Вместе с Уточкиным как-то поднимался в воздух на аэростате писатель А.И. Куприн. О своем полете он написал очерк, посвятив Уточкину следующие строки:

«...об этом наиболее своеобразном человеке, какого я только видел в своей жизни, я должен — извиняюсь перед ним за нескромность — поговорить подробнее. Да и то сказать: если есть в Одессе два популярных имени, то это имена Бронзового Дюка, стоящего над бульварной лестницей, и С.И. Уточкина.

Уточкин — это кумир рыбаков, велосипедистов всех названий и возрастов, женщин, жадных до зрелищ, и уличных мальчишек. Он сам рассказывает о себе в юмористическом тоне: «Я очень п-популярен в Одессе. Когда я еду по улице на машине, то уличные мальчишки бегут за мною и дразнятся: «Уточкин, рыжий пес». И действительно: он рыж, этот рыжеволосый, светлоресницый, синеглазый человек, выше среднего роста, с головой, уходящей немного между плеч, короткошеий и длиннорукий, и правда, что в его нешироком, но плотном сложении невольно чувствуется звериная ловкость, сила и находчивость... Он самый страстный спортсмен в мире, какого только можно себе вообразить. Он перепробовал почти все виды спорта, но, достигнув в каждом из них верха, тотчас же переходил к другому спорту.

Так он сделался первоклассным циклистом и приобрел себе известность на всех циклодромах Европы; потом его увлекли автомобильные состязания, во время которых он развивал страшную скорость — по полтораста километров в час; затем парусные гонки, затем самый свирепый и кровавый бокс, затем уже полеты на аэростатах. И повсюду он достигал наивозможного совершенства. Теперь он бредит аэропланами.

...Я бы не задумавшись ни на одну секунду, — писал Куприн, — полетел с нашим пилотом на его будущем аэроплане, точно так же, как и пошел бы с этим человеком на всякое предприятие, требующее смелости, риска, ума и звериной осторожности».

Сергей Уточкин был уроженцем Одессы. С детства он привык к морю, толкался среди рыбаков, прекрасно плавал, греб, управлял яхтами.

К десяти годам он остался круглым сиротой. Сережу отдали «на воспитание» к учителю Заузе — алкоголику. Семья Заузе жила впрoголодь. В припадке отчаяния Заузе повесился. Обезумевшая от горя жена схватила кухонный нож, зарезала своих детей, а сама бросилась с балкона. Сережа был свидетелем этой ужасной сцены. От потрясения он лишился дара речи и потом уже на всю жизнь остался заикой.

Свою карьеру спортсмена Уточкин начал в 1894 году. Еще будучи гимназистом, он выступал на местном циклодроме как велосипедист-любитель, затем — в качестве профессионала.

Его выступления привлекали на одесский циклодром тысячи зрителей. Слава Уточкина росла: о нем знали загранией, в Париже он принимал участие в розыгрыше grand prix.

Сергей Исаевич Уточкин первый в Одессе ездил на мотоцикле и на автомобиле, первый изучил игру в футбол и создал в родном городе две команды. Одну возглавлял он сам, другую — велосипедист Крупников.

***

В начале века Одессу стали навещать заграничные аэронавты. Их публичные полеты на воздушных шарах не давали покоя Уточкину, изведавшему все виды спорта, и он уговорил аеронавта Витолло взять его с собой в полет. Побывав однажды в воздухе, Уточкин твердо решил летать.

Летом 1905 года в Одессу прибыл из-за границы аэронавт Отто Брунер. При первом же полете он потерпел аварию: его шар упал в море, но был оттуда извлечен. Брунер уехал, продав шар антрепренеру. В Одессе оказался свой воздухоплаватель, начавший совершать публичные полеты. Это был Сергей Уточкин.

В те годы весь мир уже говорил об аэропланах — летательных машинах тяжелее воздуха — о замечательных полетах братьев Райт, Блерио и Фармана. В России о полетах на аэропланах знали только понаслышке.

Уточкин мечтал обучиться пилотированию, но для учебы и покупки дорогой машины у него не было денег. Одесский банкир Ксидиас предложил ему поехать во Францию, к Фарману, изучить летное дело при условии, что после обучения Уточкин будет числиться на службе у банкирского дома. Устройство полетов и доход с них закрепляются за хозяином.

Уточкин не принял коммерческого предложення, и Ксидиас послал к Фарману мотоциклиста Ефимова

Первый полет Ефимова по возвращении из Парижа состоялся на Одесском ипподроме. Для его полетов Ксидиас приобрел биплан.

Ефимов не долго пробыл в Одессе: он уехал обратно в Париж. Тогда местный табачный фабрикант купил у банкира самолет и предложил Уточкину совершать на нем полеты. Ночью в ресторане (обсуждали) покупку. Неожиданно для всех Уточкин сказал:

— Я п-полечу сегодня или н-ни-когда.

Сергей Исаевич имел крайне смутное представление об управлении аппаратом, но никакие уговоры не могли остановить его.

Отправились на ипподром. Уточкин сел за руль биплана и произнес одно только слово «К-кон-такт».

Аппарат долго мчался по беговой дорожке, у самого обрыва оторвался от земли, поднялся в воздух. Уточкин по прямой полетел в Люстдорф (в 22 километрах от Одессы), где и совершил удачную посадку.

— Ну в-вот, видите, — сказал он — В-ведь я склазал, что п-полечу сегодня или н-н-никогда.

С этой ночи Сергей Уточкин стал авиатором.

***

Свой юбилейный, сотый полет он совершил над морем. Многие одесситы помнят июльский день 1911 года, когда Уточкин на аппарате, состоявшем из проволоки, фанеры и кусков брезента, поднялся с территории Одесской выставки и пролетел над морем.

Сергей Уточкин совершил сотни полетов, впервые появляясь в городах. где никогда не видели ни аэроплана, ни авиатора. Но не вегда его полеты на далеко не совершенных машинах проходили удачно.

В июле 1911 года, во время перелета Петербург — Москва, аппарат Уточкина при спуске силой ветра отнесло к обрывистому берегу реки. Уточкин упал в воду Его спас случайно находившийся поблизости крестьянин. У авиатора обнаружили перелом правой ключицы, вывих левой подколенной чашечки и сотрясение мозга. Аэроплан погиб.

В Одессе открыли сбор средств на лечение Уточкина и на приобретение аэроплана. Но когда Уточкин узнал об этом, он попросил послать в одесские газеты телеграмму с решительным отказом принять помощь.

Уточкин всегда жестоко нуждался. На его полетах наживались только антрепренеры. Сам он мечтал о широком развитии авиации, о применении ее в будущих войнах. Он даже пытался доказать это царю, проник в Зимний дворец, но его вытолкали оттуда, избили и объявили сумасшедшим.

То, о чем мечтал заикающийся романтик. совершилось после Октябрьской революции: авиация нашей страны стала лучшей в мире авиацией.

М. Поляновский,
журнал «Огонек», 10 января 1941 г.


Другие материалы рубрики «Записки одесского архивариуса» читайте здесь.

Пожертвовать
Реклама альбомов 300
Реклама альбомов_2  300