Регби
Регби

05.02.2014 | Публицистика

Украина: перезагрузка

Слово «перезагрузка» нынче в моде. Но вот беда, каждый в это слово вкладывает свой смысл. Для «реестровой оппозиции» в лице майданной троицы, перезагрузка – это смена чиновников на всех уровнях после ожидаемого прихода к власти. Это как минимум. Как максимум – возврат к Конституции образца 2004 года, которая ограничивает полномочия Президента и повышает роль парламента и правительства.

Фото Вячеслава Тенякова

Фото Вячеслава Тенякова

Для радикалов из «Правого сектора» подобных мер, как мы знаем, мало. Они требуют не только конституционной реформы, но и переформатирования ЦИК, привлечения правительства Азарова к ответственности, недопущения к власти политиков, которые дискредитировали себя во время прошлого правления, и так далее.

Конечно, говорить о «перезагрузке» сегодня вроде как рано. Итог недельного противостояния на Грушевского – практически «нулевой вариант», ничья, когда каждый при своих. При этом репрессивно-силовой вариант со всеми вытекающими последствиями еще не снят окончательно с повестки дня. Наиболее активная часть Евромайдана не доверяет ни власти, ни оппозиции. И имеет для этого вполне справедливые основания. Кто-то из активистов, например, лидер «Спільної справи» Александр Данилюк, уже поспешил ретироваться с поля боя за границу.

Все живут сегодняшним днем. Но значит ли это, что не стоит задуматься о дне завтрашнем? Стоит. Хотя бы потому, что вне зависимости от того, чем закончится эпопея с Евромайданом, Украина уже не будет прежней. Она просто не сможет быть прежней.

Не будем брать радикальные требования, вроде отставки Виктора Януковича, досрочных президентских и парламентских выборов. Возьмем «перезагрузку» от «реестровой оппозиции». Надо менять кадры? Несомненно, потому что многие из чиновников и правоохранителей уже стали кирпичиками коррупционной пирамиды, где с самого низа передаются «соточки», а наверху – чемоданчики. Надо менять Конституцию, сокращать полномочия Президента, дабы любому, кто займет этот пост, было бы неповадно подгребать все под себя? Надо, кто спорит.

Но проблема-то в том, что такую двойную «перезагрузку» мы уже переживали в 2005 году, после прихода к власти Виктора Ющенко. Как тогда, так и сейчас, оппозиция была разнородна, и распределение должностей проходило в соответствии с партийными квотами. Что получилось в итоге, мы знаем – увольнение тысяч чиновников, оказавшихся в числе «служителей преступного режима», заполнение вакантных должностей партактивистами, зачастую без какого-то опыта работы, даже политического.

Первый «оранжевый губернатор» Одесской области Василий Цушко (впоследствии, как мы помним, министр внутренних дел и доверенное лицо кандидата в Президенты Виктора Януковича) произвел такую перезагрузку просто – ликвидировал старые управления и создал новые, дабы уволенные «вследствие ликвидации» уже не могли жаловаться в суд.

Ну а о новых «революционных кадрах» рассказывали тогда чуть ли не анекдоты. Один из новоназначенных глав райгосадминистрации якобы собрал директоров заправок и предложил им скинуться по сколько-то там литров бензина на нужды РГА. На замечание одного из участников встречи, что это, мол, коррупция, тот ответил: «Да я вас сам под коррупцию подведу».

Ну да ладно, суть не в этом. Слишком много было споров насчет того, считать ли «оранжевую революцию» революцией. Если исходить из марксистского толкования этого термина, то вряд ли. А вот если судить с позиции смены элит, то очевидно. И проблема не в том, что в составе «оранжевых» правительств мы увидели не только новые, но и некоторые знакомые до боли лица. Основные кадровые перемены коснулись среднего и низшего звеньев. Из среды чиновников были выдавлены те, кто имел опыт работы с партийно-комсомольских времен. К этому опыту можно относиться по-разному, но он был.

Собственно говоря, «оранжевая» кадровая перезагрузка сняла преграды перед потоком коррупции, которую первоначально стыдливо именовали «политической». После смены разношерстных «оранжевых» монолитными «бело-голубыми» этот хаотический поток был упорядочен. Коррупция превратилась в систему. При этом многие из бывших «оранжевых» с легкостью сменили флаги, принеся с собой отработанные схемы.

И вот теперь возникает вполне справедливый вопрос – изменится ли радикально что-то в нашей стране, если на место коррумпированного чиновника из Партии регионов придет чиновник из «УДАРа», «Батькiвщини» или даже «Свободы»? Ну не верю. И не только потому, что соблазн велик, но и потому, что вся политическая и экономическая система Украины представляет собой не что иное, как новое издание феодализма. Феодал не производит, не стремится преумножить капитал, он потребляет, он тратит добытые путем оброка средства на развлечения, на новую машину или яхту.

Те, кто изучал историю средневековой Руси, знают о таком термине, как «кормление» - это вид пожалования великих или удельных князей своим должностным лицам, по которому княжеская администрация содержалась за счет местного населения. Приведем цитату из статьи о «кормлении» из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона: «Этот способ содержания должностных лиц, при всей своей первоначальной естественности, имел в своем дальнейшем развитии крайне невыгодные стороны. Должность именно вследствие этого стали рассматривать, прежде всего, как доходную статью для должностного лица. Каждый служащий не только смотрит на должность как на средство прокорма, пропитания, но соразмеряет все свои должностные действия с вопросом, какой за этим последует доход в его пользу. Таким образом, добавочный элемент должности мало-помалу выдвигался на первый план и получал главнейшее значение». Ничего не напоминает?

Но есть и еще один нюанс, отличающий отечественного неофеодала от его средневекового предшественника. Наш отечественный феодал (неважно, кто он – крупный чиновник или олигарх) – это своего рода еще и безответственный наследник. Наверное, каждый из нас мечтает получить богатое наследство. Проблема только в том, как им распорядиться. Большинство, увы, наверняка предпочтет идти по накатанной, жить здесь и сейчас, проматывая наследство и не заботясь о его приумножении. Нам, а в первую очередь – нашим правителям вместе с близкими к ним финансово-промышленными группами, также досталось богатое наследство, которое создавалось на протяжении последних десятилетий, вернее даже, большой кусок общесоюзного наследия. И это наследие успешно проматывалось на протяжении двадцати трех лет. Собственно говоря, именно на этом наследии Украинской ССР и создавалась Вторая Украинская республика. Сменив декор, она унаследовала из советского прошлого принципы управления. Областные и районные госадминистрации стали исполнять привычную роль обкомов и райкомов партии, только без идейного наполнения. Разве что горисполкомы освободились от опеки горкомов, но на низовом уровне все осталось по-прежнему – старые советские ЖЭКи так и остались старыми ЖЭКами, как бы их ни переименовывали.

Вначале удавалось управлять страной с помощью директив, и порой небезуспешно. Недаром время от времени поминают добрым словом Леонида Кучму, который воспринимал страну как большой завод, где он играет роль директора. Но чем меньше ресурсов оставалось в собственности государства, тем менее эффективными оказывались директивные методы управления. На фоне сращивания бизнеса с властью все более эффективным стал метод «кнута и пряника», иными словами, допуска или недопуска к государственным ресурсам. Цена за допуск – откат или политическая лояльность.

Повинуясь силе толчка, данного в начале 90-х, Вторая республика продолжала двигаться по инерции, а крупный бизнес совместно с правителями по той же инерции продолжал проматывать советское наследство. Эта инерция закончилась с приходом к власти Виктора Януковича. Оказалось, что украинский металл и химия конкурентоспособны только за счет двух факторов – дешевой рабочей силы и низкой цены на газ. Рабочая сила осталась дешевой, подорожал только газ, и этого оказалось достаточным для того, чтобы ввергнуть украинскую экономику в ступор.

Начала попросту сыпаться коммунальная сфера. А как же иначе? Ведь нельзя же постоянно проделывать фокусы с тарифами, вытягивая средства из энергетики, теплоснабжения, водообеспечения и не вкладывая ничего взамен.

Есть здесь и определенный психологический момент. Шальные деньги 90-х настолько сорвали крышу отечественным бизнесменам, что сегодня рентабельность в 20 – 30% никого уже не волнует. Все привыкли к сверхприбылям, даже с учетом коррупционной составляющей.

Так вот, говоря о перезагрузке (неважно, будет это только система власти или вся Украина), необходимо понимать одно – наследства больше нет. Все наследство Второй республики или проедено, или бездарно промотано. Кормиться уже нечем. Это еще во времена Ющенко можно было не заниматься реформами, хватало на всех, можно было кормиться и с откатов, и за счет дисконтов, и за счет маржи. Кризис подорвал основы экономики кормления. Как всякий непутевый наследник, действующая элита оставила тем, кто может прийти за ней, только долги, по которым надо будет платить. Более того, ни страной, ни экономикой нельзя более управлять с помощью приказов, «обязательных для исполнения». А значит, тем, кто собрался во власть, надо будет трижды подумать, надо им этот гембель или, может, проще удостоиться скромного звания «Герой Евромайдана»?

Понимание этого факта – отправной пункт перезагрузки. О ее сути поговорим в следующей статье. Как говорится, продолжение следует…

Артем Филипенко.

Фотогармошка 300х250
Аккерманская крепость
Адвокат