22.01.2014 | Публицистика

Загнанные в угол

Сейчас, когда события разворачиваются с головокружительной быстротой, когда идут бои на Грушевского, когда количество человеческих жертв растет с каждым часом, когда на Европейской площади появляется БТР, сложно прогнозировать, чем все обернется, поскольку выводы придется пересматривать уже через день-второй.

Фото Глеба Гаранича, Reuters

Фото Глеба Гаранича, Reuters

Приняв 16 января «драконовские» законы, Верховная Рада загнала ситуацию в тупик. Усиление уголовной ответственности за участие в массовых беспорядках вместо того, чтобы обострить инстинкт самосохранения у восставших, вызвало только ожесточение. Теперь те, кто находится на Майдане и Грушевского, знают, что их ждет. В столь же критической ситуации оказались и представители власти, которые понимают, что, в случае победы сторонников Майдана, их ждет или тюрьма или эмиграция.

Впрочем, сегодня многие не исключают и варианта раскола Украины. Иное дело, что раскол сегодня – не в интересах ключевых геополитических игроков – США, ЕС и России. Четыре атомных электростанции, являющиеся объектами повышенной опасности, и газотранспортная система, по которой российский газ поступает в Европу, единая энергосистема – все это в совокупности обеспечивает повышенный интерес этих игроков к нашей стране. Украина – не Молдова, не Грузия и не Югославия. А это означает почти стопроцентную гарантию международного вмешательства в случае попытки раскола, вплоть до внешнего управления.

После событий 19 января стало понятно, что оппозиционные лидеры ситуацию уже не контролируют. Требовали участники вече выбора «лидера народного сопротивления». И заявление Арсения Яценюка о том, что у нас «один лидер – украинский народ» встретили свистом и улюлюканием. Оно и понятно. Майдан стоит фактически уже второй месяц. И стоит безрезультатно. Ни одно из его требований не было выполнено, если не считать отставки «стрелочников» - киевского градоначальника Александра Попова, заместителя секретаря СНБО Владимира Сивковича и начальника киевской милиции Валерия Коряка.

История не терпит сослагательного наклонения, но почему-то кажется вполне реальным, что ситуацию можно было бы не доводить до точки кипения, если бы Президент принял хотя бы одно-два кадровых решения на основании требований Майдана. В конце концов, кто мешал отправить в отставку правительство Николая Азарова и сформировать новое, назвав его как угодно и назначив «технического» премьера и «технических» министров хотя бы на полгода? Подобный шаг, в конечном итоге, не только позволил бы разрядить ситуацию в стране, но и подготовиться к президентской кампании 2015. В итоге радикально настроенные протестанты оказались бы в изоляции.

Но выбрана была совсем другая тактика – игнорирования Майдана. С формально стороны, вполне правильная. Майдан разнороден, внутри него есть группы, которые конфликтуют между собою. Да и оппозиционная троица не очень дружна, ведь каждый из них мнит себя если не президентом, то хотя бы «вторым в городе» - главным оппозиционером. В принципе так и получилось. Многие разочаровались и в Майдане, и в оппозиции, и в ее лидерах. Но тут кому-то пришло в голову принять те самые законы…

Заряд негативной энергии копился долго. Ее можно было выплеснуть на памятник Ленина, на факельное шествие в день рождения Степана Бандеры, на разборки с другими активистами. Но канал для выброса пара оказался очень узким, и котел взорвало.

Важно даже не то, кто и при каких обстоятельствах начал столкновения на Грушевского – все ждали чего-то подобного. И тут же стало понятным, что лидеры оппозиции Майдан не контролируют. В Виталия Кличко выпустили струю из огнетушителя, Арсения Яценюка просто послали на три буквы, а Олег Тягныбок, который после принятия законов 16 января заявил: «Теперь слово будет говорить улица. Но она будет говорить не так, как говорила раньше. Можете в этом даже не сомневаться», судя по всему, спрятался от греха подальше, дабы и его не послали. Вместо этого основными действующими лицами стали полевые командиры Майдана, командиры сотен самообороны, люди малоизвестные, но энергичные.

Оппозиционные лидеры показали свою неэффективность и в стенах парламента, когда не смогли препятствовать ни принятию Госбюджета на 2014 год, ни голосованию за закон Колисниченко-Олийныка. Но таким «ручным» голосованием Верховная Рада фактически себя делегитимизировала. Ведь теперь для принятия законов и решений, например, о лишении депутатской неприкосновенности, достаточно просто собраться в уголке, поднять руки и провозгласить «235 – за». Кто там считать будет?

В таких условиях парламентская деятельность вообще теряет смысл. Пока что это понял только один Анатолий Гриценко, который заявил о сложении депутатских полномочий.

Следует сказать, что законы 16 января затронули не только депутатов и журналистов, но и другие слои украинских граждан, в том числе и тех, кто лояльно относился к власти. Ведь требование к общественным организациям, работающим с зарубежными грантами, регистрироваться в качестве «иностранных агентов» затрагивает не только тех, кого справедливо или несправедливо называют «грантоедами», но и, к примеру, украинских ученых, для которых в условиях мизерного финансирования науки средства в рамках международных программ являются зачастую едва ли не единственной возможностью продолжать исследования.

Но все это частности, мазки, лишь дополняющие общую картину безысходности, которая создалась в стране после 16 января.

Пока, судя по развитию событий, ситуация выглядит неутешительной. Если все же силовой сценарий будет реализован до конца и полностью – с судебными процессами, репрессиями, закрытием неугодных СМИ, вынужденной эмиграцией и т.д., то Украина может столкнуться с жестокой реальностью партизанской войны. Такая угроза вполне реальна, учитывая накопившуюся злость. И жертвами этой войны может стать среднее звено – вороватые чиновники, судьи-взяточники, сотрудники силовых ведомств. А это уже будет реально страшно.

Поэтому сегодня крайне важно всеми возможными средствами не допустить трагической развязки. Это в интересах всех – и повстанцев, и милиции, и власти и оппозиции. Вот только, похоже, никто не знает, как осуществить «перезагрузку».

Артем ФИЛИПЕНКО.

Информагентство "Вiкна-Одеса"

22.01.2014 | Жилищно-коммунальное хозяйство

Одесская Слободка осталась без воды

Фотогармошка 300х250
Аккерманская крепость
Адвокат