16.01.2014 | Публицистика

Евросоюз: преждевременные слухи о смерти

Вот уже больше месяца Евромайдан и события, с ним связанные, занимают первые места в новостных лентах. Явление вполне объяснимое, если учитывать декабрьский накал страстей. А ведь самое время оглянуться и посмотреть на мир вокруг нас. Мир, который продолжает жить своей жизнью. Мир, в котором принимаются стратегические решения, подписываются судьбоносные соглашения. Мир, в котором Украина является только фрагментом – и далеко не решающим.

Толчком к Евромайдану, если кто еще помнит, стало решение украинского правительства отказаться от подписания Соглашения об Ассоциации с ЕС. В последовавшем вихре событий на смену первоначальному лозунгу «Україна — це Європа!» пришел лозунг «Банду — геть!». Политический расчет взял верх над общественным протестом. Избирательная кампания по выборам Президента Украины стартовала. Ее действующие лица уже известны, и вряд ли стоит рассчитывать на то, что в ближайший год в кастинге на главную должность страны мы увидим какую-то новую персону. Хотя – кто знает...

Украинские официальные лица продолжают клясться в верности курсу на евроинтеграцию, В свою очередь, европейские чиновники высокого ранга утверждают, что никто не закрывал перед Украиной двери. И, тем не менее, в речах еврочиновников чувствуются нотки разочарования.

Украина остановилась в своем движении к Европе. Но влияние этого шага на жизнь Евросоюза минимально.

ЕС готовится к выборам Европарламента. Они состоятся в конце мая и, вполне возможно станут окончанием политической карьеры тех европейских деятелей, которые играли ведущую роль в переговорном процессе с Украиной и определяли лицо европейской политики последние годы.

По прогнозам Еврокомиссии, 2014 год будет более благоприятным для экономики ЕС. С лета 2013 года статистика фиксирует во многих странах Евросоюза постепенное улучшение макроэкономических показателей. Ожидается, что совокупный ВВП 28 стран ЕС вырастет в 2014 году на 1,4 процента, а в 18 странах еврозоны – на 1,1 процента. Даже столь незначительные успехи выглядят весьма обнадеживающе после двух лет рецессии. Несомненно, Соглашение об Ассоциации с Украиной, открывавшее для европейских товаров украинский рынок, стало бы серьезным стимулом для европейской экономики. Но, как говорится, и то хлеб. Во всяком случае, один из ключевых аргументов, которые использовали в своей пропаганде противники европейского курса Украины, то есть кризис европейской экономики, оказался разрушен. Более того, греческий премьер-министр Антонис Самарас объявил об окончании кризиса в Греции. А ведь еще совсем недавно аналитики наперебой прогнозировали возможный выход Греции из еврозоны, крах евро и развал Евросоюза.

Объявление об окончании кризиса прозвучало как раз в день, когда Греция приняла председательство в Евросоюзе. В отличие от Литвы, которая фокусировала внимание на восточном векторе, Греция намерена уделять внимание южному. Среди приоритетов председательствования Греции – экономический рост, борьба с безработицей, преодоление финансово-экономического кризиса в еврозоне и продолжение архитектуры Европейского валютного союза. «Восточное партнерство» и Украина среди этих приоритетов не упомянуты.

Но вместе с тем Греция объявила о готовности внести предложения о пересмотре визового кодекса. Это очень важно для Греции, чтобы снять бюрократические барьеры для граждан третьих стран, таких как украинцы, россияне, турки, китайцы, которым нужна виза для въезда в Европу. Впрочем, это благое намерение продиктовано вполне прагматическими соображениями. Греция заинтересована в развитии туризма, и отмена виз даст стимул развитию этой отрасли.

Еще одним примечательным событием стало расширение участников еврозоны. Латвия стала 18-м государством Евросоюза, которое отказалось от национальной валюты в пользу евро. Ряд экспертов критически относится к этому решению латвийского руководства, указывая на то, что оно носит, скорее, политический, а не экономический характер.

Для российских пропагандистов и украинских противников евроинтеграции Латвия наряду с Болгарией и Грецией была любимым примером «глубокого кризиса Европейского Союза».

Действительно в 2008 – 2009 годах Латвия понесла самые большие экономические потери среди всех стран мира: четверть ВВП. Лечить болезнь стали с помощью жесткой бюджетной экономии, предусматривавшей сокращение трети министерств с увольнением работников и снижение зарплат в государственном секторе в среднем на 25% (кое-где эти зарплаты были снижены еще больше). Благодаря принятым мерам на протяжении двух лет, в 2011 – 2012 годах, удалось добиться роста ВВП на уровне 5,5%. Уровень безработицы стал ниже среднеевропейского.

Насколько удачным станет для Латвии этот шаг и насколько она оправдает надежды Еврокомиссии, покажет время.

Стоит, впрочем, упомянуть о еще одном событии. В октябре прошлого года Еврокомиссия утвердила новую стратегию развития транспортной инфраструктуры на период до 2020 года. Стратегия эта является во многом революционной. Напомним, что за последние 20 лет количество членов ЕС увеличилось с 12-ти до 28 стран. Большинство новых членов – страны Центрально-Восточной Европы. Как результат транспортная инфраструктура Евросоюза оказалась разобщенной и неравномерно развитой, особенно по оси восток – запад.

Для преодоления дисбаланса предполагается создание девяти мультимодальных коридоров, которые по географическому признаку принято делить на несколько групп: три коридора восток – запад и два коридора север – юг, а также четыре диагональных коридора. Независимо от направления каждый транспортный коридор должен совмещать в себе минимум три вида транспорта, соединять три государства и иметь две трансграничные секции. В результате реализации данной стратегии обновленная транспортная сеть соединит 94 морских и речных порта, 38 ключевых аэропортов и позволит обновить 15 тысяч километров железных дорог, наладив на них скоростное движение.

Из девяти транспортных коридоров только два косвенно связаны с Украиной. Во-первых, это Средиземноморский коридор. Он призван соединить средиземноморские страны (Испанию, Францию, Италию, Словению, Хорватию) с континентальной Венгрией и доходит до границы с Украиной. Во-вторых, это коридор Рейн – Дунай, который заканчивается в румынской Тулче. В последнем случае украинские дунайские порты оказываются вне европейской транспортной сети.

В любом случае Украина пока оказывается «за бортом», что, естественно, скажется на транзитном потенциале страны. Остается только напомнить, что в неподписанном Соглашении об Ассоциации серьезное внимание уделялось сотрудничеству в транспортной сфере. Подписание Соглашения открыло бы дополнительные возможности для интеграции украинской транспортной системы в общеевропейскую. Пока что порты Черноморского бассейна не играют большой роли в общем объеме грузоперевозок. На их долю приходится только 1,4% всех грузов, перерабатываемых в портах стран ЕС. Но это не значит, что Евросоюз не намерен уделять внимание региону. Вопрос только в том, что наибольшие преференции получат в данном случае порты стран-членов ЕС – Болгарии и Румынии.

Как бы то ни было, Европейский Союз намерен активно развивать свою транспортную сеть, в то время как Украина только теряет транзитные грузопотоки и все больше утрачивает свои преимущества как на Черном море, так и на Дунае.

Артем ФИЛИПЕНКО.

Информагентство "Вiкна-Одеса"

16.01.2014 | Жилищно-коммунальное хозяйство

16 января в Одессе — отключения света

Фотогармошка 300х250
Аккерманская крепость
Адвокат