Регби
Регби

03.12.2013 | Публицистика

«Жизнь после Вильнюса»: начало

Вот, собственно говоря, и началась «жизнь после Вильнюса». Правда, началась не совсем так, как это казалось за неделю до него. Началась с жестокого избиения «Беркутом» молодежи Евромайдана, с многотысячного митинга, с занятия демонстрантами Киеврады, баррикад на центральных улицах столицы, с превращения изначально неполитической акции в откровенно политическую.

Фото Глеба Гаранича, Reuters

Фото Глеба Гаранича, Reuters

Фотокорреспондент Reuters Глеб Гаранич

Фотокорреспондент Reuters Глеб Гаранич

К чему это приведет, пока не знает никто. Потому что никто к этому не был готов. Ни лидеры оппозиции, ни представители власти. А вообще – кто сказал, что можно быть к этому готовым? Вспомните историю революций, бунтов и мятежей прошлого. Одно небольшое событие способно сыграть роль камешка, скинутого с горы и вызвавшего лавину. Что было бы в Российской империи в феврале 1917 года, если бы в столицу вовремя подвезли хлеб? Что было бы, если бы «Беркут» не стал избивать молодежь на Майдане? Увы, история не знает сослагательного наклонения. Ей приходится иметь дело с уже свершившимися событиями.

Вопрос о Соглашении об Ассоциации с ЕС как-то плавно отошел на второй план. Как, впрочем, и многие другие вопросы. Например, заканчивается председательство нашей страны в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Еще месяц назад для экспертного сообщества это был бы серьезный повод для анализа и прогнозов. А сейчас? Сейчас все пишут возможные сценарии развития событий. И пусть весь мир подождет...

Да, Соглашение об Ассоциации не предусматривало перспективы членства Украины в ЕС. До Европы далеко. Это в Эстонии министр культуры подал в отставку из-за того, что поспособствовал назначению редактора популярной газеты и якобы (подчеркиваю: якобы) пытался установить цензуру. Это в Латвии все правительство ушло в отставку, поскольку взяло на себя ответственность за обрушение торгового центра «Maxima». А у нас и Президент и Премьер осудили избиение «беркутовцами» студентов. И ничего. Абсолютно ничего.

После 29 ноября мы бы не проснулись в другой стране, не стали бы в одночасье европейцами. Но Соглашение давало, в первую очередь, перспективу, ориентир, направление движения. Ну и, в конце концов, надежду на изменения.

Повторюсь: в Таможенный Союз нас взяли бы такими, какие мы есть – с коррупцией, неповоротливым и неэффективным чиновничьим аппаратом, технологически отсталой и энергозатратной экономикой. ЕС все же требовал бы от нас изменений, зачастую – ради нашего же блага.

Отдельная тема — отношения с нашим северным соседом. Возможно, это будет некоторым преувеличением, но Россия Украину все же потеряла. Прежде всего, в битве за умы. Понятное дело, что это не распространяется на «титушек», там не за что бороться.

Информационная кампания, развязанная в российских масс-медиа, показала градус ненависти, который вызывает у наших северных соседей возможность другого пути Украины, не «вместе с Россией». Некоторые здравые голоса, звучавшие диссонансом в общем вое, сути дела не меняли.

За последнее время пришлось немало поспорить, в том числе – и с довольно близкими людьми, живущими в России. Ощущение такое, словно мозги промываются ядреной чистящей жидкостью. Начисто. И остаются в этих мозгах только клише из зомбоящика.

Многие были удивлены тем, что солидарность с официальной пропагандой высказали «властители умов» или те, кто на эту роль претендует. Как правило, спор с российскими оппонентами сводился с их стороны к двум аргументам – «вы передасты (идете в гей-Европу)» и «сколько вам заплатили?». Им просто сложно понять, что многие граждане Украины мыслят в совсем другой системе координат. Конечно, преувеличивать не стоит.

Один из так называемых российских ученых (не назвать его ученым не могу, как-никак, степень имеет) в дискуссии на «Фейсбуке» высказался предельно просто: «Сколько раз мы освобождали Украину от всякой сволочи! Освободим и еще раз, за ценой не постоим». Под сволочью, понятное дело, понимались те, кто выступал за подписание Соглашения, причем неважно, какой они национальности.

Некоторые недоумевают: как же так, откуда это, почему вдруг такой запал ненависти? Да все просто. Вспомните Германию 30-х годов. Она тоже тогда «поднималась с колен». Да, кто-то предпочел эмиграцию, но у многих представителей научной и творческой интеллигенции подобное «вставание с колен» вызывало искренний восторг. А с какой радостью встретили «воссоединение» двух «братских» народов – немцев и австрийцев. Но Германия прошла мучительный путь выздоровления и сегодня представляет собой мощнейшую экономику Европы.

Ну да ладно, Бог с ней, с Россией. Как ее обустроить — забота самих россиян. Нам бы у себя разобраться. Тем более что все решится в течение дней, возможно – недель.

Артем ФИЛИПЕНКО.

Информагентство "Вiкна-Одеса"

Фотогармошка 300х250
Аккерманская крепость
Адвокат