30.09.2013 | Публицистика

Коррупция: ничто не ново под луной?

В нынешнем году исполнилось 60 лет со дня смерти «вождя всех народов» Иосифа Сталина. Накануне юбилея были опубликованы итоги опроса, проведенного Киевским международным институтом социологии. Выяснилось, что только 37% украинцев негативно относятся к Сталину, 22% настроены по отношению к нему позитивно, а 15% вообще хотели бы жить при таком правителе.

Опять же согласно опросу, 34% наших сограждан полагали, что Сталин был мудрым руководителем, приведшим СССР к процветанию, 13% (каждый восьмой) были убеждены, что «отец народов» не был бесчеловечным тираном, а 27% уверовали в то, что наш народ никогда не сможет обойтись без руководителя типа Сталина, который придет и наведет порядок.

Однако, несмотря на кажущуюся ностальгию многих украинцев по «сильной руке», почти три четверти опрошенных (74%) разделяют мнение, что Сталин был жестоким тираном, виновным в гибели миллионов людей. В общем, как в фильме «Убить дракона»: «Суров, но справедлив».

Желание сильной руки, строгого правителя возникает не только от желания навести порядок среди беспорядка. Писателю Бернарду Шоу принадлежит знаменитая фраза «Свобода – это ответственность. Вот почему все ее так боятся». И действительно, свобода – это не просто право, это еще и обязанность. Свобода означает, что только ты, и никто другой отвечаешь за себя, именно ты сам решаешь свои проблемы и тебе не стоит надеяться на доброго дядю или на доброе государство, которое решит за тебя все твои проблемы. Поэтому так сильна порой тяга иметь правителя или вождя, который возьмет на себя ответственность за все, начиная от наведения порядка и заканчивая вашим личным трудоустройством, социальным обеспечением и всем прочим.

Часто можно услышать «Расстрелять бы их всех», «Сталина на вас не хватает» или «за это тебя при Сталине бы посадили». Правда, те, кто призывает сажать, расстреливать и вешать, почему-то думают, что сажать, расстреливать и вешать будут не его, а «неправильного» соседа по парадному или обязательно проворовавшегося чиновника.

В последнее время модным стало слово «налогоплательщик». Тем самым мы, рядовые граждане, пытаемся как-то определить свои отношения с властью. Но вот в чем загвоздка - для того чтобы стать налогоплательщиком, еще недостаточно просто платить налоги. Необходимо осознавать, что власть живет именно на эти налоги, что не ты, а она обязана тебе. И до тех пор, пока это чувство не появится, мы будем спокойно смотреть на то, как транжирятся бюджетные средства, наши с вами средства, как работают откаты и дисконты.

Необходимо ответить на вопрос: какого порядка мы хотим? Может быть, порядка, который наведет сильный правитель, тот самый Сталин или близкий к нему по духу и методам политик, который возьмет на себя ответственность. Ответственность за все. А может быть, нам нужна совсем другая система отношений, при которой контроль над властью осуществляют свободная пресса, общественные организации и просто – неравнодушные люди.

Коррупция настолько же стара, насколько старо государство. И в разные времена с ней пытались бороться – когда успешно, когда безуспешно.

Обратимся к истории страны, которая сегодня представляется как эталон демократии и сама нередко пытается учить борьбе с коррупцией – Соединенным Штатам Америки. История США действительно во многом поучительна. При всем различии правовых традиций и политических систем, отдельные эпизоды этой истории, в особенности – истории столетней давности, поневоле вызывают ассоциации с современной Украиной. И служат подтверждением мудрости Экклезиаста «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: «Смотри, вот это новое», – но это было уже в веках, бывших прежде нас...».

Итак, Соединенные Штаты, вторая половина ХІХ века. В стране закончилась Гражданская война, в которой победил Север, установилась двухпартийная система, существующая и по сей день: демократы и республиканцы. Опорами партий и партийных боссов стали разветвленные, слаженные и дисциплинированные партийные организации, созданные в каждом из штатов, во всех крупных и многих небольших городах. Боссы и их приближенные составляли так называемые «ринги», неофициальные объединения партийной верхушки, направлявшие деятельность партии. Особенность партийных организаций – как республиканцев, так и демократов – заключалась в том, что ни в одном из звеньев не было освобожденных функционеров. Члены партийного аппарата занимали разнообразные невыборные или выборные государственные должности, заполнение которых являлось фактической прерогативой партийных лидеров. Республиканцы и демократы, оказавшиеся на государственных должностях по их протекции, должны были беспрекословно подчиняться воле боссов и вносить в зависимости от занимаемой должности соответствующий взнос в партийную казну. В противном случае они лишались теплых мест.

Партийные боссы стремились превратить в опорные пункты партии самые крупные и доходные учреждения своих штатов. Например, таким опорным пунктом для республиканцев Нью-Йорка стала таможня, крупнейшая в США. Доходы и взятки, получаемые чиновниками на таможне, в совокупности были сравнимы с прибылями удачливых бизнесменов. В 70-х годах XIX века на различных должностях в этой таможне оказались 1011 республиканцев. На таможне поощрялось взяточничество, превратившееся в надежный источник финансирования Республиканской партии. Служащие таможни не только делились своими доходами с партийным боссом, но и отдавали часть своего времени организационной и пропагандистской деятельности партии.

В том же Нью-Йорке во главе «ринга» Демократической партии оказался Уильям Твид. Сын мебельщика, он начал политическую карьеру, будучи избранным в городской совет Нью-Йорка. Этот совет, известный в общественном мнении как «сорок воров» и состоявший из 20 членов и 20 их заместителей, имел большие административные и финансовые полномочия. Член совета был хозяином в том избирательном округе, от которого баллотировался. Он назначал полицейских и предоставлял лицензии владельцам питейных заведений, вместе с другими членами совета выдавал разрешения на функционирование линий автобусов, городских железных дорог, паромов. Каждый из членов участвовал в судопроизводстве и не отказывался от возможности повлиять на состав жюри и на саму судебную процедуру, а значит – и на исход дела.

В дальнейшем Твид был избран в Конгресс, а затем и в верхнюю палату – Сенат. Кресло сенатора штата Нью-Йорк принесло боссу Демократической партии новые возможности и новые материальные блага. Твид фактически стал душой-организатором коррупционеров-законодателей.

Как правило, «посланники народа» ценили свои услуги достаточно высоко. Так, в споре за контроль над одной из железных дорог они запросили с конкурирующих сторон по тысяче долларов за голос (не путать с нынешней тысячей долларов), а потом довели цену до пяти тысяч.

Впрочем, взятки от бизнеса (скрытые и явные) давали Твиду отнюдь не главную часть его астрономических доходов. Городская казна щедро кормила нью-йоркского босса, и обычно из раздутого по смете какого-либо контракта подрядчик получал лишь 35 процентов его стоимости, Твид – 25 процентов, а его приспешники – все остальное. По одному из строительных контрактов расходы были определены в 1858 г. в 250 тысяч долларов, но к завершению строительства в 1872 г. городской бюджет был вынужден «раскошелиться» почти на 14 миллионов.

Тем не менее, несмотря на огромные деньги, могущество Уильяма Твида не оказалось вечным. И для его падения потребовалась вовсе не сильная рука, а свободная пресса. В итоге «шайка Твида» стала настолько компрометировать демократов, что разоблачителем выступил однопартиец, губернатор штата Нью-Йорк Сэмюэль Тилден. По его настоянию Твид был судим и приговорён к двенадцати годам тюремного заключения, но – в результате больших взяток – по решению Верховного суда США срок был снижен до года. Это вызвало возмущение нью-йоркцев из высшего общества, Твид был опять арестован, судим второй раз, бежал, скрылся за границей и все же в итоге оказался за решеткой в штате Нью-Йорк, в тюрьме, которую сам же построил и на строительстве которой нажился. В этой тюрьме он и умер.

Не правда ли, все очень знакомо? Да, во многом Украина переживает то, что Соединенные Штаты, и не только они одни, переживали 100 лет назад. Есть примеры и более близкие, та же Италия на рубеже 80-х и 90-х годов ХХ века. Да, в странах, где демократические традиции насчитывают сотни лет, время от времени появлялись сильные и харизматичные правители, которые олицетворяли порядок среди беспорядка. Но даже генерал де Голль, который является классическим примером государственного деятеля такого типа, не стал посягать на основы демократического строя.

Вывод может быть только один. Нам необходимо идти не назад – к «железной руке», которая наведет порядок за нас, а к такому строю, где этой железной рукой будем мы сами.

Артем ФИЛИПЕНКО.

Информагентство "Вiкна-Одеса"

Фотогармошка 300х250
Аккерманская крепость
Адвокат