Регби
Регби

19.09.2013 | Публицистика

Мировые сенсации синематографов старой Одессы

Новое изобретение ХХ века – кино – было прекрасным развлечением, позволявшим отвлечься от повседневной рутины. Зрителей в кинотеатры – синематографы – зазывали при помощи специальных афиш, о которых и пойдет речь.

Илл. 01

Илл. 01

Илл. 02

Илл. 02

Илл. 03

Илл. 03

Илл. 04

Илл. 04

Илл. 05

Илл. 05

Илл. 06

Илл. 06

Илл. 07

Илл. 07

Илл. 08

Илл. 08

Илл. 09

Илл. 09

Илл. 10

Илл. 10

Илл. 11

Илл. 11

Илл. 12

Илл. 12

Илл. 13

Илл. 13

Илл. 14

Илл. 14

Илл. 15

Илл. 15

Илл. 16

Илл. 16

Илл. 17

Илл. 17

Илл. 18

Илл. 18

Илл. 19

Илл. 19

Илл. 20

Илл. 20

Илл. 21

Илл. 21

Илл. 22

Илл. 22

Илл. 23

Илл. 23

Илл. 24

Илл. 24

Илл. 25

Илл. 25

Илл. 26

Илл. 26

На открытках с видами старой Одессы, выпущенных около 100 лет назад, в объектив фотографа нередко попадали афишные тумбы с рекламами одесских театров, цирка, ипподрома и кинотеатров – иллюзионов. На тумбы наклеивались односторонние афиши с сообщениями о дне и часе спектаклей или сеансов, исполнителях главных ролей, даже приводилось краткое содержание рекламируемого действа (илл.01). В те времена выпускались печатные либретто даже для романсов и песен, исполняемых на сцене. Что уж говорить о «немом» кино, где без интригующего изложения краткого содержания иногда невозможно было быть уверенным в правильности понимания смысла и нюансов первых фильмов. Кроме расклеенных на тумбах афиш владельцы иллюзионов для привлечения публики нанимали специальных людей для бесплатной раздачи сложенных книжкой афиш на улицах вблизи заведения. Правда, раздача печатной продукции на улице требовала специального разрешения городских властей, но находчивые кинопредприниматели одесских окраин умудрялись договариваться с представителями власти на местах.

Кино в Одессе с самого своего возникновения в последнем десятилетии ХIХ века пользовалось огромной популярностью. Причем одесситам повезло: они впервые увидели «художественную выставку живых фотографий, приводимых в движение посредством электрической машины», в 1893 году, на 2 года раньше, чем представили и запатентовали кино братья Огюст и Луи Люмьеры.

Механик Новороссийского университета Иосиф Андреевич Тимченко показывал в холле гостиницы «Франция» на углу Дерибасовской и Колодезного (Вице-адмирала Жукова) переулка с помощью изобретенного им аппарата два первых в мире фильма-сюжета «Копьеметатель» и «Скачущий всадник». Талантливый одесский изобретатель-самоучка не придал большого значения своему творению, не потрудился запатентовать изобретение, и вся слава первооткрывателей кино досталась оборотистым братьям-французам.

Более подробно о деятельности «одесского Кулибина» – И.А. Тимченко – мы писали в книге «Старая Одесса. Торговля и промышленность». А в этой статье хотим рассказать о новых коллекционных поступлениях, связанных с историей кино в Одессе.

Братья Люмьеры действовали очень энергично, пропагандируя кино и завоевывая зрительскую аудиторию многих стран. Уже в 1896 году во временном павильоне в приморской части Александровского парка в Одессе их специальные представители показывали одесситам кинофильм. Это был первый иллюзион Одессы.

Поначалу в иллюзионах показывали только фильмы, снятые за границей, но вскоре кинооператоры появились и в России. Первые репортажные кинокадры, снятые в Одессе кинооператором М.О. Гроссманом, довелось увидеть писателю-одесситу Валентину Петровичу Катаеву, описавшему это зрелище, потрясшее его детское воображение, в повести «Разбитая жизнь, или Волшебный рог Оберона».

Сеанс проходил в обстановке полной секретности в пехотном юнкерском училище на Итальянском бульваре. Отец будущего писателя П.В. Катаев преподавал юнкерам русский язык и географию и потому вместе с сыном был допущен на засекреченное военными по каким-то неведомым причинам мероприятие: «На деревянной подставке возвышался сложный проекционный аппарат: два медных колеса с намотанной на них перфорированной, легко воспламеняющейся целлулоидной лентой и еще более сложный осветительный прибор вроде спиртово-калильной лампы, распространяющей острый запах эфира; иногда этот прибор издавал пронзительный зудящий звук… Наконец в помещении погасили газовые рожки… Кто-то стал крутить ручку барабана, раздалось мерное металлическое стрекотание, и на освещенном экране появилось громадное фотографическое изображение хорошо знакомой нам всем Шестой станции большефонтанской железной дороги. Волшебство заключалось в том, что это фотографическое изображение было живое. Через полотно узкоколейки пробежала собака с хвостом, как бублик; по ту сторону полотна шевелилась листва акаций и среди листвы виднелись белые солдатские палатки: летний лагерь модлинского полка; несколько человек на перроне, повернувшись к нам лицом, с любопытством, размахивая руками, что-то рассматривали – вероятно, синематографический аппарат, которым их снимали; затем вдали показались клубы пара, вылетающего из головастой трубы паровичка – кукушки, замелькали открытые летние вагончики с парусиновыми занавесками; поезд остановился, и на перрон стали выпрыгивать офицеры в белых летних кителях; замелькали фуражки в белых чехлах и блестящие шевровые сапоги, некоторые со шпорами; прошли дамы в кружевных платьях, с кружевными зонтиками… Все это было не заграничное, не парижское, а свое, русское, хорошо знакомое одесское… Чудо продолжалось минуты три, четыре – и вдруг все кончилось. Зажегся газ…»

Конечно, в стационарных театрах-иллюзионах, где демонстрировались художественные фильмы в начале ХХ века, сеансы длились намного дольше.

В 1910 – 1911 годах число иллюзионов в Одессе дошло до 18-ти, причем, половина из них располагалась не в центре города, а на Молдаванке и Слободке-Романовке. К слову, заметим, что в 1914 году, по сведениям справочника «Вся Одесса», иллюзионов в городе работало 44! Содержание иллюзиона оказалось прибыльным делом!

Самый вместительный одесский иллюзион принимал около 600 зрителей и назывался «Гигант» (илл.02). Он перекочевал с Михайловской площади Александровского парка, где развлекал посетителей торгово-промышленной выставки в 1910 году, на Прохоровскую площадь. В справочнике «Вся Одесса. 1914 год» адрес заведения обозначен как «Старопортофранковская улица, Толкучий рынок» (илл.03). По нашему мнению, этому адресу соответствует сейчас зеленый «островок», на котором расположены цветочный павильон, остановка троллейбусов и маршруток с неизменными лотками, а со стороны Старопортофранковской – здание кождиспансера (бывшего общества попечения о больных детях). Вблизи «толкучки» – барахолки – иллюзион проработал много лет, возглавляемый директором-владельцем А.И. Матвеевым, доставляя радость приобщения к киноискусству жителям окрестных улиц и посетителям Толкучего рынка.

В центре города, на «Преображенской, 28, против Херсонской» (теперь – улица Пастера), у Городского сада, с 1909 года работал электрический театр «Аполло» (илл.04). В тесном кругу других знаковых иллюзионов, работавших поблизости, конкуренция была нешуточная, что требовало от владельца – отставного военного Антона Виллима – постоянного обновления репертуара. Выполненная в стиле модерн солидная коллекционная афиша иллюзиона «Аполло» (илл.05), отпечатанная в типографии «Спорт и наука» на Екатерининской, 25, сообщала одесситам, что с 14 мая 1913 года будет демонстрироваться «грандиозная юбилейная картина в 7 частях «Жизнь и творчество Рихарда Вагнера». Для «постановки и фабрикации известная мировая фирма Mester в Берлине затратила 2 000 000 германских марок»! Далее в афише следовало подробное изложение биографии композитора и помещена его вдохновенная фотография.

Иллюзион «Аполло» – «тезка» знаменитого римского театра – успешно проработал около 10 лет и перестал существовать в 1919 году в связи с наступлением в Одессе «окаянных дней».

Почти в эти же дни, когда в «Аполло» смотрели фильм о Вагнере, в театре «Зеркало жизни», расположенном в другом конце Преображенской улицы, № 88, угол Большой Арнаутской, демонстрировался с 19 мая 1913 года, по-видимому, не менее «грандиозный кине-роман в 7 частях, 3500 метров длины «В омуте Парижа». Об этом событии сообщала коллекционная афиша в затейливой рамке, отпечатанная в типографии А. Главацкого на улице Кондратенко (Бунина), 18. Текст афиши предваряла рекомендация владельца иллюзиона «Зеркало жизни» Я.Г. Крамаренко и Ко: «Необходимо прочитывать до начала картины». Видимо, имелось в виду размещенное на обороте либретто душераздирающей мелодрамы, последняя часть которой называлась просто: «Из пасти акулы» (илл.06).

В 1914 году иллюзион «Зеркало жизни» переместился на нечетную сторону Преображенской улицы, в дом С. Фролова, № 55, угол Базарной улицы.

С именем одесского кинопредпринимателя Якова Крамаренко, руководившего с некоей компанией работой иллюзиона «Зеркало жизни», тесно связан еще один иллюзион под названием «Бомонд», адрес которого на коллекционных афишах формулируется просто: «Куликово поле» (илл.07). Специально выстроенное одноэтажное здание располагалось на улице Земской (Лейтенанта Шмидта), 27, угол Итальянского бульвара. В советские времена кинотеатр работал под другими названиями, был разрушен, сейчас на этом месте жилой дом.

Судя по названию «Бомонд», иллюзион предназначался для состоятельных посетителей, однако близость вокзала и «Привоза» вносила свои коррективы в состав зрителей. В тексте афиши за январь 1915 года дирекция иллюзиона в лице Я.Г. Крамаренко и бессменного управляющего Иосифа Комберга-Кариоти уведомляла публику, что «автомобиль театра «Бомонд» находится против кафе Робина, и каждый, купивший у шофера билет от 50 копеек, пользуется бесплатным проездом в театр». Это был неплохой способ заманивания состоятельной публики, посещавшей престижное кафе Робина, в заведение, который, видимо, срабатывал, и «Бомонд» благополучно проработал до установления советской власти. Конечно, в иллюзионе был один раз в неделю обновляющийся приличный репертуар, согласованный, как и репертуары других иллюзионов, с городским цензором.

Судя по коллекционным односторонним афишам 1914 – 1915 годов, предназначенным для наклеивания на некий стенд или афишную тумбу, традиционно первое отделение представляло собой некое театральное или эстрадное выступление. Так, в апреле 1914 года силами артистов театра «Миниатюр» под руководством Я.З. Весеньева было представлено «злободневное представление Б. Флита (Незнакомца) и Н. Топуза (оба – известные не только в Одессе журналисты) «Аллея побед». Далее публику ожидала кинопрограмма – драма из жизни парижских авантюристов «Акула Парижа» под аккомпанемент увеличенного симфонического оркестра под управлением маэстро Островского.

А в марте 1914 года дирекции «Бомонда» удалось заполучить «Мировой боевик! Гордость русской синематографии! Русская лента! «Стенька Разин» (илл.08). В фильме были заняты 1000 человек, и обошлась она создателям в 1 000 000 рублей. Фильм демонстрировался под аккомпанемент хора певчих, военного и струнного оркестров. Так что обставляли свои представления владельцы «Бомонда» на самом высоком уровне. Коллекционные афиши на тонкой цветной бумаге, прошедшие военную цензуру, печатались в типографии Х. Вулихмана на Екатерининской, 91, а позднее – его преемников: Ш. Бронштейна и Ф. Лифшица по тому же адресу.

Совмещенную кино- и театральную программу практиковали и другие залы. Скромная «Аудитория Маразли» на Слободке-Романовке, напротив новой больницы, вмещавшая до 600 зрителей (культурный центр этого района, сооруженный на средства щедрого одесского мецената Григория Григорьевича Маразли), предлагал почтенной публике в новогоднюю ночь 1911 года насладиться шестью фильмами как трагического, так и комического содержания. Кроме того, труппа украинских артистов под управлением К.М. Кропивницкого представляла для жителей Слободки «Царицыны черевычки» (илл.09). В заключение вечера планировался «семейно-танцевальный вечер, бой конфетти, серпантин, летучая почта и митральезы». После утверждения помощником полицмейстера Корочинским программы вечера и текста афиши рекламный листок отпечатали в типографии А.И. Короленко на Ришельевской, 25.

Небольшой «кино-театр» под названием «Олимп» открылся в 1913 году вблизи Преображенской улицы, в доме С. Асвадурова на Успенской, 66 (илл.10). Во вторник, 6 января 1914 года, зрителей ожидала насыщенная программа: в первом отделении – «натуральные картины» «Норд-ост» и комическая «Сила сопротивления»; во втором – «батальная картина, грандиозная захватывающая драма из военной жизни в 6-ти частях «Война родит героев». Действие драмы разворачивалось в начале ХIХ века, во времена наполеоновских войн, причем развязка батальной картины в либретто предусмотрительно не приведена. Управляющий «кино-театром» «Олимп» М. Спичник от имени дирекции «с почтением» предлагал зрителям увидеть, чем кончилось, на экране. Интересно, что этот же фильм демонстрировался и в иллюзионе «Бомонд», дирекция которого привела для зрителей полное содержание фильма.

Афиша «Олимпа» анонсировала, предвещая «необыкновенный фурор и шумный успех» предстоящую через несколько дней программу с участием знаменитого артиста Ивана Мозжухина «Злая ночь».

Простоватая по дизайну афиша была отпечатана на тонкой зеленой бумаге в типографии Ф.Г. Губенко и И.И. Брегмана на Преображенской, 75, в доме старообрядческой церкви.

В нашем одесском собрании есть рекламные афиши еще одного из рядовых театров-иллюзионов под громким названием «Шантеклер».

Иллюзион «Шантеклер» начал активно развлекать публику на Малой Арнаутской, 40 в 1912 году, одновременно с двумя десятками других небольших кинотеатров Одессы. Конкуренция с каждым днем возрастала, и владельцу приходилось регулярно обновлять репертуар, активно расхваливать свой театр и выбранные для показа публике фильмы.

Афишки, попавшие к нам, заказывались в двух уже известных нам по предыдущим иллюзионам типолитографиях: Ф.Г. Губенко и И.И. Брегмана, работавшей с начала ХХ века на Малой Арнаутской (Суворовской), 115, угол Преображенской, 75; и в открытом почти одновременно с иллюзионом печатном заведении личного почетного гражданина Х.-И. Вулихмана на Екатерининской, 91.

Легендарная Малая Арнаутская в те времена официально называлась Суворовской. Видимо, название не прижилось, и одесситы именовали улицу по привычке по-старому. Поэтому владелец заведения – И.С. Гибрейх – предпочел привести на афише привычный потенциальной публике адрес: «Малая Арнаутская угол Ремесленной», или «Малая Арнаутская, 40».

Зеленый пятиэтажный дом на перекрестке улиц, на первом этаже которого размещался небольшой иллюзион, был типичным доходным домом с множеством жильцов. По сведениям Ростислава Александрова, в одной из квартир жил Осип Шор – прообраз Остапа Бендера.

В статье, посвященной достопримечательностям улицы Малой Арнаутской, Ростислав Александров приводит пикантный рассказ, услышанный от старого одессита, «некоего благообразного пенсионера с криминальным прошлым. "Ах, как мы когда-то взяли в "Шантеклере" два сеанса подряд", – вздыхал он и в сотый раз, наверное, рассказывал, что прибыл он "со товарищи" к иллюзиону точно к концу сеанса, отобрали все ценное у выходящих зрителей, то же проделали со входящими и "пошли себе спокойно в "Лондончик".

Легенда это или быль – мы уже никогда не узнаем, но одесситы всегда любили кино, и одесские иллюзионы никогда не оставались пустыми, несмотря на немалое их количество.

Как мы уже успели убедиться, способы привлечения публики в кинотеатр 100 лет назад совсем не отличались от современных: те же душераздирающие страсти в мелодрамах; кровавые сцены в боевиках, щекочущие нервы зрителям во все времена; исторические и познавательные фильмы.

Либретто «немых» фильмов, демонстрировавшихся в иллюзионах, подготавливались их создателями, чаще всего – крупнейшей всемирно известной кинофабрикой «Братьев Пате» и известной датской фирмой «Нордикс».

Приведенные на рекламных плакатиках тексты написаны грамотно, с небольшими опечатками, допущенными типографами. А вот дополнительная реклама от имени дирекции изобилует ошибками, характерными для тех жителей Одессы, родным языком которых являлся идиш. Чего стоит только призыв к зрителям: «Спешите за наших афиш» (илл.11)!

В другом объявлении: «Дирекция «Шантеклер» в виду наступивший летний сезон идет на встречу публике и назначила по уменьшенным ценам от 12 к., а в субботу и воскресенье и праздничным дням от 15 к.». Снижение было значительным: в другие времена года цена билета составляла от 20 копеек, для детей – от 12 – 15 копеек (илл.12).

Видимо, жители окрестных улиц, несмотря на ошибки в падежах, хорошо понимали, что хотела сказать дирекция театра-иллюзиона. Ведь зрителей летом отвлекали от кино и манили солнце, море, пляжи и пикники на природе. Небольшим сезонным снижением цен жарким летом дирекция надеялась завлечь зрителей в залы.

Директор иллюзиона «Шантеклер» господин Гибрейх не был новичком в кинематографическом бизнесе: в течение нескольких лет он успешно руководил небольшим, на 100 зрительских мест, иллюзионом, расположенным на Успенской, 127, угол Треугольного переулка (ныне – улица Утесова). Некоторое время к этому заведению имел отношение и вездесущий Я. Крамарено, давший ему название «Люкс». Руководство иллюзиона позволяло себе приглашать струнный октет Ярчука-Кучеренко, в котором играл на гитаре четырнадцатилетний Ледя Вайсбейн – будущий Народный артист СССР Леонид Утесов.

Но вернемся к афишам иллюзиона «Шантеклер». С 1 ноября 1912 года «дирекция иллюзиона «Шантеклер», не считаясь с затратами и неутомимым трудом, после долгих усилий получили извещение от фирмы «Бр. Пате» на право постановки в нашем театре монопольную картину кино – уголовного романа «Позор (побег пожизненного каторжника)» по роману Жюлли Мири (илл.12). Картина поражает зрителя настолько, что оставляет надолго неизгладимое впечатление. Драма с первого момента захватывает внимание зрителя и держит его в напряженном состоянии все время».

Без ложной скромности дирекция театра-иллюзиона незатейливо расхваливала свое заведение в афишах:

«Господа Одесситки и Одесситы!
Всем известно, что наилучшее удовольствие можно иметь и наилучшие картины можно видеть только в театре «Шантеклер»!».

Комментарии и реклама к фильмам на афишах директора «Шантеклера» Гибрейха поражают высокой эмоциональностью и экспрессивностью, чем и отличаются от остальных показанных нами раньше коллекционных афиш других иллюзионов.

Расходы на посещение иллюзиона «Шантеклер», как и других одесских кинотеатров, были сравнимы с ценой фунта (примерно 400 граммов) телятины или баранины. Но как можно было сравнить прозаичное мясо с просмотром «Мирового шедевра, тяжелой драмы «Пламя смерти»!.. с участием знаменитой звезды кинематографа Асты Нильсен» (илл.13). Или «мировой монопольный боевик из русско-еврейской жизни «Роковая клятва» с участием наилучших артистов Варшавских и Лодзинских театров» (илл.14). Или «небывалая драма из действительной жизни «Героический танец» («Во власти океана»), крупной затратой и большим трудом мы приобрели эту ленту в исключительно монопольное право на наш район» (илл.15).

Еще один монопольный боевик «Арена мести», «Сильно-захватывающая драма «Русской Золотой серии Нордикс», передающий яркими красками страдания отца, мстящего убийце своей дочери. В картине участвуют лучшие артистические силы и 20 пар борцов во главе с Вахтуровым, в числе их любимцы одесской публики: Иван Шемякин, Лурих, Янош-Чая, Г. Таланов и много других» (илл.16).

На арене одесского цирка в эти же годы неоднократно проходили чемпионаты по борьбе на первенство города и мира с участием борцов-чемпионов Николая Вахтурова, Ивана Шемякина, Георга Луриха и других.

Еще одна «кошмарная драма из жизни борцов, где в главной роли выступает известный одесской публике господин Лебедев», называлась «Борец убийца под черной маской». Дирекция «Шантеклера» обещала зрителям: «Вечер сильных переживаний и здорового смеха!». «Картина эта бесподобно разыграна и смотрится с возрастающим интересом, захватывает зрителя с первого момента и держит его в напряжении до самого конца. Кто увидит эту картину, тот пожелает вторично увидеть ее» (Илл.17).

В иллюзионе «Шантеклер» демонстрировался «шедевр мира, сильная драма наших дней «Истерзанная душою» с участием в заглавной роли примадонны Копенгагенского Королевского театра, знаменитой звезды Кинематографии Бетти Нансен». Дирекция театра-иллюзиона уверена, что фильм «смотрится с захватывающим интересом и вызывает у зрителя слезы умиления при оправдании истерзанной души».

Пользовалась колоссальной популярностью «нашумевшая картина во всем мире, мировой шедевр по роману знаменитого писателя Георга Эберса «Спартак. Вождь гладиаторов». Дирекция характеризует картину восторженно: «Сенсация! Колосс сезона! Превосходит все картины, показанные до сих пор! Просим почтеннейшую публику убедиться» (ил.18). В фильме «Спартак» были задействованы 20 тигров, 40 львов, 10 леопардов и 20000 артистов. Воистину грандиозное зрелище!

Подробное либретто, или «программа», как пишет владелец «Шантеклера», представлено на трех страницах мелким шрифтом. Автор замечательного текста книги, на основе которой создан фильм, - известный ученый-египтолог и писатель Георг Эберс, живший и творивший в ХIХ веке. Причем прекрасные книги его востребованы и в наши дни, широко представлены в библиотеках и Интернете.

Некогда известный актер «немого» кино, любимец публики В. Гаррисон был настолько популярен, что дирекция «Шантеклера» рискнула напечатать множество его фотографий, которые успешно продавались аж по 20 копеек. Актер снялся в фильме «Женщина – это сфинкс» – «тяжелой драме в 4 частях».

Конкурент Гаррисона актер господин Александр и красавица мадмуазель Робин времени даром не теряли – снялись в «роскошной программе» «Любовь сильнее» и других фильмах, демонстрировавшихся в «Шантеклере».

О еще одной «захватывающей драме в 5 частях» «Под чужой личиной» владелец синематографа пишет: «Зритель в течение 2-х часов находится в необыкновенном напряжении и к концу драмы, не выдержав натиска чувств, с увлечением аплодирует картине».

Широко рекламировало руководство иллюзиона демонстрацию фильма – мировой сенсации в 5 сериях – «Вступление и выход евреев из Египта», заявляя, что «картина эта так очаровывает зрителя, что без волнения невозможно смотреть, картину эту все без исключения должны видеть» (илл.19).

В ноябре 1912 года в театре-иллюзионе с успехом демонстрировался «последние 5 дней в Одессе» фильм «Жизнь евреев в Палестине». Причем владелец «Шантеклера» господин Гибрейх объявил своим зрителям: «Всем необходимо прочесть! Товарищество «Мизрах» известило нас, что картина «Жизнь евреев в Палестине» снимается с Одессы навсегда в Будапешт и больше обратно в Одессу не прибудет. Убедительно просим публику не верить другим иллюзионам, которые обещают, что картина эта пойдет у них». В работе одесских иллюзионов обнаруживалось множество хитрых махинаций.

Захватывающие драмы и боевики дирекция «Шантеклера» разбавляла в репертуаре комедиями, которые характеризовались, как «сильно-комические» или «роскошно-комические». Судя по коллекционным афишам, соотношение драм и боевиков к комедиям в репертуаре равнялось примерно 3:1.

Так, в июне 1913 года показывали «Аргентинское танго» с великим комиком Максом Линдером (илл.21). Интересно, что в декабре того же года Макс Линдер гастролировал в Одессе, выступал на сцене Городского театра со своими постоянными партнерами, представляя в том числе этот же спич (илл.20). О гастрольном турне артиста мы подробно писали в статье «Гастроли Макса Линдера в Одессе», опубликованной в альманахе «Мория», № 12, 2011 г.

Содержание комедий не публиковались в афишах, видимо, все было понятно без предварительного прочтения либретто. Сохранились только названия некоторых комических сюжетов из репертуара «Шантеклера»: «Тореадор по несчастью», «Глупышкин получил кресло», «Он изобрел клей», «Теща Камилло», «Враг – Кормилец», «Пренса прогнали с места», «Портной подвел» и т. п.

В двух последних фильмах блистал известный 100 лет назад комик немого кино Пренс, как и Макс Линдер, очень популярный в Российской империи. Кинокритики тех времен считали, что «Чарли Чаплин не может в России иметь такого успеха: он слишком груб, слишком примитивен, слишком мало изящен. Такие комики, как Макс Линдер, Пренс, Паташон, даже Андрей Дид, нам несравненно ближе и понятней».

Рекламируя демонстрируемые почтенной публике комедии, дирекция «Шантеклера» обещала: «Публика будет надрываться от хохота и смеха. Подобной комической Вы еще не видели, с участием знаменитого Пренса».

Сейчас имена этих некогда популярнейших, ярких артистов известны лишь историкам и любителям немого кино. Повезло лишь Максу Линдеру, дочь которого в 1960 году собрала фильмы отца и выпустила хорошо известный людям старшего возраста фильм «В компании Макса Линдера». Фильм значительно продлил экранный век и известность великого комического артиста.

В иллюзионе «Шантеклер» регулярно демонстрировался «Пате-журнал» с мировой хроникой. Представительство крупной французской фирмы весьма изобретательных и предприимчивых братьев Шарля и Эмиля Пате обосновалось в центре Одессы, на легендарном углу улиц Дерибасовской и Ришельевской, в 1911 году (илл.22). Братья в начале своей деятельности просто установили «говорящие машины» в своем бистро в Париже, затем занялись производством и продажей граммофонов и пластинок к ним. Они значительно усовершенствовали громоздкий граммофон и получили первый патент на патефон – портативный граммофон, названный их именем.

Позднее братья Пате присовокупили к пластинкам «синематографы и ленты», которые можно было приобрести или взять напрокат. Они снимали кино, имели штат популярнейших актеров, задавали тон в хроникальных репортажных снимках.

Демонстрация «немых» фильмов в театрах-иллюзионах традиционно сопровождалась музыкой. Живая музыка усиливала для зрителей острые моменты драм и комедий. И если в шикарном «Бомонде» фильмам аккомпанировали известные оркестры и хоры, то в «Шантеклере», рассчитанном на 300 зрителей, работали неутомимые таперы. Накануне революционных изменений тапером в «Шантеклере» трудилась, по сведениям руководителя центра «Мигдаль» Киры Верховской, сестра ее бабушки, дочь владельца дома по Малой Арнаутской, 40, Соня Янкелиович, вышедшая впоследствии замуж за известного куплетиста Павла Самарина (Ямпольского).

Необычный для иллюзионов вид рекламы использовал владелец театра-иллюзиона «Художественный», расположенного на Екатерининской улице, 27, между Полицейской (теперь – Бунина) и Греческой улицами. Он заказал в товариществе «Образование» несколько открыток с фототинтогравюрами кадров фильма «Дворянское гнездо» по повести И.С. Тургенева. На обороте открытки был поставлен штамп, сообщающий, что «С 6 по 12 апреля 1915 года будет демонстрироваться грандиозная картина в 7 частях Русской Золотой серии, фабрики Рейнгардт и Тимман». Рекламы фильмов такого рода встречаются крайне редко. Видимо, расчет владельцев иллюзиона на привлечение публики с помощью открыток – новомодного в те времена способа рекламы – себя не оправдал (илл.23). Здание для иллюзиона «Художественный» было построено в начале ХХ века по проекту архитектора А. Тодорова для предпринимателя И.И. Островского, демонстрировавшего там исторические панорамы: «Голгофа», «Цирк Нерона» и др.
.

В первые годы советской власти афиши кинотеатров, принципы их составления, терминология и т. п. изменились мало. Рекламка Большого Ришельевского театра, открывшегося в 1912 году на Ришельевской вблизи Большой Арнаутской (позднее – кинотеатр им. В.Г. Короленко), от 21 августа 1924 года сообщала, что «только 4 дня монопольно кинобоевик «Тайна черного ридикюля» (илл.24). Для смеха публике предлагалась «американская трюковая комедия «Человек обезьяна» (в главной роли – Чарли Чаплин). Либретто ни боевика, ни комедии не приводилось, видимо, одесситы при советской власти стали более сообразительными и не нуждались в пояснениях. Было отпечатано 5000 (!) экземпляров односторонних афиш в 3-й гостипографии имени Троцкого.

Уже через пару лет, в декабре 1926 года, коллекционная афиша Художественного Госкино им. Фрунзе (Екатерининская, 27, бывший театр «Художественный», о котором мы писали ранее, получил в 1925 году имя М.В. Фрунзе) выглядела совсем по-иному. Советская власть взяла курс на украинизацию юга бывшей Российской империи, и потому в течение нескольких лет все документы составлялись на украинском языке. Не стала исключением киноафиша из нашей коллекции, оповещавшая о репертуаре кинотеатра с 21 декабря ежедневно (илл.25). Первым показывали мировой германский кинороман в восьми частях «Пасынки Берлина», о котором авторы текста вяло сообщали: «Колоссальная постановка – Блестящие отзывы в прессе». После боевика показывали впервые в Украине «лучшую из лучших картин сезона «На всех порах» при участии мирового американского артиста Гарольда Ллойда. «Беспрерывный смех! Грандиозная постановка! Специальная музыка». Поражает и удивляет тираж афиши – 10 000 экземпляров, которые, по-видимому, расклеивались на афишных тумбах по всему городу для привлечения публики на киносеансы. Бывший кинотеатр «Художественный» был одним из самых крупных в Одессе – вмещал около 900 зрителей.

Еще одна своеобразная киноафиша, выполненная на украинском языке и отпечатанная в формате открытки в Полтаве тиражом 6000 экземпляров, рекламировала советский фильм Г. Козинцева и Л. Трауберга «С.В.Д.», вышедший в 1927 году. Действие драмы связано с восстанием декабристов на юге России, кадр из фильма с главными героями помещен на видовую сторону открытки, на обороте – либретто немого фильма и надпечатка кинотеатра в Одессе, где фильм будет демонстрироваться: «Днями постановка в держкiнi iм. Г. Котовського, Колодязьний завулок, № 9». Здание в Колодезном переулке угол Греческой было построено в 1913 – 1914 годах в стиле модерн архитектором М. Линецким для театральных постановок. На его сцене выступали многие известные артисты. Уже в годы советской власти театр стал использоваться для демонстрации кинофильмов, в 1927 году кинотеатру было присвоено имя легендарного героя гражданской войны Григория Котовского.

В 1930-е годы кино «заговорило», и в Одессе, как и во всей стране, появились звуковые кинотеатры. Между кинотеатрами, принадлежащими государству, конкуренции быть не могло, и характер афиш резко изменился. Коллекционная киноафиша, отпечатанная в 1938 году колоссальным тиражом 5000 экземпляров издательством «Чорноморська комуна», беспристрастно информировала потенциальных зрителей о демонстрации замечательного звукового фильма, поставленного С. Эйзенштейном и Д. Васильевым «Александр Невский», который должен был демонстрироваться одновременно в двух звуковых кинотеатрах города: имени Фрунзе на улице Карла Маркса (Екатерининской), 27 и имени 20-летия РККА на улице Ленина (Ришельевской), 9 (бывшее помещение Азово-Донского коммерческого банка, построенное в 1913 году архитектором А. Минкусом и реконструированное в начале 1930-х годов для кинотеатра) (илл.26). В течение нескольких десятилетий эти кинотеатры – имени Фрунзе и «Украина» – оставались ведущими в городе, фильмы в них шли, как говорили, первым экраном.

Как видно из приведенного уникального коллекционного материала – афиш немого и звукового кино, одесситы 80 – 100 лет назад не упускали возможности наслаждаться просмотром лучших фильмов страны и мира. Одесские кинопрокатчики, как и все другие предприниматели, использовали в постоянной борьбе за зрителя смекалку, рекламные навыки, изворотливость. Старинные киноафиши, по нашему мнению, – кладезь одессизмов, хранящие дух своего времени. По ним можно изучать не только историю кинопроката в нашем городе, но и рекламные ухищрения владельцев заведений.

В качестве иллюстративного материала мы использовали в этой статье некоторую часть своей синематографической одесской коллекции – составной части обширной коллекции старой Одессы.

Ева КРАСНОВА, Анатолий ДРОЗДОВСКИЙ.

Информагентство "Вiкна-Одеса"

Фотогармошка 300х250
Аккерманская крепость
Адвокат