06.08.2012 | Общество

В Одессе простились с ветераном «Вечерки» Людмилой Гипфрих

Сегодня, 6 августа, «Вечерняя Одесса» похоронила Людмилу Александровну Гипфрих — ветерана редакции, работавшую в газете с момента ее создания на самых ответственных и трудоемких должностях.

Она трудилась ответственным секретарем, заместителем редактора, первым заместителем редактора. С первого номера и все 39 лет «без отрыва от производства». Многие годы в советское время Людмила Александровна была в редакции еще и секретарем партийной организации, а люди старшего поколения знают, что эта ноша ни для кого не была легкой — в партийной газете, каковой была «Вечерка» изначально, сложностей и ответственности было втройне...

Вместе с Людмилой Александровной, и во многом — благодаря ей, наш коллектив пережил тот страшный 1997 год, когда наемник по заказу до сих пор не известных подлецов убил первого Редактора «Вечерней Одессы». 11 августа исполняется 15 лет со дня гибели Бориса Федоровича Деревянко, чьей опорой, надежным помощником все годы его работы в газете была Людмила Гипфрих. Такой же незаменимой помощницей — поддержкой, советчицей, другом — стала Людмила Александровна для нынешнего редактора «Вечерней Одессы» и всего коллектива «вечеркинцев».

Проблемы и беды «Вечерней Одессы» все эти годы были ее личными бедами и проблемами. Газета была ей и домом, и любовью, и судьбой. Никто ревнивее и болезненнее не переживал ошибки, неудачи, обиды газеты и членов ее коллектива. И вряд ли кто-либо мог и сможет больше и искреннее гордиться прошлым и настоящим одесской «Вечерки»...

30 марта этого года мы отметили 75-летний юбилей Людмилы Александровны. По традиции — в стенах редакции, тепло и скромно, всем коллективом. Искренне надеялись, что наши правители все же услышат просьбу «Вечерней Одессы», поддержанную, кстати, руководством области, и присвоят, наконец, Людмиле Александровне звание заслуженного журналиста Украины, многократно ею заслуженное. Не случилось. Прошли и юбилей, и День украинского журналиста, и День Конституции... Близится, правда, День независимости (документы в Киеве...), и снова власти кого-то будут награждать званиями, орденами... что в нашем случае значения уже не имеет: в пятницу, 3 августа, Людмила Александровна Гипфрих в результате непродолжительной, но тяжелой болезни ушла от нас, очень хочется верить, в более справедливый и лучший мир.

Август, кстати, был самым нелюбимым ее месяцем. Именно в августе, иногда размышляла вслух, происходили и происходят в нашем коллективе, в стране и мире, разные катаклизмы, перевороты, уходы, утраты... Неужели предчувствовала?

Она любила театр, дружила с актерами, театралами и многие годы была в Одессе одним из самых мудрых и справедливых театральных критиков. А вот стихи, которые писала всю жизнь, практически тайком, дома, «в стол», публиковала крайне редко, последние годы и вообще не публиковала. Стихи глубокие, искренние, настоящие.. Естественно, мечтала о своем сборнике, хотя никому и никогда не говорила об этом. Увы, не хватило сил и времени, чтобы собрать их в книгу, набрать, скомпоновать, сверстать... Для этого ведь нужно было отложить дела газетные и сосредоточиться на своем, личном, чего Людмила Александровна не умела делать никогда!

«Я всегда знала, что старость, с болезнями и всеми прочими «прелестями», придет ко мне одномоментно», — такими словами, фактически, попрощалась с редакцией, почувствовав недомогание. И тоже оказалась права: старость и неизлечимая болезнь в ее случае стали синонимами еще более страшного понятия.

До мая сего года была полна сил и планов. До мая трудно было представить «Вечернюю Одессу» и каждый рабочий день редакции без Гипфрих. Успела съездить в Израиль, получилось попрощаться с Беллой Феликсовной Кердман, с которой многие годы дружила, путешествовать любила всегда... Такой и останется в нашей благодарной памяти — беспокойной, преданной, молодой...

От имени коллектива редакции «Вечерней Одессы» Лариса БУРЧО

***

Умерла Людмила Гипфрих, бессменный заместитель редактора «Вечерней Одессы». Сравнялось ей всего лишь 75. Съездила в гости в Израиль, к своей подруге Белле Кердман, которая была для нее кем-то большим, чем семья (ни мужа, ни детей у Людмилы не случилось), и за два месяца увяла. Что-то стряслось с мозгом. Что именно — неизвестно.

До сих пор казалось, что Гипфрих, женщина сухонькая, легконогая, почти не стареющая, будет жить вечно. Но не сложилось. Газета была ей подлинным домом. Она служила ей беззаветно. Хорошо разбиралась в театре. Было время, писала хорошие стихи. Изредка влюблялась. Но газета всегда оставалась единственным смыслом ее жизни. С тем и ушла. Не знаю, есть ли действительно что-нибудь там, за гробом. Но если есть, пусть земля будет Людмиле пухом, и дай ей Бог поселиться в его царствии небесном. Она этого заслужила, потому что сделала на земле больше хорошего, чем плохого. А это не каждому удается.

Валерий БАРАНОВСКИЙ

Фотогармошка 300х250
Аккерманская крепость
Адвокат