19.04.2009 | Культура

«Гамлет» в одесском Украинском театре: трагическое неуменье жить

В Одесском украинском академическом музыкально-драматическом театре им. В. Василько состоялась премьера «Гамлета» Вильяма Шекспира. Режиссер-постановщик — Дмитрий Богомазов.

ТРАГИЧЕСКОЕ НЕУМЕНЬЕ ЖИТЬ

Когда говорят, что нынче Гамлетов не может быть по условию, тем более в наших широтах, мне на ум приходит майор Мельниченко с его пресловутыми записями, которые так никому и ничего не доказали… Я тоже не пытаюсь утверждать, будто до конца уверена в правдивости всей этой истории с убийством и разоблачением. Зато нельзя отрицать, что в обычном вроде бы человеке открылась способность отстаивать правду, рискуя очень многим, и в чем-чем, а в мужестве майору не откажешь. Финал трагедии мы, возможно, еще увидим в жизни. А пока – пожалуйте в театр!..

Одесский академический украинский драматический театр имени Василя Василько поставил «Гамлета» Вильяма Шекспира. По гамбургскому счету поставил. Когда Гамлет говорит по-украински, совершенно не обязательно речь идет о персонаже иронической пьесы известного и талантливейшего охальника Леся Подервьянского «Гамлєт, або Феномен датського кацапізму». Хотя, конечно, вариация «пробзділось щось у датському князівстві» звучит как нельзя более актуально. Уж так у нас – все время что-то неблагополучно, в отличие от сегодняшней Дании…

Напомним, что первый известный украинский перевод «Гамлета» датируется 1863 годом и был сделан во Львове, на территории тогдашней Австро-Венгрии. В ХХ веке Лесь Курбас имел намерение поставить трагедию в Киеве, но был репрессирован, не успел… Кажется, что тень гениального реформатора украинской сцены Курбаса витает в зале, где идет нынешний «Гамлет».

Фантастические гримы большинства персонажей (белые лица, графичные, черным очерченные глаза и губы), пышные придворные костюмы (на них прорисованы декорации, возникает интересная перекличка, порой актеры сливаются с фоном дворцовых шпалер), монотонная манера декламации дали повод зрительской молодежи поспешить пожаловаться на Интернет-форумах на отсутствие выразительности у актеров. Часть публики оказалась не готовой воспринять такой режиссерский ход: представить обитателей королевского дворца в Эльсиноре как носителей некой функции.

Обезличенные, сросшиеся со своими «масками», ритуально вышагивающие… Таковы Гертруда (заслуженная артистка Украины Ольга Петровская), Клавдий (Валерий Швец), Полоний (Евгений Юхновец) и даже Офелия, по крайней мере, до сцены сумасшествия (Ирина Бессараб). Все эти персонажи полагают, будто «умеют жить», то есть приспосабливаться, смотреться со стороны. Здесь мы видим «фирменную» ансамблевую игру васильковцев, предполагающую отказ от личных актерских амбиций ради общей задачи. Каждый в рамках своего образа точен и графичен, как черно-белый рисунок спектакля в целом.

А вот Гамлет (Яков Кучеревский) и Горацио (Александр Станкевич) – живые, с чистыми лицами, одеты неформально, в простые черные одежды. Перевертыши – черные души рядятся в белое и наоборот. Жить в понимании большинства не умеют два друга, а значит, трагедийная развязка уже звенит в воздухе… Конфликт налицо. Но как же больно сознавать, что пройдет уж сто лет после гибели Курбаса, а наши театры с их аудиторией будут преодолевать все те же комплексы… Нельзя убивать людей, даже если это неудобные для общества гении. Последствия придется расхлебывать поколениям и поколениям…

Премьера Одесского академического украинского музыкально-драматического театра имени Василько производит ошеломляющее впечатление – так пронзительно и безупречно эстетичен спектакль Дмитрия Богомазова. Это от Курбаса, это диалог с предшественником.

Киевский театральный режиссер Богомазов, по мнению многих специалистов, сегодня лидирует по силе таланта в масштабах страны. Ему, если честно, даже не пристало как-то взять да и не поставить «Гамлета». Все заметные украинские режиссеры стремятся так или иначе прикоснуться к этой трагедии, взять хотя бы Андрея Жолдака и его нашумевший спектакль «Гамлет. Сны», вариацию конца девяностых Олега Липцына «Гамлет-лабиринт», буквально в прошлом году нашумевшую постановку Владислава Троицкого «Гамлет. Смерть-Сон» (последний и вовсе не на украинском языке сыгранный, а на венгерском, ибо идет в театре имени Дюлы Ийеша в Берегово)…

Воистину, «Гамлетов» много не бывает, и у каждого уважающего себя режиссера должен быть свой «Гамлет». Тем более у Богомазова, рядом с которым стабильная творческая команда из Киева: сценограф Александр Друганов, композитор и звукорежиссер Александр Курий, режиссер по пластике Лариса Венедиктова.

В Одессе уже идут поставленные Богомазовым трагедии «Эдип» и «Счастье рядом», а также спектакль «Что им Гекуба?», по сути являющийся половиной «Гамлета», ибо составленный из оного плюс «Шантрапы» Панаса Саксаганского. Теперь половинные варианты и прочие компромиссы неуместны – Богомазов поставил «Гамлета» всерьез. И надолго. Именно так, надолго и всерьез, без иронии, ерничества, подколок. Игра получилась по-крупному, ведь на кону жизнь и смерть. Пусть уж будет определенный перебор с трагедиями на сцене васильковцев, чем появляются постановки, глядя на которые, только пожмешь плечами да зевнешь или подхихикнешь, ибо ни уму, ни сердцу, да и развлечься особо не получается.

По поводу того, какой перевод избрать для постановки, двух мнений быть не могло. Весьма кстати Гран-при Пятнадцатой Национальной книжной выставки-ярмарки «Форум издателей» во Львове в сентябре прошлого года получила книга Вильяма Шекспира «Гамлет, принц датский» в переводе Юрия Андруховича. Продукция издательства «А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА» была отмечена за утонченный дизайн и стилистику. А также качество перевода. В данное время Юрий Андрухович работает над переводом «Ромео и Джульетты», так что скоро можно ожидать постановок, связанных с новым достижением этого художника слова. И как замечательно, что «Гамлета» в переводе Андруховича поставил в Одессе именно Богомазов, который следит за тем, насколько точна речь актеров со сцены. У других режиссеров, увы, более беспечное отношение к украинскому слову…

«Гамлета» можно трактовать и даже переписывать с разных точек зрения, ибо он неисчерпаем. Существует целое направление в шекспироведении, которое занимается поисками тайного смысла этой пьесы. Наверное, однозначного вывода шекспироведы так и не сделают. Самое бесспорное, что они до сих пор установили: «Гамлет» является пьесой со скрытым смыслом, так называемой «мениппеей». Это одна из старинных литературных форм, имея дело с которой, читатель вовсе не должен слепо доверять рассказчику. Собственно, сам термин «мениппея» стал предметов нескончаемых литературоведческих дискуссий. «Есть многое на свете, друг Горацио…».

Одесских театралов весьма интриговал тот факт, что один «Гамлет» в Одессе уже идет – на сцене русской драмы, в постановке Алексея Литвина. Притом это вполне традиционная постановка, с точным следованием авторскому тексту, всем ремаркам. Вот если старшеклассник ленится прочесть трагедию, может сходить в театр, и там ему расскажут, кто, с кем и почему. И даже изобразят в финале более или менее удачно бой Гамлета с Лаэртом, Гертруда выпьет отравленного вина, и так далее, и тому подобное. Человеку, знакомому с сюжетом, этот спектакль ничего нового не сообщает.

Не то у Богомазова. Точно расставлены все акценты. Сцены сменяются, четко обозначенные раздергиванием системы занавесок и световыми акцентами. Ни преувеличенности декламации, ни лишних жестов. Никакого бряцания оружием в финале. Приходят некие статистки, плакальщицы в черном, обнимут каждая кого-нибудь из героев за шею, и те оседают на пол. В общем, все умерли. И ничего предпринять нельзя, борись не борись, кричи не кричи – фатум, рок, предопределенность. На сцене останется лишь огромный бутафорский череп с виднеющимися кое-где трещинками. Бедный Йорик. Бедный Гамлет.

Игру с черепами в сцене похорон Офелии устраивает сам принц датский (у Андруховича «по-западенському»: «данський») при помощи двух могильщиков, они же шуты, они же в предыдущих сценах Гильденстерн и Розенкранц (заслуженный артист Украины Игорь Геращенко и Сергей Ярый). Землекопы в алых шутовских одеяниях говорят синхронно, они суть одно; и выкладывают черепа на поверхность в процессе работы буднично. Вот и у Гамлета в руках два черепа, в одном он опознает шута Йорика, другому рассказывает его историю. Эта Дания явно не испытывает недостатка в черепах. Как, увы, и Украина.

Всегда свежо и актуально, на любом языке звучат ключевые реплики Гамлета, в данном случае сформулированные как «Бути чи не бути?», «Цей час – як вивих…». Фокус в том, что времена-то всегда одни и те же, но каждое поколение делает нравственный выбор, как бы ни было велико желание просто жить. Гамлет у Богомазова – славный, но обычный парень, без задатков героя, но с совестью и честью. Яков Кучеревский в этой роли вовсе не выглядит этаким бунтарем от рождения. Но он предпочитает быть, а не казаться, не свихнуться вместе с веком, не вышагивать наряду с другими ряженым павлином по дворцовым коридорам, не выполнять функцию, не служить системе. А коль не получается, то лучше уж не быть! Высокий выбор. Режиссер с исполнителем избрали краски приглушенные, естественные. Разве что в сцене притворного сумасшествия Гамлет дергается, словно теряя контроль над телом – но зал ощущает, что в этих судорогах высвобождается его душа.

Неизвестно, кстати, был ли на самом деле злодейски убит отец Гамлета (мениппея, господа, в остроумной версии Бориса Акунина, к примеру, все эти откровения тени отца – лишь ловкий трюк хитрого Горацио, интригующего в пользу Фортинбраса, позарившегося на трон датских королей). Но и вправду «пробзділось щось у датському князівстві» (умри – лучше Подервьянского не скажешь), улик слишком много. В спектакле Богомазова тень отца Гамлета и актера, исполняющего разоблачительную пантомиму «Мышеловка» исполняет один и тот же актер, самый пластичный артист труппы васильковцев Александр Бабий.

Как будто дух явился с того света, чтобы в лицах разыграть историю своего послеполуденного сна, когда брат брату вливает в ухо яд, а затем обнимается с новоиспеченной вдовой – классический пантомимный ход, выразительной спиной к зрителям, спиной, по которой ползут в грешном объятии руки, только что совершившие убийство… Александра Бабия в недостатке выразительности не могут упрекнуть даже наиболее скептически воспринявшие спектакль зрители. К слову, постановка явно будет вызревать и совершенствоваться, как выдержанное вино, с течением времени.

Я советую всем театралам, побывавшим на премьере, возвращаться в зал спустя какое-то время на встречу с «Гамлетом» (помним, что «Гамлетов» много не бывает!). А тем, кто еще не увидел этого чуда – поспешить в театр. Весело не будет, скучно – тоже. Но общее ощущение – будто ключевой водой умылся. Неужто катарсис? Тот самый, открытый еще древними греками с их театрами, где умещались одновременно целым городом? Похоже на то.

Мария ГУДЫМА.

Фоторепортаж Олега Владимирского с премьеры смотрите здесь.

Информагентство "Вiкна-Одеса"

Фотогармошка 300х250
Аккерманская крепость
Адвокат