25.10.2021 | Культура

В Одесском украинском театре представили «Золотого теленка»

В Одесском академическом украинском музыкально-драматическом театре им. В. Василько поставили «Золотого теленка» по роману Ильи Ильфа и Евгения Петрова, передает корреспондент агентства «Вікна-Одеса».

У Всеволода Мейерхольда в спектакле «Лес» по пьесе Александра Островского на заднем плане у окна третьестепенный персонаж играл на флейте. Борис Захава, тогдашний ученик Станиславского, спросил режиссера: «Зачем флейта? Это, наверное, особый стилистический прием, позволяющий точнее вывести сверхзадачу?». «Голубчик! – ответил Мейерхольд. – Дождитесь премьеры. Критики вам все подробно разъяснят».

Этот театральный анекдот вспомнился мне после премьеры «Золотого теленка» в Одесском академическом украинском музыкально-драматическом театре им. В. Василько (автор инсценировки Алексей Доричевский, режиссер-постановщик Максим Голенко).

Объяснять, о чем спектакль, – задача неблагодарная. Во-первых, не считаю себя театральным критиком. Во-вторых, где гарантия, что я правильно поняла «сверхзадачу», поставленную режиссером? А поэтому всем несогласным со мной могу ответить словами одного из персонажей спектакля – Ильи Ильфа: «Я так вижу».

Да, авторы романа – Ильф и Петров – полноправные участники разворачивающегося на сцене действия. В спектакле даже обыграны некоторые факты их биографии. Например, то, что Ильф писал нежные письма своей будущей жене Марии. Или легенду о том, что Петров собирал конверты от своих собственных писем (якобы, он писал письма несуществующим людям и отправлял их в разные страны несуществующим людям. Эти конверты возвращались к нему, украшенные множеством штемпелей и печатей, с пометкой «Адресат не найден». Под руки соавторам то и дело попадаются письма Петрова, адресованные «дяде Томасу»). Или то, что на удачливых талантливых писателей завистники писали доносы.

Итак, на сцене – Илья Ильф (Сергей Куда) и Евгений Петров (Сенья Доляк). Уступая требованиям «самой читающей в мире страны», они воскрешают героя своего предыдущего романа «12 стульев» Остапа Бендера (Юрий Хвостенко) и садятся писать продолжение – «Золотого теленка». Постепенно вымышленный герой «оживает», материализуется, начинает жить своей жизнью, спорит с писателями и даже диктует им свои условия.

С постановками М. Голенко одесситы знакомы по спектаклям «Энеида. ХХІ век» и «Собачье сердце». Все три спектакля решены в одной стилистике. И это неудивительно. Действие в них происходит в переломное, смутное, хаосное время. В «Энеиде» – в 2014-м году на территории Донецкого аэропорта, из которого пытается вырваться группа беженцев, в «Собачьем сердце» – в 1924-м в полуразрушенной Москве, в «Золотом теленке» – в 1930-м, в период перехода от НЭПа к индустриализации. В новом спектакле ощущение хаоса передано сценографией (художник-постановщик Юлия Зауличная). На поворотном круге установлено множество дверей, в которые входят и выходят персонажи, и постепенно теряешься, переставая понимать: кто куда вошел и откуда вышел.

Так, неуловимый Скумбриевич, выбежав из одной двери, делает кувырок и тут же влетает в другую. Кстати, интересная находка: Скумбриевича и Полыхаева играют женщины – Алиса Божкова и Ирина Охотниченко, а в роли Серны Михайловны весьма убедителен Егор Карельский.

«Энеиду» и «Теленка» объединяет еще и наличие потусторонних сил. Если в первом спектакле это античные боги, то во втором – исчадия ада, а точнее – мелкие бесы, вносящие сумятицу в тихую жизнь города Черноморска.

Именно так воспринимаются Остап Бендер и его ученики – Шура Балаганов (Александр Самусенко), Паниковский (Игорь Геращенко) и Адам Козлевич (Анатолий Головань). Для усиления эффекта голову Козлевича венчает маска, изображающая козлиный череп, а его автомобиль «Антилопа-Гну» выполнена в форме человеческого черепа. «Газель апокалипсиса» называют ее герои спектакля. У всей этой пестрой компании больше общего со свитой Воланда из «Мастера и Маргариты», чем с привычными нам персонажами Ильфа и Петрова. И такая трактовка вполне имеет право на жизнь.

Исследователи творчества писателей отмечают общность персонажей этих двух романов. Между Коровьевым и Паниковским, Балагановым и Азазелло, Бендером и князем тьмы, а также котом Бегемотом и Козлевичем, поскольку атрибутами Сатаны традиционно являются черные кот и козел. Есть даже конспирологическая версия, впрочем, давно опровергнутая, что настоящий автор «бендерианы» – Михаил Булгаков.

Паниковский, подтверждая свое литературное родство с Коровьевым, после смерти вскакивает и с диким смехом бросается в пляс. Инфернальность происходящего подчеркивается тем, что некоторые персонажи возникают откуда-то из-под земли. Точнее, из-под сцены, и туда же проваливаются. Из люка под сценой появляется «юноша», в манере акына рассказывающий Бендеру о подпольном миллионере Корейко. Да и все актеры, выходящие на поклон после окончания спектакля, «проваливаются» в «преисподнюю».

Корейко (Роман Федосеев) в постановке выступает в двух ипостасях – подпольного миллионера и «золотого тельца». В конце спектакля, отдав Бендеру вожделенный миллион, он сходит в пылающий люк (Геенну огненную?) – в малиновом пиджаке, произнося на прощание: «До встречи в 90-х!». Его время закончилось с НЭПом и вернется только в конце века, считают автор инсценировки и режиссер.

Еще раз напомню – действие романа происходит в 1930-м. Это очень важно для понимания спектакля. До эпохи Большого террора – еще семь лет. Но НКВД уже поднимает голову. Не зря режиссер делает Перикла Фемиди, мужа Зоси Синицкой, сотрудником НКВД. Он, как и в книге, художник, руководит художественной студией, но не железнодорожников, а чекистов. Зося тоже явно состоит на службе «в органах», а в конце бегает с пистолетами и палит из них.

«Край непуганых идиотов превратился в край перепуганных идиотов», – с горечью констатирует в спектакле Петров.

Остап Бендер – персонаж двойственный. С одной стороны – это человек, с другой – такое же порождение ада, как и его свита. «Это авантюрист, привыкший ходить по лезвию бритвы и получающий от этого удовольствие. Когда он добивается того, чего хотел, ему становится скучно, чтобы жить, ему нужна какая-то новая история… В тех обстоятельствах, в такой страшной стране, где не нужны личности, нужна только серая масса, он существовать не может», – говорит о своем персонаже Юрий Хвостенко.

Вместе с тем, он не отрицает и потустороннее происхождение своего героя. Сам Бендер в спектакле не единожды заявляет, что он бессмертен, его уже пытались убить.

Получив от Корейко заветный миллион, Остап словно раздваивается. Вот она, мечта – рукой подать. Стоит перейти границу в Румынию – и здравствуй, Рио-де-Жанейро! Но тут Бендер встречает свое альтер эго, своего двойника с метлой в руках (Сергей Ярый). Тот сообщает, что побывал везде, и нигде не нашел рая на земле. И в той же Бразилии, куда так стремится Остап, грязь и жара, и у власти воры и дураки. Как, впрочем, во всем мире. Кроме одного места, где он еще никогда не был. На берегу Днепра. Вот там, наверное, красота, и страной управляют порядочные люди и профессионалы. Этот монолог вызывает смех в зале. Но главное, что сообщает Бендеру его двойник: от себя не убежишь.

В конце спектакля Ильф и Петров получают письмо из Рио-де-Жанейро от своего героя. Хоть один вырвался, нашел свою идеальную страну…

…Голенко не был бы Голенко, если бы не «осовременил» репликами классическое произведение. Так, Корейко у него заработал на нелегальной торговле вакцинами и масками в период пандемии (в книге – на продаже ворованных медикаментов и сахара во время эпидемии тифа). Сбежав из Черноморска, он едет работать на строительстве «Северного потока-2» – поставлять цемент (в книге – уехал в «небольшую виноградную республику» на строящуюся электростанцию). Паниковский вздыхает: «Какую страну потеряли». А Петров, в ответ на предложение соавтора писать одному, отвечает: «Петров не бывает один. Ильф и Петров, Петров и Васечкин, Петров и Баширов. Если Петров один – то он Петров-Водкин». А Ильф марширует с радужным флагом ЛГБТ, к вящему ужасу и удивлению Петрова.

Некоторые выражения из романа, давно ставшие крылатыми, изменены. Так, «дети лейтенанта Шмидта» превратились в «братьев Ермака», Бендер собирается переквалифицироваться не в управдомы, а в дворники. Но «блюдечко с голубой каемочкой» осталось («З облямівочкою», – поправляет Балаганова Бендер).

«Нам хотелось из такой легкой истории, из сатиры выйти на что-то более глубокое, что действительно волнует сегодня. То время и это перекликаются. Мы все время в каких-то изменениях, и неизвестно к лучшему ли. Это моя боль, которую я объединил с персонажем, – объясняет Ю. Хвостенко. – Этот спектакль – стеб на Советский Союз. Месседж людям, которые скучают по СССР, помнят только хорошее, например, мороженое за 5 коп. На самом деле, эти люди тоскуют по своей молодости, потому что время на самом деле было плохое и гнусное… Основной месседж – нужно помнить свое прошлое, но смотреть в будущее. Забыть о всех этих призрачных фантазиях – как когда-то было хорошо, как теперь плохо. Сейчас плохо, но это такой этап, через который проходит наша страна. Нам просто надо работать, выбирать во власть профессионалов, а не любителей, которые ведут нашу страну неизвестно куда, тем самым приговаривая наше будущее».

Остается добавить, что музыкальное сопровождение спектакля обеспечивает джазовый пианист Вадим Бессараб.

Инна КАЦ.

Фото Ивана СТРАХОВА предоставлены театром.

Інформагентство «Вікна-Одеса»

ПОТЕРИ
Оцифровка пленки
Реклама альбомов 300