Дякую
Дякую

18.02.2015 | Публицистика

Непатриотический анализ Сони Кошкиной

Ситуация с презентацией книги обозревателя Кошкиной показала: наш народ безгранично далек от понимания того, что такое журналистика. Мы удивляемся, почему наш народ настолько подвержен пропаганде. А между тем сам народ удивляется, что кроме пропаганды могут существовать иные способы работы с информацией.

Краткий экскурс для тех, кто не в теме (хотя, судя по вселенскому срачу, в теме оказались даже те, кто до презентации не знал, кто такая Кошкина). Позавчера шеф-редактор издания «Lb.ua» Ксения Василенко презентовала свою книгу «Майдан. Нерасказанная история», в которую вошли интервью не только с сегодняшними топ-менеджерами государства, но и с бывшими «регионалами», да и просто с людьми, которые принимали ключевые решения в правительстве Януковича.

Презентация книги, прошедшая в Национальном музее Тараса Шевченко, вызвала в патриотически настроенных кругах тот же ажиотаж, что и день рождения главреда «Независимой газеты» несколькими месяцами ранее. Вы же помните, как порвал шаблоны либеральной тусовке фоторепортаж, где Дмитрий Песков ручкается с Андреем Макаревичем, Алексей Венедиктов выпивает с Михаилом Леонтьевым, а Николай Усков позирует с Александром Волошиным. Здесь же – ввиду географической приближенности – и выхлоп был побольше, и комментарии пожестче, да и близость годовщины Небесной сотни способствовала превращению читающей аудитории в моральных аудиторов.

Я не буду пересказывать претензии к Кошкиной по форме – каждый желающий может пролистать ленту «Фейсбука» за последние сутки и в полной мере вкусить от говн. Суть их такова: когда в стране идет война, негоже испрашивать мнение у тех, кто эту войну развязал. При этом никто из возмущенных не утверждал, что такая книга не имеет права на жизнь. Напротив, и имеет, и нужна, и будущим поколениям в науку, но написать ее следовало исключительно со слов Турчинова. Или Пашинского. Или Парубия. Но вот спрашивать Попова о разгоне студентов «Беркутом» – ни-ни. Как вообще такая мысль могла прийти этой Соне Кошкиной (Коне Сошкиной, Сосе Конкиной – варианты интерпретаций прилагаются списком)? Как вообще она без содрогания держала диктофон у черного «регионаловского» рта? Почему не бросилась ясным соколом и не вцепилась в глаза? Ужас! Непатриотка, мерзавка, приспособленка. Расстрелять и предать забвению. Но расстрелять перед этим обязательно.

Между тем все эти вопли лишний раз подтверждают, что народ понимает журналистику так, как понимал ее, например, сам Янукович: СМИ – это пресс-холдинг действующей власти; врагов надо мочить, хозяев – лизать; шаг вправо/влево считается зрадой и проституцией. Журналист – в архаическом понимании Виктора Федоровича – это рупор власти, цель которого формировать общественное мнение в соответствии с концептом той самой власти. Потом Янукович сбежал, всех «рупоров» радостно и упоенно назвали пропагандонами, осудили, надавали пинков и… ринулись создавать новую армию глашатаев.

Это были далеко не прекрасные деньки – в прямом эфире Скрипин хамил Венедиктову, а ура-патриотическое коммьюнити взрывалось аплодисментами, кричало «ату его, ату!» и утверждалось во мнении, что журналисту не обязательно уметь работать с информацией, но обязательно нетерпимо относиться к альтернативному мнению, а еще лучше – сразу плевать оппоненту в лицо.

Время шло, разрушались институты СМИ, работавшие в парадигме режима Януковича, росла и крепла военно-полевая журналистика (я надеюсь, что будущие СМИ мирного времени будут основаны именно этими ребятами, знающими цену слову). Но аналитическая журналистика, и доселе в Украине существующая в зародышевом состоянии, стремительно катилась в пропасть. По-прежнему считалось, что врага надо мочить, а не интервьюировать, что журналист должен исполнять роль прокурора и народного обвинителя в одном лице, а еще лучше – и исполнителя приговора.

Здесь придется разочароваться, господа с твердыми лбами. Хорошая аналитика – это на 90% инсайдерская деятельность. А то и на 99% – в зависимости от ситуации. Ты можешь быть патриотом до мозга костей, ты можешь как личного врага ненавидеть Ефремова, Добкина и прочих колесниковых и колесниченко, но пока твой материал составлен на основании мнения одной стороны – это в лучшем случае обывательское ИМХО. А в худшем – банальная агитка, и сам ты – банальный пропагандон. Как и те, времен Януковича, авторы агиток и пропагандоны. Один в один, только расцветка отличается.

И да: алгоритмы инсайдерской коммуникации в первую очередь зиждутся на личных контактах. Ты можешь испытывать омерзение к интервьюируемому, но сделай так, чтобы он поверил тебе, раскрылся перед тобой и дал ту информацию, которая поможет сложить паззл. Если у тебя не получилось – иди в агитаторы; там всегда нужны луженые глотки и монохромная линия поведения.

Мне не понять претензий к Кошкиной, что, дескать, на презентации тусовались с шампанским люди, которым надлежит сидеть в тюрьме. Люди добрые, а при чем тут Кошкина? Если ваши депутаты, выбранные вашими голосами, не могу способствовать судебным процессам против «регионаловской» власти, почему этому должна способствовать журналистка? Вы не попутали малость юрисдикцию следственных органов с юрисдикцией инсайдера?

Вместо резюме скажу вот что: ненависть – это тоже профессия. Война на протяжении года выковала в нашем обществе целую прослойку профессиональных ненавистников, которым стоит только назвать ключевое слово, чтобы получить зашкал негативных эмоций. Оставьте ненависть профессионалам. Оставьте аналитику профессионалам. Дайте им работать в разных плоскостях, как бы ни заманчиво было объединить их в один коктейль. Не уподобляйтесь профессиональному ненавистнику Антону Геращенко, который облаял великого режиссера Оливера Стоуна за интервью с Януковичем. Пройдет несколько лет, и про такую политическую малость как Геращенко забудут даже его соратники, а Стоуна будут смотреть еще наши дети и внуки.

Кошкина, безусловно, сделала свою работу профессионально. Сверхпрофессионально, я бы даже сказал, учитывая непубличность таких персон как Юра Енакиевский. Опросить три десятка первых лиц государства – это колоссальная работа, на которую в Украине способны единицы. Так чего вы голосите? Вам не нравятся цитаты Рыбака или Ахметова? Так читайте Геращенко, он в мейнстриме. Читайте по утрам и перед сном, пока не осознаете, что журналистика и пропаганда схожи между собой чуть менее, чем клипер с триппером.

А пока этого осознания нет, не читайте аналитические материалы. И помните: информационная война – это когда пониманию процессов противопоставляется охота на врага. Поэтому всякий раз, когда вы пишете «Кошкина попрала память Небесной сотни, разговаривая с Новинским», Украина на километр отдаляется от понимания того, что произошло со страной год назад.

Александр КОСТЕНКО,
харьковский журналист, блогер.

Опубликовано на сайте «Восточный дозор».

Фотогармошка 300х250
Аккерманская крепость
Адвокат