Регби
Регби

17.10.2014 | Публицистика

Российский журналист: «За год Владимир Путин проиграл всё»

Поздно вечером 11 октября пресс-служба Кремля распространила сообщение, согласно которому «после оперативного совещания президента с постоянными членами Совета безопасности России Путин провел с Шойгу отдельную рабочую встречу. Министр доложил Верховному главнокомандующему о завершении летнего периода обучения на полигонах Южного военного округа.

По результатам доклада Путин поручил приступить к возвращению войск к местам постоянной дислокации. В общей сложности речь идет о 17,6 тысячи военнослужащих, которые летом проходили учения на полигонах в Ростовской области». Сообщение было сразу же истолковано как свидетельство завершения участия российских воинских подразделений в боевых действиях на территории Украины. Сейчас трудно сказать, так ли это на самом деле. Но итоги военного противостояния России и Украины подвести можно уже сейчас. Они для нашей страны в полном смысле слова неутешительны. И при этом – не окончательны.

До сих пор Российская Федерация ни в какой форме не подтвердила официально, что её Вооруженные Силы принимают участие в боестолкновениях с Вооруженными Силами Украины на территории Украины.

Причина официального отрицания может быть любой, но так или иначе «решение вопроса о возможности использования Вооруженных Сил Российской Федерации за пределами территории Российской Федерации», согласно Конституции и Федеральному закону «Об обороне», относится к ведению Совета Федерации.

Сначала (1 марта) Владимир Путин попросил Совет Федерации о согласии «на использование Вооруженных Сил Российской Федерации на территории Украины до нормализации общественно-политической обстановки в этой стране», а потом (25 июня) попросил это согласие отозвать. Совет Федерации оба раза безропотно и единогласно согласился с президентом.

Но активная фаза войны началась как раз после этого «отзыва согласия». И в рядах «ополченцев» оказались тысячи российских «добровольцев», ставших таковыми совсем не по личному желанию, а по приказу. До сих пор неизвестно, кто отдал этот приказ.

Официальную позицию российского государства не изменили ни похороны погибших военнослужащих, ни свидетельства военнопленных, ни рассказы родственников. Мы помним утверждение командующего ВДВ Владимира Шаманова: «В нашей десантно-штурмовой дивизии все живы и здоровы».

Но не все живы и здоровы, и ответа на вопросы о том, где, как и почему погибли эти граждане России, нет до сих пор.

Если смотреть на ночное сообщение пресс-службы Кремля строго по тексту, то там, конечно, нет ни слова о прекращении войны. Потому что «войны нет». И, соответственно, все остальные связанные с этим вопросы выносятся за скобки.

Это – по официальной версии – плановое перемещение войск. «Учения» завершились, войска возвращаются в места постоянной дислокации.

Может быть – просто перед зимним периодом. Может быть – перед осенним призывом: впереди увольнения и пополнения. Может быть – просто на отдых.

Могут ли их вернуть на «учения»? Могут. Могут ли начать «учения» с другими воинскими подразделениями в любой момент в том же месте? Могут.

При отсутствии официального объявления войны война может начаться, прекратиться и снова начаться в любой момент.

Что-то тревожное в воздухе говорит о том, что ситуация заставила Владимира Путина «завершить учения» не только на период международного форума «Азия – Европа» (вести болезненные переговоры – о ситуации на Донбассе и о поставках газа – на фоне активных военных действий очень неудобно, можно не договориться ни о чем), а надолго, если не навсегда. Причем завершить без каких-либо положительных результатов для России. И с огромным числом результатов отрицательных.

Погибли очень много людей – тысячи человек из разных стран. В том числе погибли российские военнослужащие: общие потери по стране, по разным оценкам, составляют от нескольких сотен до нескольких тысяч. Страшные цифры для «учений». Точные цифры и списки пока неизвестны, но это только вопрос времени. И там, куда пришли «двухсотые» вестники войны, меняется отношение к войне, к вражде. Никто из родных погибших не является сторонником войны. Она всем принесла пожизненное горе.

Появился ропот в армии. Это недовольство пока не вышло на поверхность, не слышно в обществе, но о нём известно в военных кругах. Многие офицеры и контрактники не хотят воевать на необъявленных войнах, тайно гибнуть и быть тайно похороненными как «погибшие на учениях». Стало очень трудно набирать военнослужащих по контракту. Люди отказываются от контракта на тот свет. В большом напряжении находятся семьи солдат срочной службы, а среди таких намного меньше готовых молчать при угрозе жизни сыну, мужу, брату, себе самому.

Посеяна вражда между двумя братскими в полном смысле слова народами – российским и украинским, между Россией и Украиной как государствами.

Эта вражда посеяла семена злобы и ненависти минимум на десятилетия. Становление украинского народа как сообщества, становление украинских Вооруженных Сил происходит в начале XXI века на фоне вражды с Россией, войны с Россией, на фоне восприятия России как образа главного врага.

Правнуки ветеранов Великой Отечественной войны, победивших фашизм, воюют друг против друга, убивают друг друга.

Разрушены (и очень надолго, на многие годы) отношения России с большинством развитых стран. Фактически Россия оказалась в международной изоляции. Удалена из «Восьмерки». Кто мог подумать год назад, что по отношению к России будет применяться слово «изгой»? Теперь – применяется.

Россия не хотела расширения НАТО. Теперь НАТО будет почти везде в Европе, где есть границы России. И сами эти границы перестали быть неприкосновенными: если государство не признает границ другого государства, то никто не поручится и за его границы. К слову, принципы нерушимости границ, территориальной целостности государств, невмешательства во внутренние дела иностранных государств стали принципами европейской политики ещё в 1975 году: СССР вместе с 34 странами подписал 1 августа в Хельсинки итоговый акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. И Россия – правопреемник в этом соглашении. Теперь в топку?

Высшим государственным чиновникам России и крупнейшим предпринимателям, причастным к военным и экономическим действиям против Украины, запрещен въезд в страны Европейского Союза и в США. Российским государственным и многим частным компаниям закрыты возможности для масштабной экономической деятельности за пределами России. Закрыт доступ к мировым финансам. Арестовано имущество и счета близких к Кремлю олигархов.

Нельзя воевать и враждовать с теми, с кем торгуешь. Это – закон мировой экономики. Российское государство не просто нарушило, а растоптало этот закон, причем не только в отношении Украины, а и в отношении десятков развитых стран. «Да куда вы от нас денетесь», – презрительно бросило своим торговым партнерам российское государство, сплюнув под ноги. И попало себе в лицо.

Российские власти не предполагали такого жесткого протеста, такой твердой общей позиции ведущих стран в вопросе о санкциях за нарушение принципов европейской политики, за нарушение международного права. Экономические санкции не просто больно ударили по российской экономике, а вырвали её из единого тела экономики мировой, лишили значительной части денежных ресурсов, экономических связей, страховок. Никакой замены этим ресурсам внутри России нет.

Любое уменьшение объема продаж нефти и газа, снижение цен на них лишает не только российскую экономику, но и российский бюджет значительной части денег. В этих деньгах – зарплаты, пенсии, бюджетные учреждения, дотации регионам. Худших параметров бюджета, чем те, которые очерчены перед началом 2015 года, не было в России в XXI веке.

И с таким бюджетом Россия вступает в гонку вооружений. Это – экономическое безумие.

Российским регионам предстоят очень мрачные годы. Региональные расходы первыми попадут под бюджетный нож. От недофинансирования посыплется почти вся инфраструктура жизнеобеспечения. Рост цен, в том числе – на продовольственные товары, уже стал самым высоким с начала века. Инфляция съедает доходы, которые не растут, а замораживаются. Рушится национальная валюта, рубль перешел в пике по отношению к мировым валютам, а теряющий резервы Центробанк делает вид, что управляет этим падением.

На все эти процессы молча и спокойно смотрит Китай. Ждёт, когда Россия придёт (уже идет) к нему на поклон и попросит: «Купи мои нефть и газ» (а больше России продавать нечего).

Китай подождёт, когда деньги в российском бюджете станут иссякать, и купит. Но не по той цене, о которой попросит Россия, а по той, которую назначит сам. Купит почти даром, ниже себестоимости. И Россия пойдет на это экономическое унижение. Когда покупатель остается один, то цену диктует он, а не продавец. Экономическая капитуляция России перед Китаем реальна и близка, как никогда.

Российская государственная пропаганда в последний год стала синонимом и квинтэссенцией лжи, цинизма и хамства. Масштабы лжи о войне на территории Украины и о положении дел в России заставили вспомнить самые мрачные советские годы. Даже не годы застоя, а годы репрессий. Российское государственное и подгосударственное телевидение захлебывается ложью и ненавистью, как рвотой. И становится похожим на пропаганду в стиле Геббельса. Картина происходящего на самом деле настолько отличается от панорамы российского телевидения, что начинает неизбежно входить в противоречие с тем, что видит в своей жизни рядовой человек.

В России разожжен костер внутренней вражды. Оказавшись в ситуации своими руками созданной «осажденной крепости», российское государство стало истерично искать врагов внутри страны, примитивно надеясь именно этих людей, эти общественные группы представить как виновников всех несчастий.

Худшая часть российского общества поднята, вытащена на поверхность жизни. Человеконенавистники, подлецы, стукачи, доносчики, садисты, политические наследники палачей и вертухаев востребованы сегодня российским государством на «государеву службу». Они снова нужны, чтобы уничтожать народ России. «Ты не дай им опять закатать рукава… Родина…» Но – даёт.

Пропаганда ненависти и вражды уже на грани срыва голоса, но получается очень плохо, фальшиво, грязно.

Народ не верит. Народ начинает задавать себе простые вопросы: «Что происходит? Почему происходит? Кто виноват?»

Ответы на эти вопросы печальны и просты.

И, строго говоря, известны с дохристианских времен.

«Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, что на земле внизу и что в воде ниже земли… Не убивай... Не кради… Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего... Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего».

Но государство, поднявшее на свой щит православие, не хочет соблюдать заповеди, ставшие и христианскими. И не соблюдает. Создало кумира. Убивает. Крадёт. Лжесвидетельствует и просто лжёт. Желает дом ближнего своего, и входит в него, и разрушает его, и забирает себе его часть.

Всего за год Владимир Путин проиграл всё. Дружбу народов. Политику. Безопасность. Экономику. Славу. Мир.

И это поражение произошло только потому, что сначала один и тот же политик сделал ставку на конкретного человека как президента чужой страны, потом склонил его к отказу от выполнения внутренних и международных обязательств, потом удивился ответному возмущению народа этой страны, потом отказался принять мирную дорожную карту, предполагавшую добровольную отставку скомпрометировавшего себя лидера и досрочные выборы, потом пошел на экономический шантаж, потом – на угрозу применения силы, потом организовал «возвращение» чужой земли и, когда голова совсем закружилась от «успехов», возжелал почти треть земли этого чужого государства.

Это был тайный штурм – бессмысленный и беспощадный.

На этом штурме машина российского государства сломалась. Выполнить эту задачу она не смогла. Но пока пыталась это сделать, в России и Украине погибли тысячи людей. Они не все ещё найдены, не все названы, не все похоронены. На составление списков погибших уйдут годы.

Для оставшихся в живых «учения» объявлены завершенными. Пока.

Уроки этих «учений» страшны и кровавы.

Ничто не говорит о том, что российское государство намерено понять и усвоить эти уроки. Как минимум – пожалеть людей.

Это так просто, так по-человечески понятно: прекратить мучения людей. Покаяться. Уйти.

Для этого нужно быть человеком.

«Учения» показали, что в руководстве Рроссийским государством человеческому, как и Божескому, места нет.

Лев ШЛОСБЕРГ.

Опубликовано в газете «Псковская губерния».

Фотогармошка 300х250
Аккерманская крепость
Адвокат