В списках не значится...


Насколько я помню, меня всегда интересовала война и всё, связанное с ней. Тем более, когда упоминается Одесса и одесситы.

Ниже речь пойдет о настоящем одессите Сергее Сергеевиче Очаковском – полном кавалере ордена Славы.

Сухим языком официальной справки:

С.С. Очаковский (г. Гюстром, Германия, май 1945 г.)

С.С. Очаковский (г. Гюстром, Германия, май 1945 г.)

Сергей Сергеевич Очаковский родился 7 марта 1924 г. в Одессе, в семье рабочего. Русский. Окончил четыре класса. Член КПСС с августа 1944 г.

В Великую Отечественную войну на фронте с июня 1941 г.

7 апреля 1944 г., в районе г. Ковель (Волынской обл.), сапер 202-го отдельного саперного батальона (165-я стрелковая дивизия, 47-я армия, 1-й Белорусский фронт) ефрейтор Очаковский под огнем противника, сделал для пропуска стрелковых подразделений проход в минном поле, обезвредив 20 противотанковых мин. К этому времени на личном счету Очаковского было около 600 обезвреженных и установленных противотанковых, а также 1200 противопехотных мин.

18 апреля 1944 г. награжден орденом Славы 3й степени.

В ночь на 17 июля 1944 г., у населенного пункта Парыдубы (17 км северо-западнее г. Ковель), командир отделения того же саперного батальона сержант Очаковский с бойцами сделал три прохода в проволочных заграждений и минных полях для атакующих стрелковых подразделений. 20 июля 1944 г. обеспечил форсирование войсками р. Западный Буг и переход государственной границы СССР.

13 августа 1944 г. награжден орденом Славы 2-й степени.

В ночь на 10 октября 1944 г., в районе населенного пункта Непорент (6 км восточнее г. Легьоново, Польша), вместе с бойцом отделения сделал два прохода в минных полях противника, лично обезвредил 18 мин.

23 марта 1945 г. награжден орденом Славы 1-й степени.

Демобилизован в 1947 г., работал в Одесском продторге.

Награжден орденом Красной Звезды, медалями.

Умер 12 июня 1984 г.

Похоронен в Одессе, на 2-ом Христианском кладбище.

Подвигам Сергея Сергеевича Очаковского посвящено довольно много публикаций – книги, газетные статьи, воспоминания сослуживцев, не говоря уже об Интернете.

Сейчас, однако, хочется рассказать о другом.

…Как-то в разговоре со своей соседкой, дочерью Сергея Сергеевича – Светланой Сергеевной Белан, увы, внезапно ушедшей из жизни 13 ноября 2014 года, я попытался более подробно расспросить о семье её отца. Хотя я лично был знаком с Сергеем Сергеевичем, но не всегда было как-то до этого. Довольно часто приходилось встречаться с ним в нашем дворе, когда он приезжал к дочери. Даже в те короткие минуты нам удавалось переброситься несколькими фразами.

Сергей Сергеевич запомнился мне очень сдержанным, немногословным человеком. Жил в Одессе, в обычной «хрущевке», где-то на проспекте Шевченко. «Вытянуть» его на разговор о войне было чрезвычайно трудно, вообще о войне он говорил неохотно. Никогда не носил наград, может только на каких-то официальных приёмах. Лишь однажды, рассуждая об очередных безобразиях в городе, он махнул рукой: «Столкнулись бы они с моими ребятами в 44-ом…». Что стояло за этими словами, можно теперь только догадываться.

Ничто не говорило о том, что этот человек как-то выделяется среди других. Никогда Сергей Сергеевич не рассказывал о своих родителях, всегда как-то уходил от таких разговоров. Думаю, что рассказать ему было о чем.

…Однажды Светлана Сергеевна упомянула, что Очаковские жили в Одессе, в самом сердце Молдаванки – в Высоком переулке. Отец рос в многодетной семье, где «поднимали» трех сыновей и двух дочерей. Было очень тяжело, поэтому Сергей с пяти лет какое-то время воспитывался в детдоме. Чисто автоматически она перечислила имена всех детей – Михаил, Сергей, Наум, Роза, Рая. «Мелодия» этих имен не могла быть мною не услышана! Сразу я почувствовал, что имя Сергей как-то выпадает из этого списка.

Выписки из журналов о рождении Одесского городского отдела ЗАГС (1924 г.)

Выписки из журналов о рождении Одесского городского отдела ЗАГС (1924 г.)

И вот передо мной копии нескольких страниц из журнала о рождении Одесского городского отдела ЗАГС за 1924 год.

ЗАПИСЬ № 2399 (Госархив Одесской обл., фонд №Р-8085, описание №1, дело №204, лист №30 об.).
Пол – мужской.
Фамилия и имя ребенка – Очаковский Зусь.
Число, месяц и год рождения – 7 марта 1924 г.
Фамилия, имя родителей, возраст, род занятий:
отец – Очаковский Зельман, 28 лет, рабочий.
мать – Фишер Хава, 23 года, домохозяйка.
Который ребенок у матери – 2.
Народность – еврей.
Постоянное местожительства – Привозная площадь, 20.
Особые примечания – вне брака.

Вот тебе и Очаковский Сергей Сергеевич, который при рождении был зарегистрирован как Очаковский Зусь Зельманович...

При этом надо иметь в виду, что запись о рождении, отмеченная в журнале ЗАГСа, является первичным документом, на основании которого выдаётся свидетельство о рождении (по-старому – метрическое свидетельство), а потом и паспорт.

Однако, не всё так просто.

В том же журнале ЗАГСа за 1924 год есть и другая запись.

ЗАПИСЬ № 5832 (Госархив Одесской обл., фонд №Р-8085, описание №1, дело №206, лист №84).
Пол – мужской.
Фамилия, имя ребенка – Очаковский Нухим.
Число, месяц и год рождения – 16 мая 1924 г.
Фамилия, имя родителей, возраст, род занятий:
отец – Очаковский Зельман Мошкович, 28 лет, рабочий.
мать – Очаковская Хава Дувидовна, 23 года, домохозяйка.
Который ребенок у матери – 3.
Народность – еврей.
Постоянное местожительства – Привозная площадь, 20.

Если строго верить записям №2399 и №5832, то получается, что одна и та же женщина, а именно Очаковская (Фишер) Хава Дувидовна, 23 лет, родила двух сыновей Зуся и Нухима соответственно 7 марта и 16 мая 1924 года, что невозможно.

Разгадка проста.

Будучи беременной третьим ребёнком (Нухимом), родители практически одновременно зарегистрировали второго ребёнка (Зуся), который не родился 7 марта 1924 г., а этой датой был зарегистрирован отделом ЗАГСа. И в этом нет ничего сверхъестественного. В начале и середине 20-х годов так происходило очень часто. Ведь в Одессе отделы ЗАГСа появились только в 1919 году, в короткий период между 6 апреля по 23 августа, затем Одесса стала Советской лишь после 7 февраля 1920 года. Многие тогда даже не догадывались, что детей надо регистрировать именно в отделах ЗАГСа. Как правило, в лучшем случае, обходились записями в церковных книгах или, как в данной ситуации, может быть в синагоге. Это было привычно и знакомо.

Кстати, в записи №2399 указано, что Зусь – второй ребенок у матери. Указано также, что ребенок рожден вне брака. При этом приведена девичья фамилия матери – Фишер. В записи же №5832 читаем: Нухим – третий ребенок. Родители уже состоят в браке – указаны полные имена и отчества: Зельман Мошкович и Хава Дувидовна Очаковские. Очевидно, бракосочетание состоялось где-то между датами регистрации сыновей – в период с 7 марта по 16 мая 1924 года.

Теперь можно с уверенностью утверждать, что Сергей Сергеевич (Зусь Зельманович) Очаковский родился не 7 марта 1924 года, а возможно в 1923 или даже чуть раньше. Его имя, отчество и национальность были изменены («подкорректированы») в детдоме, где мальчик воспитывался с пяти лет. Так вместо достаточно сложного для произношения «Зусь Зельманович» подобрали созвучное – «Сергей Сергеевич», сделав его одного из всей семьи русским по национальности.

Таким образом, дети Хавы и Зельмана Очаковских (со слов Светланы Сергеевны Белан):

1. Михаил – старший брат, даты рождения и смерти неизвестны. (Сведения о жизни и смерти братьев Михаила и Наума Очаковских, со слов Светланы Сергеевны Белан и опубликованные в ряде изданий, несколько расходятся).

2. Зусь (Сергей) – средний брат.

3. Нухим (Наум) – младший брат, родился 16 мая 1924 г., танкист, погиб.

4. Роза – старшая сестра, 1926 года рождения.

5. Рая – младшая сестра, дата рождения неизвестны.

По имеющимся данным, отец Зельман Мошкович Очаковский (1896 года рождения) был мобилизирован в июне 1941 г., погиб в июне – августе 1941 года у реки Днестр, похоронен в братской могиле.

Мать, Хава (Ева) Дувидовна Очаковская (1901 года рождения) – погибла во время бомбежки Одессы, однако и это подлежит уточнению.

Как стало известно, сестры Роза и Рая эмигрировали из Одессы в США ещё в 70-80-ые годы. Теперь понятно, по вызову какой американской общины… Живы ли?

И ещё одна загадка.

Ответ Одесского областного военкомата на запрос Военной прокуратуры (2008 г.)

Ответ Одесского областного военкомата на запрос Военной прокуратуры (2008 г.)

Военный билет С.С. Очаковского (1963 г.)

Военный билет С.С. Очаковского (1963 г.)

В военном билете Сергея Сергеевича, в разделе 15 «Прохождение действительной военной службы», указано: «Призван по мобилизации Центральным РВК г. Одессы 28 июня 1941 г.». Однако, если даже считать датой рождения 7 марта 1924 г., то по возрасту Сергей не подлежал мобилизации. Кроме того, по запросу Военной прокуратуры (№27371 от 08.08.2008 г.), в Одесский областной военкомат, уведомляют, что «никаких данных относительно ветерана ВОВ Очаковского в Одесском областном военкомате и военкоматах области нет» (исх. №2265 от 28.08.2008 г.).

Вероятнее всего, во время обороны Одессы Сергей ушел на фронт добровольцем. Может быть даже доказывая тогда, что он несколько старше, чем указано в документах. В августе 1941 г. – тяжело ранен (осколочное ранение правой ноги), вывезен морем в Новороссийск, потом эвакуирован в Пермь. Очевидно, уже из Перми Сергей Сергеевич, был мобилизован в действующую армию. Поначалу окончил курсы минёров, дальше его фронтовые дороги уже известны.

…Есть подвиги, значение которых не устаревает никогда. Каждое новое поколение открывает их для себя вновь и вновь. Открывает и осмысливает, какую бы тень на них не наводили власть предержащие. Критерий один – правда и только правда. Как сегодня можно спокойно читать пассажи о Сергее Сергеевиче Очаковском, увидевшие свет в 2004 году (!), в уже новой Украине (Дубров Б.И. На поклик Вітчизни. Оповіді про повних кавалерів ордена Слави – уродженців Одещини / Одеса, 2004.):

«…Вот так, казак! – сказал подбадривая сына отец. – Нас наскоком не возьмешь… Старший Очаковский не раз рассказывал детям о своем давнем казацком роде. Один из их предков именно потому и получил фамилию, что отличился во время штурма Очакова…

Слово «казак», обращенное в семье Очаковских к мальчикам..., воспринималось как наивысшая похвала. Одного в семье не забывали никогда-никогда – беречь святое слово за закрытыми дверями квартиры. Не дай Бог узнали бы те, служебной обязанностью которых было разоблачать «украинских буржуазных националистов». Хоть были простыми людьми, не учеными, а помнили о судьбе одессита – профессора Слабченко…».

И там же в продолжение, в том же духе:

«…Умер он (С.С. Очаковский – прим. авт.) не от старости – от старых ран, не дожив до независимости своей казацкой Отчизны».

Замечу, однако, что Сергей Сергеевич Очаковский никогда, нигде, ни в каких документах украинцем не значился.

Нужны ли тут комментарии?!

Такую национальную этикетку «пришивали» Очаковским «по требованию времени» и в угоду новым ориентирам.

Вот такие «откровения» на русском и украинском языках тиражировались не единожды в течение многих лет.
(Дубров Б.И. Повесть о храбрых. / Одесса, 1967.
Дубров Б.И. Солдатская слава / Киев, 1987.
Дубров Б.И. Парень с Высокого переулка / Газета «Вечерняя Одесса» (30.08.2011 г.).)

Тиражировались и, увы, продолжают тиражироваться! Когда есть острая нужда в «настоящих патриотах», их ищут и находят любыми доступными или недоступными средствами. В таких случаях разрешается (поощряется) всё – изменять, подгонять, подтирать, брать в кавычки... Не напоминает ли это обреченную игру в «крестики – нолики», когда кого надо, не задумываясь, перечеркнули, а кого, задумавшись, «обнулили»?!

Что же всё-таки первично? Сам подвиг или «подача» этого подвига с политической подкраской?

…Я держал в руках три ордена Славы – высокие награды Сергея Сергеевича Очаковского.

Внешне «пострадал» более всего орден Славы I степени. Как рассказывала дочь Сергея Сергеевича, уже после войны ребята не могли поверить, что этот орден из чистого золота – ковыряли, испытывали кислотой…

Послевоенная жизнь тоже не раз испытывала Сергея Сергеевича.

«На гражданке» работника советской торговли (!!!) Очаковского так и не смогли заставить отказаться от принципов, выверенных войной. Его не могли насторожить приказные звонки из горкома-обкома или «легендарные» сотрудники ОБХСС (отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности). Одесские «гаишники» отбирали водительское удостоверение, «пробивали» дырки в талоне, он даже не пытался показать свою орденскую книжку… Сергей Сергеевич оставался самим собой – как в годы войны, когда «наше дело правое», когда рядом жизнь и смерть, а до полной победы ещё ой как далеко.

…По статистике, за подвиги, совершенные в годы войны, двенадцать евреев стали полными кавалерами ордена Славы. Поименно:

Блат Леонид Давыдович (1923-2012)
Богорад Григорий Абрамович (1914-1994)
Бурман Семен Меерович (1908-1976)
Гизис Николай Лазаревич (1916-1987)
Глобус Лев Давидович (1914-1945)
Заманский Борис Наумович (1918-2012)
Минкин Ефим Львович (1922-2011)
Пеллер Владимир Израилевич (1913-1978)
Рот Эдуард Никитович (1924-1945)
Сидлер Давид Мордкович (1905-1981)
Шапиро Шмуэль Зискович (1912-1972)
Шилингер Семен Эляшевич (1919-1945)

Орденская книжка С.С. Очаковского

Орденская книжка С.С. Очаковского

Так или иначе, с Очаковским Сергеем Сергеевичем (1924-1986) – теперь их тринадцать.

Сегодня, проходя по Театральной площади, у Одесского оперного театра, я всегда останавливаюсь и высоко поднимаю голову, чтобы уже в который раз прочесть «ОЧАКОВСКИЙ СЕРГЕЙ СЕРГЕЕВИЧ», что начертано золотом на доске «ПОЛНЫЕ КАВАЛЕРЫ ОРДЕНА СЛАВЫ».

Как в давние годы, подмигиваю: «Здравствуйте, Сергей Сергеевич!».

Уговариваю себя: «Ну, что поделаешь? Время было такое… Меняли фамилии, имена, национальности… Люди должны были выжить… Люди знали, с чем иначе придется столкнуться… Разве это умоляет величие подвига? И ещё вопрос, стал бы он полным Кавалером, будучи Зусь Зельмановичем? Многие такие же так и стали…».

А перед глазами его старая «шестерка».

Он в короткой куртке, неизменная сигарета, озорная улыбка… Мол, всё перемелется!

Ничего не изменилось.

Светлая Вам память, дорогой Сергей Сергеевич!

Михаил ПОЙЗНЕР.

02.05.2015 г.

Адвокат