Дякую
Дякую

Надежда на счастливое завтра, или «Ошибка 800»


Ирония судьбы внесла печальную традицию в нашу новогоднюю праздничность. На Новый год уже несколько лет подряд у нас отключается Интернет. Вот и в этом году традиция не изменилась. Интернет отключился. Увидев на мониторе окно со зловещим предупреждением «Ошибка 800», а я уже знаю, что эта «ошибка» не сулит ничего хорошего, тем более, что за Новым годом последуют рождественские дни, потом старый Новый год, а там может и до крещенских морозов моя связь с Интернетом будет заморожена, я предприняла отчаянные попытки вернуть поскорее эту «дорогую пропажу».

Так начался мой телефонный роман со службой технической поддержки. Набираю номер, который знаю наизусть, а чтобы дозвониться, требуется огромная настойчивость и терпение.

Сразу же замечаю, что в системе обслуживания произошли некоторые изменения. Вместо, хоть и долгих, но все-таки удававшихся попыток непосредственного выхода на оператора, появились такие вот телекоммуникационные «линии обороны» от настойчивых и надоедливых пользователей.

Вот как это выглядит. Набрав до боли знакомый номер, слышу в трубке автоматический голос:

Вас вітає контакт-центр телекомунікаційної групи... (Остановись, мгновенье! Не стану пока называть имя провайдера. Повременю). Якщо Ви бажаєте спілкуватись українською мовою, натисніть один, если русский язык – нажмите два».

Нажимаю два, иди знай, вдруг на меня обрушатся технические термины на украинском?! После этого – продолжительный гудок, как при отключении. Нажимаю кнопку отбоя. Через три секунды у меня звонит телефон. И такой же автоматический голос сообщает, что нужно нажать: четыре – такая-то услуга, три – следующая, наконец, ноль – то, что мне нужно – служба технической поддержки. Вот оно, близящееся счастье непосредственного общения с оператором. Рано радовалась. В трубке – оглушительная «музыка». Терпеливо жду. Наконец, милый девичий голос, выслушав мои «жалобы турка», просит сообщить контактные данные, а затем нажать ноль. Еще раз. Что делать! Послушно сообщаю и нажимаю. Та же испытание звуком в трубке. Длится это издевательство над ухом долго. Терпеливо жду. Наконец, первый откликнувшийся оператор (дозвонилась я наконец-то, набравшись терпения, рано утром только второго января).

— Да, у нас проблемы с оборудованием, сегодня вряд ли получится исправить поломку, но уж завтра – точно!

— Но завтра же суббота?!

— У нас и в субботу работают мастера.

У меня вздох облегчения и засиявшая надежда на счастливое завтра!..

Стоит ли говорить, что ни в субботу (с воскресеньем и так все ясно), ни в понедельник, ни во вторник, а в среду уже и Рождество наступило, ошибка 800 не исчезла с моего монитора.

На следующий день (вроде бы только у нас, если праздник выпадает на выходной, следующий за ним день тоже объявляется выходным?!), я, собрав в кулак все свое терпение, волю и желание вернуться вновь в соблазнительные объятия Интернета, бросаюсь к телефонной трубке. Собственно, кроме воскресенья и дня Рождества, звоню постоянно. Чего только, каких только объяснений от сменяющих друг друга операторов за эти дни я не услышала. Доконала меня жалоба одного из операторов, что мастера находятся в ведении диспетчера, а к нему невозможно дозвониться. Каково?! Это в телекоммуникационной компании! А что же нам, грешным, пользователям, делать? Каково нам дозваниваться? Я даже отметила своеобразный рекорд. Когда на мониторе моей телефонной трубки высветились 59 минут моих тщетных усилий дозвониться, я отключила телефон. За эти пятьдесят девять минут я успела прочесть несколько рассказов, выпить кофе, вымыть чашки, трубка лежала на столе, и «звуки Му», несущиеся из нее, заполняли кухню.

Так прошли уже «девять дней одного года». В пятницу, девятого января, когда мне опять повезло, отзывчивый оператор, не дожидаясь моих стенаний и упреков, меня узнал, назвал наш адрес и сказал, что сегодня меня, к сожалению, утешить не может. Монтеров нет. Вот уж в понедельник…

— Доживем до понедельника, — только и оставалось сказать мне уныло в ответ.

«С чем протекли его боренья?» — с фантомами, с телефонными призраками, единственным намеком на некую телесность были голоса операторов – учтивые, сожалеющие, но абсолютно беспомощные.

Так что, не зная, когда же мне выпадет счастье стать вновь подданной империи Билла Гейтса, с горечью могу перефразировать известные строки:

Нет повести печальнее на свете,
Чем повесть о техслужбе в Интернете…

Валентина ГОЛУБОВСКАЯ

Адвокат