Дякую
Дякую

Валерий Матковский: «В ЖЭКах не люди плохо работают, там система плохо работает!»


В Украине приборами учета воды сегодня оснащено всего 40 процентов квартир, счетчиками тепла — вообще 23 процента квартир в стране… Недавно Президент Украины потребовал закончить процесс установки населению всех видов счетчиков. Чем это нам грозит? Чего нам вообще ждать от ЖКХ?

В гостях у редакции ИА «Вiкна-Одеса» кандидат технических наук, экс-заместитель городского головы по жилищно-коммунальному хозяйству Валерий Матковский.

— Установка таких счетчиков — это правильный подход. Но за этим стоит другая проблема, — говорит Валерий Дмитриевич. — Если мы думаем, что повсеместная установка счетчиков — панацея, то это глубокое заблуждение. Давайте рассмотрим ситуацию на примере Одессы. Услуги по водоснабжению и водоотведению в городе Одессе предоставляет филиал «Инфоксводоканал» ООО «Инфокс», который является арендатором целостного имущественного комплекса «Одесводоканал». Это предприятие производит расчёт тарифов на указанные услуги и предоставляет их на утверждение — раньше в Одесский горисполком, теперь в НКРЕ (Национальную комиссию по регулированию энергетики).

Тариф для потребителей, не имеющих счетчики, рассчитывается, исходя из нормы водопотребления 300 литров воды в сутки на человека. Безусловно, столько воды потребителями не расходуется. С целью экономии средств на водоснабжения люди активно устанавливают счетчики. И естественно, что после установки счетчика у каждого потребителя расход воды снижается в несколько раз, люди платят меньше! Это ощутил на себе каждый, кто установил уже счетчики. Фактическое же потребление самой воды не уменьшается, но значительно сокращаются поступления средств на счета ООО «Инфокс», т.е. поставщик услуг перестает получать сверхприбыль за счет завышенных норм потребления воды! И что вслед за этим он делает? Он увеличивает тарифы для потребителей, установивших счетчики.

Или иной пример: сколько людей жалуются на то, что в их квартирах нет тепла или оно плохого качества?! А теплоснабжающая организация счета выставляет, как будто отопление соответствует установленным нормам. Люди плюются, но платят. А теперь представьте, что произойдет, если потребители установят счетчики на тепловую энергию. Значительная часть тепла теряется при транспортировке по магистральным сетям из-за наличия больших течей и не утепленных труб. Конечно, если будет установлен прибор учета тепловой энергии, потребитель должен будет платить только за то тепло, которое реально было доставлено в его дом, а те потери, о которых мы только что сказали, лягут на теплоснабжающую организацию. Но что за этим последует? Тепловики увеличат стоимость одной гигакалории.

Отдельной проблемой в домах, в которых уже установлены счетчики тепла, является увеличение отапливаемых площадей за счет застекления балконов, лоджий и вынесения на них отопительных приборов. Многие граждане, стремясь улучшить отопление своих квартир, увеличивают количество секций в радиаторах. Естественно, что по итогам отопительного месяца или сезона стоимость отопления одного квадратного метра в таких домах превышает установленные тарифы на отопления того же квадратного метра при безучетном потреблении. И в таком случае поступают жалобы и требования демонтировать счетчик.

Повторюсь — счетчики не панацея, заблуждением является суждение о том, что всеобщее установление приборов учета решит проблемы с отоплением домов. Нет. Только комплекс мероприятий — и установка приборов учета, и мероприятия по энергосбережению и сохранению тепла, и инвентаризация отапливаемых площадей, позволит решить эту проблему. Нельзя так легкомысленно относиться к этому вопросу, дескать, вот поставили счетчики, и решили проблему.

Я когда-то боролся с повышением тарифов на услуги «Инфокс», дважды по моей инициативе исполком снимал с рассмотрения вопрос повышения тарифов на услуги по водоснабжению и водоотведению. Только с третьего раза исполком повысил тарифы, объяснив, что если сейчас не принять это решение, то ООО «Инфокс» нечем будет платить за те работы, которые он якобы выполняет.

— Выходит, любой жесткий учет коммунальных услуг неминуемо приведет к их подорожанию?

— В принципе да. Сейчас министерство регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства по распоряжению Президента разрабатывает единый подход в формировании единых тарифов по коммунальным услугам.

Сегодня что происходит? Представьте пенсионера в Одессе, и пенсионера, живущего в другом городе. Получают они одинаковую пенсию. Но стоимость, например, одного куба воды для каждого из них разная. Потому что Одесса получает воду за 40 километров, а некоторые получают за 5 километров. А где-то до 100 км тянут воду…. Стоимость доставки и составляет эту разницу, которая может быть в 3, 4, в 5 раз! Государство пытается создать механизм, чтобы независимо от того, где человек проживает, стоимость одного куба горячей воды или куба холодной воды, или оплата одного квадратного метра площади для каждого было одинаковой. Это иная идеология тарифообразования для системы ЖКХ. В свое время, в 2004 году, в Закон Украины «О жилищно-коммунальных услугах» были заложены принципы тарифообразования, которые предполагали, что тарифы на жилищно-коммунальные услуги должны быть экономически обоснованные, каждый потребитель должен оплачивать за фактически потребленные услуги и тарифы должны быть доступны всем потребителям на равных правовых условиях, т.е. закон был социально ориентированный. Сейчас идеология делает крен в сторону производителей и больше защищает их интересы, в этом есть определенные угрозы, но время покажет.

— Значит, реформирование ЖКХ началось? Какова роль в этом процессе местных органов власти?

— Реформирование идет с конца 90-х годов прошлого века, государство все ищет ту форму организации управления отраслью, которая позволит ее, отрасль, вытянуть из затянувшегося кризиса. Реформировать жилищно-коммунальное хозяйство должны люди, которые понимают, что они делают и к чему приведут те или иные их идеи. Из логики вещей следует, что «на местах» лучше видны проблемы и их решения. Однако никакой город, даже с самыми лучшими специалистами, сам этого не сделает — необходима соответствующая нормативно-правовая база.

В 2003 году, когда Руслан Борисович Боделан был двигателем реформирования ЖКХ, мы сделали несколько кардинальных вещей. Мы ушли от понятия «квартирная плата», которое включало в себя ряд услуг и впервые в Украине утвердили тариф не только на услугу по квартплате, но и структуру этой услуги. Была оценена стоимость уборки одного квадратного метра лестничной клетки, содержание внутридомовых территорий и т.д. Но у нас была база — было постановление Кабинета министров, которое нам, городу Одесса, давало право все это делать в качестве эксперимента. И потом, в 2004 году, все, что было наработано в Одессе, легло в основу Закона Украины «О жилищно-коммунальных услугах», и по этому закону работает сегодня вся Украина.

В прошлом году по моему предложению Алексей Алексеевич Костусев обратился к Президенту с просьбой продолжить эксперимент, который в 2003 году был подписан им, Виктором Федоровичем Януковичем, в должности премьер-министра Украины. Но продлить эксперимент не удалось.

— Единые тарифы на жилищно-коммунальные услуги, разрабатываемые правительством, это лишь часть изменений в системе ЖКХ. Каковы перспективы этой отрасли?

— Жилищно-коммунальное хозяйство — это одна из самых проблемных отраслей экономики, от которой все зависят — ведь даже Президент пользуется услугами ЖКХ. Если мы хотим навести какой-то в отрасли порядок, то ей нужно уделять особое внимание.

За последние годы в систему ЖКХ практически не вкладываются средства, только вытягиваются. И, тем не менее, эта отрасль очень интересна для бизнесменов. Анализируя ситуацию с правом собственности на основные фонды отрасли и управления ими мы увидим, что энергетика (рынок электро- и газоснабжения) уже в частной собственности, водопроводно-канализационное хозяйство и теплоэнергетика если не приватизированы, то переданы в аренду и концессию, либо идут подготовка к этому. Яркий пример тому — система теплоснабжения города Одессы. И последнее, что в отрасли останется без участия крупного капитала, это предприятия, обслуживающие жилой фонд.

— Работников которых не ругает только ленивый…

— Работу ЖЭКов ругают справедливо, но справедливости же ради надо понимать, что там не люди плохо работают, там система не предполагает иного. Система плохо работает! Потому что никто не задается целью наладить эффективную работу системы, в лучшем случае пытаются решить какие-то частные вопросы.

Потребителям выставляют счета за уборку снега из дворов, за содержание номерных знаков, за полив клумб во дворах. Где-то это делается? А это солидные суммы. Никто не делает и никто не контролирует.

Чтобы решить проблему, необходимо, чтобы по истечению месяца исполнитель услуг предоставлял представителю дома, избранному на общем собрании дома, акт оказанных услуг. И когда представитель дома, подпишет этот акт, только тогда исполнитель услуг может выставлять счета потребителям в данном доме. Это своеобразный механизм общественного контроля.

Надо перейти на качественные договорные отношения. За последние годы восприятие людей поменялось: всем понятно, что, как собственник, он должен платить за содержание своей собственности. Но, в то же время, он должен быть наделен полномочиями спросить, почему не сделали или почему сделали плохо и, соответственно, либо не заплатить, либо заплатить меньше (на сумму не оказанных услуг).

— У кого спросить? У жековского мастера, который объяснит, что это починить невозможно… потому что невозможно?

— Я считаю, что мы с вами, потребители, должны иметь одну организацию, которая бы отвечала за все, что делается в доме. Государство в лице города должно создать рынок жилищно-коммунальных услуг. Чтобы люди могли выбирать.

В 2004 году была сделана попытка создания рынка в сфере предоставления услуг по содержанию домов и придомовых территорий: были на конкурсной основе привлечены частные кампании, которые заключали договора на обслуживание домов. Планировалось, что если в течение года они будут плохо работать, на них будут поступать обоснованные жалобы и нарекания от жителей, то договор расторгнем. Если же предприятие будет работать нормально, с ним намеревались заключить договор уже на три года, чтобы работники предприятия были уверены, что их завтра не уволят в связи с окончанием контракта, чтобы предприятие вкладывало деньги и ставило, например, не металлическую трубу на водоснабжение, а пластик — чтобы кардинально решить проблему. К сожалению, довести до конца этот проект не удалось.

При проведении каких либо кардинальных изменений, естественно, допускаются ошибки. Однако очень важно, чтобы те, кто начинают эти изменения проводить, во-первых, до конца представляли себе, как эти изменения отразятся на каждом элементе системы, на которую они направлены, какие изменения необходимо провести в смежных системах (в нашем случае в первую очередь это система социальной защиты). Во-вторых, необходимо четко определить временные рамки проведения реформы и ее этапы. В-третьих, нужно разработать стратегический план, в котором будут отражены главные и второстепенные цели, задачи реформы, а также определены необходимые ресурсы. В-четвертых, необходим постоянный мониторинг, анализ полученных результатов и корректировка планов в зависимости от полученных результатов — зачастую в ходе реализации выявляются скрытые проблемы, либо проявляются допущенные ошибки. И, самое главное, если принято решение реформировать, то нельзя, как говорится, менять коней на переправе, нужно дать возможность инициативной группе показать результат. К сожалению, с момента принятия Закона Украины «О жилищно-коммунальных услугах» у нас в стране уже пять раз сменилось правительство, только за последние полгода принято два решения о реорганизации профильного министерства. Аналогичная ситуация и в городе Одессе. К сожалению, в отрасли нет ни системной работы, ни контроля.

— При самом строгом контроле не исчезнет традиционный ответ жековцев: вам надо отремонтировать крышу, но мы уже чиним крышу в другом доме, на две крыши денег нет…

— Я намеревался, и если бы не ушел, то до конца этого года мы ввели бы подомовой учет доходов и расходов. Эта информация была бы открытой, каждый потребитель смог бы посмотреть, сколько начислено и по какой услуге в его доме, сколько поступило средств и на что они использованы. Поэтому ответов «нет денег» не было бы, т.к. каждый потребитель знал бы, есть ли средства и сколько их. Более того, мы намеревались ввести краткосрочное планирование, на 3 года, а тарифы бы устанавливали на год. Поэтому люди точно знали бы, когда и какой ремонт в их доме должны произвести. Следовательно, жилищная организация не смогла бы списать деньги, не сделав ремонт. Так должно быть, но полноценно выстроить и наладить работу системы в течение одного-двух лет невозможно. Для этого требуется время, желание и ресурсы: человеческие, финансовые, временные.

Реализацию подомового учета частично можно пронаблюдать в домах ОСМД и ЖСК. Однако им тоже пока не хватает в работе плановости, открытости и прозрачности.

— Нечто подобное заложено в положениях нового Жилищного Кодекса?

— Сегодня мы живем по старому Жилищному Кодексу, принятому еще при УССР в 80-х годах прошлого века. Безусловно, нужен новый кодекс.

Одно из основных отличий этого нового кодекса от старого в том, что если в старом государство берет на себя обязательство обеспечить нас жильем, то в новом кодексе четко говорится — государство берет на себя обязательство создать нам условия, чтобы мы могли купить жилье, вступить в наследство, либо арендовать жилье.

Для всех граждан (кроме социально незащищенных, которые живут в социальном государственном жилье) государство ставит вопрос — вы жилье купили, вы его приобрели, вы его приватизировали? Отлично. Вы же его можете и продать, и завещать… Вы не спрашиваете об этом государство, это ваше жилье, вы что хотите, то с ним и делаете. Так вот, мы вам создаем законы, которые дают вам возможность и обязывают вас выбрать себе организацию, которая будет вас обслуживать. А дальше — сами, сами…

Да, в новом кодексе написано, что государство может принять участие в капитальном ремонте жилого дома. Но это право государства, а не обязанность — сейчас государство обязано профинансировать только первый после создания ОСМД капитальный ремонт. В проекте нового Жилищного кодекса Украины с государства снимается, как с предыдущего собственника, ответственность за состояние жилого фонда, иными словами — аккумулирование денег на капремонт, ложится на сособственников многоквартирного дома, т.е. жильцов. Поэтому создавайте ОСМД, формируйте ремонтный фонд и начинайте накапливать средства на капитальный ремонт.

— Идея отличная, если дом новый. Но что делать жителям центра Одессы? И дома тут в основном запущенные, капремонт каждого обойдется в копеечку, и жильцов в этих домах, при одинаковых размерах зданий, куда меньше, чем в новостройках-высотках, а значит и сумма с каждого, откладываемая «на ремонт», может быть совершенно неподъемной…

— В Кодексе это не прописано. Там говорится, что Кабинет министров должен разработать Положение. Я так понимаю, что будут какие-то временные переходные положения. За год, который пройдет от принятия Жилищного Кодекса до его вступления в силу, кабмин, по идее, должен разработать переходные правила игры между государством и собственниками жилого фонда, жильцами.

В Одессе более 97 процентов жилья приватизировано, фактически все жильцы — собственники своих квартир. Но эти жильцы не наделены никакими правами. Так что какие-то переходные нормы, как я думаю, будут. Потому что вопрос старого жилья — он очень актуален.

— Значит, от властей города в наведении порядка в его жилищно-коммунальном хозяйстве ничего не зависит? Чтобы в Одессе без проблем было починить забор или прохудившуюся крышу, надо ждать серьезных решений Киева?

— Совершенно неверно! Городу никто не мешает самостоятельно навести порядок в системе ЖКХ. Я был готов взять это все на себя, честно людям сказать, что мы намерены делать. Это и открытие лицевых счетов на каждый дом, и разобраться с теми тарифами, которые есть и т.д.

Самая большая проблема сегодня — это придомовая территория. Ее никто не измерял. А по закону должен быть акт постоянного землепользования или акт на право аренды земельного участка. И только на основании такого акта можно рассчитать тарифы на услуги по уборке придомовых территорий. Но актов нет и, что самое прискорбное, ничего не предпринимается, чтобы они появились. А у меня был план, как системно решить эту проблему, мы рассчитали необходимые затраты, придумали, как можно их сократить, и за год-два мы оформили бы акты на все дома. Кстати, их изготовление стимулировало бы процесс создания ОСМД, ведь многих желающих, кроме прочего, удерживает от такого шага отсутствие документации, в т.ч. и на придомовую территорию.

По текущим ремонтам домов по закону положено ежегодно составлять смету на те виды работ, которые будут выполняться в этом доме в следующем году, согласовать смету с жильцами. Этого тоже нет.

Единственное, что мне удалось сделать за два с половиной месяца, — в бюджете города Одессы мы предусмотрели средства на компенсацию затрат жилищных предприятий по содержанию ветхого и аварийного жилого фонда, тем самым освободив жителей ветхих и аварийных домов от услуг по содержанию домов, сооружений и придомовых территорий. К сожалению, на практике это решение извратили: начали у людей требовать заявления — мол, освободите меня от платы… Но очень многие боятся такие заявления писать, говорят — если мы напишем заявление, то квартиру заберут…

Относительно уборки придомовой территории. Я Костусеву предлагал на какое-то время вернуться к старым нормам, за это время на каждый дом изготовить акты постоянного землепользования или акты на право собственности, и только после этого вернуться к полноценным расчетам. К слову, сейчас Жилищный Кодекс это все требует — именно собственник должен сделать, заказать эти акты, а собственниками домов является громада.

Это основное на первом этапе. А дальше надо было изменять саму структуру управления отраслью — я предлагал на время проведения реформ централизовать управление. Это позволило бы оперативно реализовывать все наработки, осуществлять качественный контроль за реализацией идей, производить мониторинг процессов. При этом не возникало бы идеологических конфликтов, т.е. предложена концепция, есть автор, он понимает, что несет всю ответственность за результат, поэтому он должен иметь возможность реализовать идею с минимальными искажениями. В противном случае не с кого спросить: как принято говорить — «коллективная безответственность».

Сейчас функционирует смешанная система управления, т.е. предприятия сферы ЖКХ подчиняются и районным администрациям, и Департаменту городского хозяйства (бывшее УЖКХ). Директор жилищного предприятия свои действия должен согласовывать не только с директором департамента, но и с председателем районной администрации. Кроме того, сейчас в процессе управления коммунальным предприятием участвуют и управление экономики (что-то согласовывает и разрешает или запрещает), и департамент финансов, и комиссия депутатская. В общем, только ленивый не вмешивается в работу предприятия, а результаты мы с Вами видим. Не может это работать. И не будет это эффективно работать!

Вел интервью Евгений ВОЛОКИН.

Адвокат