Регби
Регби

Дорогие наши Черемушки!


Каждый район, каждый дом в нашем городе имеет свою историю. Что-то было раньше на этом месте, какие-то происходили события, жили люди. Одесские «Черемушки» – юго-западный район города — начал застраиваться согласно плану Н.С. Хрущева быстрого обеспечения советских людей жильем в начале 1960-х годов. Для строительства ничего не нужно было сносить: это загородное степное место в ХIХ веке предназначалось для выпаса скота, а позднее использовалось как стрельбищное поле многочисленных военных частей, расквартированных в Одессе.

Обжитым и обустроенным как городская окраина издавна был район, ныне называемый 1-й станцией Люстдорфской дороги. В конце ХIХ века Большефонтанская дорога начиналась там, где заканчивалась Водопроводная улица (район станции Одесса-Малая). Справа и слева по Большефонтанской дороге с конца ХIХ века располагались новые 2-е Христианское и 2-е Еврейское кладбища. За ними – комплекс исправительных учреждений, новая одесская тюрьма, построенная в 1894 году архитекторами Л.Л. Влодеком и А.О. Томишко в форме креста.

Напротив тюрьмы, сразу за Христианским кладбищем и улицей Лагерной (Парашютная, Бреуса), начинался частный «Древесный питомник» известного городского садовода Льва Николаевича Орликова, занимавший, как видно по карте, все пространство между улицами Лагерной (Бреуса), Кордонной (ныне Малиновского) – тогдашней границей Одессы — и Большефонтанской дорогой.

Интересно, что заставы, расположенные вдоль Кордонной улицы и обозначенные на карте, были остатками третьей, последней черты порто-франко и имели свои названия, Например, застава вблизи Большефонтанской дороги (район нынешней 1-й станции Люстдорфской дороги) называлась «Фонтанной».

Известно, что на первых картах Одессы были обозначены три груши – единственные зеленые насаждения молодого города. Вскоре появились Городской (Дерибасовский), Дюковский сад и множество небольших садов вокруг одесских домов.

Еще в первой половине ХIХ века появились ботанические сады – питомники, специализирующиеся на выращивании и снабжении одесситов плодовыми, декоративными и лесными деревьями, кустарниками, цветами и т. д. Статью об одесских садоводствах прошлого мы включили в изданный нами в 2009 году альбом «Старая Одесса. Торговля и промышленность».

Питомник Орликова, был не единственным в этом районе. Одно из старейших и крупнейших частных садоводств Одессы площадью 100 десятин (109 гектаров) работало в городе с 1854 года. «Обширный питомник С.Р. Роте» находился «…на собственном хуторе, в районе Большого Фонтана и примыкал с одной стороны к Люстдорфской дороге, с другой к Большефонтанской. Телеграфные столбы, проходящие мимо тюремного замка на Люстдорф и на Большой Фонтан, ведут в мои питомники». Такую детальную адресовку сообщал владелец предприятия своим потенциальным клиентам на обложке каталога, изданного в 1913 году.

В глубине улицы Лагерной (Бреуса), «въезд против тюремного замка», приблизительно в районе нынешнего Малиновского рынка, со второй половины ХIХ века находился еще один древесный питомник, принадлежавший трем братьям Дайбер. Как и другие владельцы питомников, Дайберы участвовали в многочисленных профессиональных выставках, где удостаивались наград высокого достоинства.

Кроме частных от четной стороны нынешней улицы Космонавтов начинался обширный городской питомник с учебным участком школы садоводства Г.Г. Маразли.

Располагался на 1-й станции нынешней Люстдорфской дороги и Шуваловский ночлежный приют — благотворительное учреждение, вмещавшее одновременно около 300 призреваемых, в том числе и детей. Кроме православной церкви при приюте была открыта и еврейская молельня. Несколько таких заведений было создано в разных районах города на рубеже ХIХ и ХХ веков под патронатом тогдашнего одесского градоначальника графа П.П. Шувалова и получило его имя в 1902 году.

Шуваловский приют, как сообщили нам старожилы этих мест, дал название этому микрорайону и остановке трамвая на 1-й станции. Причем уже в советские послевоенные времена, когда приют давно уже не существовал, остановку продолжали называть «Шувалова».

Большую часть нынешних Черемушек занимало «Стрельбищное поле», ставшее географическим ориентиром здешних мест. Из названия понятно, что это было учебное поле для стрельб многочисленных военных частей, расквартированных в разное время в нашем городе. Компьютерное совмещение современной и старинной карт этого района одинакового масштаба, проведенное нашим сыном Александром Дроздовским, показало, что стрельбищные валы рассекали центр нынешнего парка им. А.М. Горького параллельно ул. Космонавтов. Остатки возвышенностей сохранились в той части парка, которая примыкает к улице Терешковой.

Пространство внутри черемушкинских улиц: 25-й Чапаевской дивизии, Ицхака Рабина (Якира), Академика Филатова (Новоселов), Космонавта Комарова – совпадало на старинной карте с неправильным по форме четырехугольником Стрельбищного поля.

Очевидно, стрельбы на поле проводились не очень часто, и жители близлежащих предместий в отсутствии военных, сокращая путь, пересекали Стрельбищное поле. Поэтому о дне стрельбищ военное руководство заранее уведомляло градоначальника и через газету «Ведомости Одесского градоначальства» — местных жителей. «Управление 4-й стрелковой бригады уведомляет г-на одесского градоначальника, что в понедельник 31 декабря 1907 года с 8 часов утра на стрельбищном поле будет произведена стрельба молодыми солдатами частей 4-й стрелковой бригады, находящимися в г. Одессе. Об изложенном объявляется во всеобщее сведение, чтобы окрестные жители во избежание несчастных случаев и убытков избегали прохода или проезда через упомянутую местность в указанное время».

Кроме стрельб на поле проводились торжественные парады, и тогда, как писали И. Ильф и Е. Петров в «Золотом теленке», одесситы «катили в пролетках к стрельбищному полю, на котором был парад частей гарнизона, кадетского корпуса и казенных гимназий».

Смотр войск проводился регулярно, на нем присутствовали высокопоставленные военные чины России, в том числе и император России Николай II. Например, 11 мая 1916 года, в разгар первой мировой войны, императорская чета вместе с детьми и огромной свитой из военных приветствовала и воодушевляла своим присутствием выстроенные на Стрельбищном поле войска: пехоту, артиллерию и кавалерию. Вот как упоминает об этом посещении Николай II в личном дневнике:

«11 мая. Встал в 9 час. Погода была отличная. В 10 1/4 отправились на смотр за лагерь на т. н. стрелковое (стрельбищное) поле. Участвовали: бригада 117 пех. дивизии — 465-й Уржумский и 466-й Малмыжский полки, три пех. полка 1-й Сербской добров. дивизии, 113-я арт. бригада и Черноморский конный п. Войска представились отлично, люди молодцами и лошади тоже хороши. С сербами здоровался и благодарил их, и они отвечали по-сербски!..»

На стрельбищном поле многократно совершались полеты С.И. Уточкина и других пионеров авиации на первых аэропланах, похожих на огромных стрекоз.

Любитель авиации, дальновидный предприниматель Артур Антонович Анатра купил участок земли в степи, за границами Стрельбищного поля, разместив там мастерские по ремонту и сборке самолетов, школу летчиков и школьный аэродром, служивший для учебных и испытательных полетов.

Стрельбищное поле было единственной географической привязкой для развивающегося авиационного предприятия, именно поэтому получило отражение в адресе завода.

Как известно из трудов историков авиационного завода, рядом с участком, облюбованным Анатра, располагались степные дачи, и владельцу завода пришлось применить хитрость, чтобы заставить их продать свои участки, необходимые для расширения предприятия. Нынешнее здание заводоуправления, сооруженное в восточном стиле, — бывшая загородная дача, выкупленная у консула одной из восточных стран.

Аэропорт аэродрома в 1920-х годах

Аэропорт аэродрома в 1920-х годах

И поныне Черемушки, как раньше Стрельбищное поле, граничат с авиационным заводом, Школьным аэродромом при нем и современным одесским аэропортом. Поле испытательного Школьного аэродрома сообщалось с организованным в 1920-х годах пассажирским аэропортом и его летным полем. Известно, что 25 мая 1924 года на Украине были открыты первые регулярные пассажирские линии «Укрвоздухпути» («Украинского общества воздушных сообщений»), в том числе воздушная линия Харьков – Кировоград – Одесса. Позднее были созданы и другие линии, например, авиамагистраль Одесса – Киев – Чернигов – Москва, в пользу строительства которой Комитет содействия Гражданской авиации выпустил интереснейшую серию «авиационных» фотооткрыток».

С начала 1930-х годов полеты по линии Одесса — Харьков осуществлял первый отечественный пассажирский самолет «К-5», разработанный авиаконструктором К.А. Калининым. В салоне самолета могли разместиться 8 пассажиров. Перелет Одесса – Харьков продолжался около 6 часов, включал три посадки: в Николаеве, Кривом Роге и Днепропетровске. Стоимость билета составляла 125 рублей. Понятно, что воздушный транспорт был в то время доступен только избранным, до массовых полетов было еще далеко.

Согласно сведениям Одесского справочника на 1934 год, адрес Одесского аэропорта «Аэрофлота» – Овидиопольское шоссе. Таким образом, нынешний аэропорт фактически находится на месте аэровокзала, созданного в 1920-х годах. Скромное строение «Одесского аэровогзала» запечатлено на одной из коллекционных фотооткрыток «Укрвоздухпути», изданной в начале 1930-х годов.

Благодаря близости этих воздухоплавательных объектов, в год 200-летия Одессы мы наблюдали вблизи своего дома на Черемушках незабываемый авиационный праздник, организованный городскими властями.

Окраины Стрельбищного поля хранят в себе скорбную память о стрельбе не только по мишеням, но и по живым людям, так как эти места использовались как место расстрела заключенных до революции и во время Великой Отечественной войны. Ведь от тюрьмы до Стрельбищного поля было совсем недалеко. Известно, что на территории городского питомника растений, начинавшегося на пересечении нынешних улиц Космонавтов и Малиновского и граничившего со Стрельбищным полем, были расстреляны в самом конце немецко-румынской оккупации герои-подпольщики. Место их первоначального захоронения до сих пор можно найти между домами внутри квартала.

Одна из границ Стрельбищного поля проходила по нынешней улице Комарова, за ней находились артиллерийские склады, ставшие печально известными осенью 1941 года. Оккупанты согнали туда около 28000 евреев и военнопленных из одесской тюрьмы и сожгли их заживо. Сейчас на месте гибели ни в чем не повинных людей установлены памятные знаки.

Стрельбищное поле служило для военных целей до 1950-х годов, а скот тут выпасали жители Ближних Мельниц до середины 1960-х годов, когда уже шло строительство «хрущевок».

Строительство типовых пятиэтажек велось по определенному принципу, отличному от плотной застройки кварталов центральной части города: в центре каждого квартала, окруженного четырьмя улицами, находилась школа и один или два детских садика. Для разнообразия среди пятиэтажек в начале 1970-х годов проектировщики «воткнули» несколько типовых девятиэтажных домов.

Типовое строительство существовало всегда: и до революции, и в сталинские времена. Приглядитесь к домам в центре города: многие из них имеют близнецов, стоящих на соседних улицах. Ведь уникальные архитектурные проекты стоили очень дорого и были доступны лишь очень состоятельным людям. И дома, построенные в сталинскую эпоху, имеют лишь незначительные архитектурные различия.

Но хрущевские типовые пятиэтажки были сосредоточены в одном месте, рядом с себе подобными. Их можно было отличить только по цвету плит на балконах, рисункам на панелях или устройству придомовой территории.

Новоселы обустраивали вблизи домов детские площадки, засаживали палисадники деревьями, кустарниками и цветами. Каждый черемушкинский дом окружен зеленым массивом, которые сразу же облюбовали птицы. Поэтому вот уже много лет нас по утрам в теплое время года будит их разноголосое пение. Из окон своей квартиры мы иногда видим дятла «за работой», озабоченных белок, спешащих по своим делам, трещащих длиннохвостых сорок, синичек, воробьев, ласточек и т. п.

Школьные стадионы, оборудованные тренажерами, дают возможность заниматься физкультурой людям всех возрастов.

Черемушки спасли многих одесситов, живших в центральных районах города, от ужасов коммуналок с неизбежными очередями в туалет и ссорами в общей кухне.

Прозвучали наши Черемушки и в бардовской песне:

«В Одессе на Черемушках
«Универсам» построили…»

Эти строчки из песни одесского барда, журналиста Александра Каменного отражают важный момент открытия первого в Одессе универсама. Универсальный магазин появился на улице Генерала Петрова, 51, в середине 1970-х годов и сыграл и продолжает играть весомую роль в снабжении продуктами питания всего района.

Хотя квартиры в пятиэтажках морально устаревают, жители по мере сил их благоустраивают. Район разнообразили многочисленные кафе-бары, магазинчики, салоны красоты, парикмахерские, аптеки.

Появились на Черемушках и фонтаны: сначала симпатичный фонтанчик с вертящейся копейкой на углу улиц Малиновского и Гайдара, у магазина «Копейка», а позднее – уникальный фонтан-комплекс на углу улиц Генерала Петрова и Гайдара, у аптеки фирмы «Интерхим». Директор предприятия «Интерхим» Анатолий Семенович Редер создал не только аптеку с интересным косметическим отделом, но и оборудовал мини-зоопарк внутри и снаружи. Прямо с улицы можно наблюдать за витриной – живым уголком и наслаждаться оригинальным фонтанчиком перед входом в аптеку.

Этот уголок Черемушек облюбовали дети и пожилые люди, он очень напоминает уютные уголки европейских городов, изобилующих фонтанами.

Новые современные дома с комфортабельными квартирами в разных концах нашего района дают новый импульс, новых жителей и неразрешимые транспортные проблемы.

Сегодня «Черемушки» нельзя назвать в полной мере «спальным районом». Ведь тут расположено множество престижных магазинов, торговых, медицинских и бизнес-центров, банков, ресторанов и кафе. Транспорт, движущийся по утрам в сторону «Черемушек», заполняют тысячи одесситов, работающие в этом районе.

Самый зеленый массив города – одесские «Черемушки» — продолжает строиться и украшаться.

Ева КРАСНОВА, Анатолий ДРОЗДОВСКИЙ.

Адвокат