Регби
Регби

«Есть город, который я вижу во сне…»


Сейчас трудно себе представить, но не только романы А. Солженицына, рассказы В. Шаламова, стихи И. Бродского ходили в самиздате, но и буклеты о художниках. У меня сохранились два выпуска фотобуклетов «Художники Одессы», которые в 1980 году создал и распространял известный фотохудожник Валентин Серов. Конечно, все буклеты были посвящены авангардистам, тем, кого не допускали на выставки, кто не был допущен к «худфондовскому пирогу». Среди тех двадцати мастеров, которых выбрал Валентин Серов, есть фотобуклет Александра Дмитриева. И уже в нем представлена – и керамика, и живопись, и скульптура.

Дмитриев родился в 1943 году. В Одессу, а так как он из семьи военного, то перемещался довольно часто, приехал в 1959 году из Южно-Сахалинска. Ему было шестнадцать лет, он хотел рисовать, но никаких профессиональных навыков не было. И он пошел в студию, учился у старого художника Николая Павлюка. В 1960 году Александр поступал в художественное училище, но не прошел по конкурсу. Родители уговорили пойти в нефтяной техникум. И все же в 1962 году он вновь пришел в художественное училище, сдал все экзамены и поступил на отделение керамики.

Вроде бы все состоялось, как он хотел. Но пришла повестка, и Дмитриев – солдат Советской армии. Правда, тут несказанно повезло, служить отправили в Москву. Так армия превратилась в большую школу ознакомления с искусством. Выставки Пикассо и Леже, Фалька и Тышлера… Он попадал туда, куда в очередях стояли москвичи, вот что такое солдатская форма! Именно в Москве он увидел, каковы новые возможности керамики, ведь тот же Леже и Пикассо делали керамические объекты. И еще больше тянуло его в Одессу, в училище.

Наконец, демобилизация. В училище Дмитриеву предлагают перейти на факультет живописи. Он учится у Адольфа Ивановича Лозы и Дины Михайловны Фруминой. С удовольствием пишет городские пейзажи, но тянет вернуться к керамике. И оканчивает училище как керамист.

А затем вновь долгое отсутствие Одессы. Его пригласили в Среднюю Азию, в бурно строящийся город Навои. Три года и семь месяцев пробыл он там. Создал цех для монументальной керамики, обучил людей. И одновременно объездил не только Узбекистан, всю Среднюю Азию, побывал даже в Нукусе, где был один из лучших музеев страны. Увлекся, заболел Средней Азией. Изучал творчество Павла Кузнецова и Александра Волкова, Александра Шевченко и Александра Постеля… Бесконечно писал пейзажи Самарканда, Бухары. Но что делать – каждую ночь ему снилась Одесса. И хоть жизнь была налажена, все равно поднял жену, собрали нехитрый скарб – и вернулись домой. Так что с 1973 года Александр Дмитриев не расстается с городом, который сделал его художником.

Правда, пробиться в Одессе было трудно. Но вокруг были друзья. Николай Степанов привел его в Зелентрест, где и сам работал. Прошло два-три года, прежде чем он вернулся к керамике. Появилась возможность оформить гостиницу «Турист», и Дмитриев сделал для нее монументальное керамическое панно. О нем писали в республиканской прессе, публиковали фотографию, тогда то, наконец, Дмитриев был принят в Худфонд - и это тоже считалось большой удачей. Конечно, выставлял свои работы на квартирных выставках, все чаще на областных, но в Киев работы не допускали – формалист.

Сейчас Дмитриев рассказывает об этом с улыбкой. Прошли годы, обиды давно забылись. За плечами у него серьезные персональные выставки. Его работы покупают. А в 70-80-х годах все было намного сложнее. Как он обрадовался, когда Валентин Серов пришел фотографировать его, а главное, его работы. Прошло несколько месяцев, и эти двадцать фотобуклетов стали главным аргументом КГБ в борьбе с инакомыслящими художниками.

Конечно, без этого прошлого, сложного, голодного, трудного, но веселого, он не состоялся бы сегодня как свободный художник. Его керамические пласты с бесполыми человечками больше рассказывают о жизни ангелов, чем теологические трактаты. Но все больше притягивает Дмитриева живопись. Он нашел свой путь между абстракцией и реализмом – путь живописных метафор. Может, в этом помогли ему стихи. Александр не только собирает поэтические сборники (одновременно собирает все колющее и режущее – вилки, щипчики для сахара, ножи всех времен и народов), но и пишет стихи, неожиданные, живописные.

Казалось бы, живет в Одессе, переболел Средней Азией, а ночами все так же снится Одесса его юности, еще не обезображенная фаллосами многоэтажек.

Евгений ГОЛУБОВСКИЙ.

С творчеством Александра Дмитриева можно познакомиться здесь.

Адвокат