На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

Аркадий Львов: снова в Одессе


По заявлению известного писателя Аркадия Львова (Бинштейна), встреча с которым состоялась во Всемирном клубе одесситов, многие иностранцы с трудом определяют для себя местонахождение Украины, но ровно до того момента, пока им не скажешь: "Украина - это там, где Одесса!" А еще привел в пример характерный вопрос, заданный ему в Торонто одним из эмигрантов: "Доки жиди керуватимуть Україною?" И свой ответ: "Якби жиди дійсно керували Україною, там було б все краще!" В каждой шутке, как известно, есть доля шутки, а остальное принадлежит правде. А если серьезно, то в этот очень теплый по атмосфере и настроению вечер Аркадий Львович, нью-йоркский одессит, рассказывал о своей институтской юности, о работе в одесской газете "Комсомольская искра" и на радио "Свобода", о романе "Двор" (особенно - о недавно вышедшей третьей его части) и множестве новелл, о научно-фантастических произведениях, о встречах с интересными людьми. Рассказы перемежались шутками и смехом.
По словам Аркадия Львовича, рекомендации в Союз писателей, данные ему Константином Симоновым, Борисом Полевым и Валентином Катаевым, имели второстепенное значение, ведь в одесском отделении СП обрадовались больше тому факту, что кандидат владеет столярным ремеслом... Писатель обладает счастливой способностью видеть во всем смешную сторону, сохранять оптимизм и потому очень бодр в канун своего восьмидесятилетия.
Анатолий Горбатюк попросил гостя поделиться воспоминаниями о том небезызвестном случае, когда партийное руководство Одессы замыслило было убрать памятник Дюку, чтобы на его место водрузить памятник Суворову. Правдивы ли слухи о том, что совершить это черное дело помешали Катаев и Утесов?
- Неправда, - твердо произнес Аркадий Львович. - Я считаю покойного Валентина Петровича Катаева без всяких разговоров выдающимся писателем, но в этой ситуации он не участвовал. Помню его слова, обращенные ко мне: "Аркадий, я никогда не писал плохо! Я раньше писал хорошо, а сейчас пишу еще лучше!" Он мне дал свой главный творческий ключ в конце шестидесятых: "Я никогда ничего не читаю, кроме передовой статьи газеты "Правда"!" Его жена Эстер Давыдовна частенько делала ему замечание: "Валя, не мешайся в наши еврейские дела!" Поразительной красоты была женщина. Я многое о ней знал от жены Льва Исаевича Славина, которая часто сообщала подробности: "Что вы знаете, а вот в двадцать четвертом году..." Тот же Славин говорил Катаеву: "Валя, вам придется закрыть свой гараж и открыть синагогу", - намекая на то, что дочь Валентина Петровича, Женя, вышла замуж за Аарона Вергелиса, редактора журнала "Советиш Геймланд"... Я хорошо знал еще одного друга Катаева, доктора Оскара Семеновского (кстати, очень хочу провести вечер его памяти), который мне как-то рассказал, что Катаев пытался изъять из библиотечных архивов материалы о своем нахождении в рядах Союза русского народа. В разные времена было по-разному! Но ему это не удалось... В истории с переносом Дюка участвовал Константин Симонов, он посоветовал пообщаться с видными специалистами Академии Наук СССР и организовал соответствующее письмо, которое я передал в "Неделю", орган "Известий". Удалось доказать, что Суворов в момент основания Одессы был занят тем, что подавлял польское восстание, что мудрить? Катаев, правда, заметил: "А вы знаете, в 1914 году, когда началась война, Малую Арнаутскую переименовали в улицу Суворова..."
Присутствовавший в зале краевед Александр Розенбойм уточнил, что было это не в 1914-м, а в 1906 - 1907 годах.
- Пусть так, - горячился Аркадий Львович. - Но это же не умаляет значения фигуры Ришелье! Как можно так относиться? У меня со школьной семьи была влюбленность в Ришелье и Воронцова, в их благородство и умение быть не чиновниками, но сановниками! Леонид Осипович Утесов ко мне благоволил, называл одним из лучей большого солнца одесской литературы, но я не могу умолчать: в защиту Дюка своего голоса он не поднял и никогда бы не поднял! Что касается меня, то партийная верхушка была так недовольна моей деятельностью в этом плане, что путь в Одессу мне был заказан! Вскоре после публикации в "Неделе" появилась в одесской газете "Знамя коммунизма", на нижнем обрезе, заметка: "В комитете по геодезии и картографии Союза ССР. Памятник Ришелье охраняется законом". Набрано это было самым мелким шрифтом! Кто-то привез мне эту газету в подарок, и я храню ее до сих пор...

Мария ГУДЫМА.
Фото Олега Владимирского.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.