На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

Великий Эмиль Гилельс


Более полувека продолжалась концертная деятельность выдающегося пианиста современности Эмиля Григорьевича Гилельса. Его имя знал весь музыкальный мир. Его исполнительское творчество оставило яркий след в искусстве. Он был кумиром нескольких поколений людей. Играя на самых престижных сценах с первоклассными оркестрами и прославленными дирижерами, он потрясал слушателей, вселяя в их сердца радость и надежду, любовь и вдохновение.

Эмиль Григорьевич Гилельс — один из величайших музыкантов двадцатого века — родился в Одессе в октябре 1916 года в интеллигентной еврейской семье, проживавшей в доме на Привозной, одной из самых старых улиц Молдаванки. Отец — скромный конторский служащий, работал бухгалтером. Мама Эсфирь Самойловна (в семье ее называли Эся) — энергичная, волевая, целеустремленная, с твердым характером — воспитывала такие же качества в своих детях, которым суждено было стать всемирно известными музыкантами: Елизавете — выдающейся скрипачкой, Эмилю — великим пианистом.
Жили бедно. Отец рано умер.
Игрой на фортепиано Эмиль начал заниматься с пятилетнего возраста у педагога муз-драмина (так тогда назывались музыкальные школы) Якова Исаевича Ткача, который некогда учился во Франции у прославленного пианиста и органиста Рауля Пюньо.
Я. Ткач распознал в ребенке огромное дарование. Начав, как все дети, обучение со "Школы Байера", Эмиль вскоре играл уже "Маленькие прелюдии" Баха, сонаты Моцарта и Клементи. Первый сольный концерт юного Гилельса состоялся в Одессе в июне 1929 года в зале ВУТОРМ (Всеукраинского товарищества революционной музыки) на ул. Карла Либкнехта, 48.
В рецензии на это выступление отмечалось: "Большая одаренность ребенка не подлежит сомнению (…) у Гилельса многое совсем не по-детски сделано, обработано и закончено. Как в отношении техники, так и передачи исполняемой музыки ничего случайного, небрежного и очень немного наивного (…) Последнее — от педагога". В концерте прозвучали произведения Бетховена, Скарлатти, Шопена, Мендельсона и Листа. Через пятьдесят лет Э. Гилельс в Одессе дал концерт в память своего первого выступления.
Я. Ткач требовал от ученика ежедневных многочасовых занятий, крепкой выучки нотного текста и технической свободы исполнения. Он заложил основы гилельсовской виртуозности.
Судьба подарила Эмилю Гилельсу счастливую встречу с выдающейся пианисткой и педагогом Бертой Михайловной Рейнгбальд, человеком высокой культуры, оказывавшей благотворное влияние на своих учеников, особенно на Э. Гилельса.
Много лет в моем архиве сохраняется ксерокопия статьи "Я рассказал о жизни, как умел", опубликованной в 1982 году в газете "Панорама", выходящей в Лос-Анджелесе. Автор статьи И.М. Динец рассказал о Б. Рейнгбальд и ее ученике:
"Жил в Одессе, на Молдаванке, мальчик… Мальчик как мальчик, веснушчатый, с копной рыжих волос. Как и все его сверстники, любил мальчик гонять на пустырях футбольный мяч или играть в Мишку Япончика и одесских налетчиков… Но более всего на свете любил рыжий мальчик музыку. И даже в шуме морского прибоя ему слышались чарующие звуки рояля…
У рыжего мальчика было звонкое имя Эмиль".
Встреча Эмиля Гилельса с Бертой Михайловной Рейнгбальд сыграла серьезную роль в его жизни. О роли Б. Рейнгбальд в судьбе Э. Гилельса писал Д. Рабинович в книге "Портреты пианистов":
"Б. Рейнгбальд оказывала на Гилельса всестороннее воздействие. Она прививала ему вкус к Баху и Бетховену, Шуману и Брамсу, Дебюсси и Равелю, учила иными глазами глядеть на технические проблемы и критически переоценивать уже накопленное им в этой сфере. Она приковывала его внимание к симфонической, камерной и оперной музыке, до того остававшейся ему почти неизвестной. Она стимулировала в нем преодоление разрыва между пианистическими достижениями и скудостью общих познаний".
Большое участие во всестороннем развитии Гилельса-подростка принимали друзья Берты Михайловны — прекрасный музыкант, пианист и дирижер, кардиолог по профессии А.М. Сигал, а также известная в Одессе семья профессора А.И. Гешелина, в доме которых часто бывали Б. Рейнгбальд и Э. Гилельс. Об этом времени и этих людях, о музыкальных вечерах, проходивших в доме Александра Исааковича и Татьяны Яковлевны Гешелиных, вспоминает их сын — профессор, доктор медицинских наук Сергей Александрович Гешелин — в статье, опубликованной в журнале "Советская музыка":
"Изредка дома устраивались музыкальные вечера. Приходили профессор Александр Маркович Сигал, известный терапевт-кардиолог, отличный знаток музыки, дирижировавший спектаклями в Оперном театре (теперь это выглядит неправдоподобно!), профессор Федор Маркович Чудновский, хорошо игравший на скрипке.
Мой отец, профессор Одесского медицинского института, играл на виолончели, мать — на рояле. Иногда они музицировали, чаще — беседовали, спорили, обсуждали. Событием на таких вечерах были выступления молодого Гилельса, который приходил с Бертой Михайловной, и они, по-видимому, "прогоняли" программу будущего концерта".
В такой высококультурной обстановке формировались характер и мировоззрение Гилельса, его понимание искусства, его гражданская позиция. Сам Гилельс отлично понимал, как важно быть всесторонне образованным человеком. Он много читает, интересуется театром, живописью, увлекается древней историей. Все это расширяет его кругозор, делает его чувства более тонкими, а восприятие более чутким.
В 1931 году на гастроли в Одессу приехал всемирно известный пианист Артур Рубинштейн. Б.М. Рейнгбальд попросила его послушать своего ученика. Впоследствии в своих воспоминаниях А. Рубинштейн писал:
"Когда я был в Одессе, ко мне привели небольшого роста рыжеволосого мальчика, который, сев за рояль, сыграл "Аппассионату" Бетховена и "Игру воды" Равеля. Игра по силе и технике произвела на меня потрясающее впечатление. Я почувствовал, что предо мною щедро одаренный талант.
Этот мальчик был Эмиль Гилельс".
Нелегким, а порой мучительным был путь Э. Гилельса к зрелости. Вместе с тем, годы учебы в Одесской консерватории, в классе Б.М. Рейнгбальд, были самыми счастливыми годами в жизни Гилельса, когда формировался его пианистический талант.
В этом же 1931 году Э. Гилельс принял участие во II Всеукраинском конкурсе пианистов. Играл он прекрасно, но в награду получил лишь персональную стипендию. Звание лауреата ему не могли присудить, так как конкурс имел возрастной ценз, а Гилельсу было только пятнадцать лет.
Но уже в 1933 году, участвуя в I Всесоюзном конкурсе музыкантов-исполнителей в Москве, Э. Гилельс завоевал первую премию, ошеломив публику и членов жюри силой своего таланта. В одной из газет того времени, в статье, посвященной этому событию, отмечалось:
"В 1933 году в концертной жизни страны разорвалась бомба: в Москву на Всесоюзный конкурс явился из Одессы юноша и взял первую премию (…) Люди обнимались, целовались, поздравляли друг друга с явлением гения".
А вот как описывал это же событие в книге "Вместе с музыкантами" П. Коган:
"Не берусь словами передать успех Эмиля Гилельса на I конкурсе. Все — и слушатели, и судьи — объединились в единодушном порыве восхищения и восторга (…) В стенах Малого зала на моей памяти не случалось ничего подобного. Гилельс вырвался вперед, перемахнув одним духом все возможные степени конкурсных наград".
Блестящая победа на конкурсе окрылила молодого пианиста. Перед ним открывалась широкая дорога концертной деятельности, к которой он очень стремился. Первым выступлением Э. Гилельса был концерт в Ленинграде, в Большом зале филармонии. Успех был фантастический. После конкурса, приветствуя молодого музыканта, Сталин спросил: "Где ты хочешь жить — в Одессе или в Москве?" Эмиль Гилельс решительно ответил: "Только в Одессе". Но вскоре по совету Б. Рейнгбальд переехал в Москву. В столице сбылась мечта — он поступил в школу высшего мастерства (так в те годы называлась аспирантура), в класс Г. Нейгауза.
Но не все складывалось безоблачно для юного пианиста. Вначале он был в восторге от уроков профессора, признаваясь: "Я буквально захлебывался от Нейгауза". Г.Г. Нейгауз — великий педагог, мыслитель, философ, артист — приобщал Э. Гилельса к мировой культуре, будил в нем жажду знаний.
Взгляды Гилельса на искусство под влиянием Г. Нейгауза менялись быстро. Так же быстро трансформировались его музыкальные вкусы и пристрастия. Об этом процессе совершенствования писала Б. Рейнгбальд в статье "Годы учебы Эмиля Гилельса", опубликованной в 1938 году: "Я стремилась сохранить его индивидуальность, не навязывая ему ничего чуждого, ожидая, что со временем все придет естественным путем".

Семен КОГАН.

(Продолжение следует.)

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.