На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

101 ВОПРОС ОБ ОДЕССЕ

ВОПРОС № 23: ОТКУДА НАЗВАНИЕ «ЛОНДОНСКАЯ»?


Здание, в котором изначально помещалась гостиница "Лондонская", как и ряд других приватных аристократических особняков бульвара (Бульварной улицы), возведено в 1826 — 1828 годах по проекту
Ф.К. Боффо. Особняк этот принадлежал князю П. Лопухину. Любопытно, что в 1830-е годы князь получил в собственность также участок земли на оползневой террасе, прямо против своего дома, и соединил оба свои владения подземным ходом. Вероятно, по этой причине будущую "Лондонскую" причислили потом к тайным местам, из которых одесситок против их воли переправляли в гаремы сладострастных восточных вельмож. На самом же деле подобные участки выделялись тут под сады. При этом, между прочим, преследовалась и цель укрепления склона корневищами кустарников и деревьев. Заметим также, что выход из упомянутой "штольни" Лопухин оформил (1835 г.) в виде античной колоннады, которая, просматривается на ряде старинных гравюр и литографий. Колоннада эта (грот), собственно говоря, входила в систему контрфорсной стены, укрепляющей откос бульвара, — проект сооружения сохранился в фондах Одесского государственного историко-краеведческого музея.
Несмотря на истовые уверения отдельных "краеведов", есть возможность с большою точностью установить дату "рождения" этой гостиницы. Сопоставляя "Новороссийские календари" на 1846-й и 1847 годы, мы видим, что в первом упоминания о ней отсутствуют, тогда как во втором факт ее существования ("на Бульваре, № 11") зафиксирован. Цензурное разрешение на издание первого из календарей последовало 15 сентября 1845 года, а второго — 21 августа 1846 года. Следовательно, "Лондонская" открылась в промежутке между этими датами.
Уточнить еще более конкретно момент "презентации гостиницы" позволяет информация, опубликованная в "Одесском вестнике" от 27 апреля 1846 года. В ней сообщается о том, что известный в Европе канатоходец Вити 5 мая продемонстрирует одесской публике свое искусство и пройдет "от самого берега моря до верха бульвара по туго натянутому ассансиону (канату, — О. Г.) противу Лондонской гостиницы Каруты, вверх и вниз". (Надо понимать так, что Вити перемещался как раз от помянутой колоннады у подножия обрыва до бывшего особняка Лопухина.) Из всего этого следует, что "Лондонская" уже не только существует, но более-менее известна читателям. Имея в виду, что одесские гостиницы во второй — третьей четвертях XIX столетия всегда открывались в начале года или весной, накануне купального сезона, можно с уверенностью утверждать, что "Лондонская" открылась не позднее первой половины апреля 1846 года, то есть смело может отпраздновать свое 160-летие.
Имеются и вполне определенные известия о ее основателе и владельце. Жан-Батист (Джованни-Батиста) Карута — один из тех французских кондитеров и гастрономов, которые налаживали в юной Одессе систему общепита и гостиничного хозяйства (можно вспомнить Отона, Сикара, Рено, Шантрена, Замбрини-старшего и др.). Любопытно, что еще в первой половине 1830-х Карута содержал кондитерскую на бульваре. "Нельзя не поблагодарить г-на Каруты, — писал "Одесский вестник" в 1834 году (№ 68), — за устроение на бульваре своей прекрасной кондитерской, подле которой обыкновенно собираются дамы, чтобы любоваться зрелищем фейерверка". Причем здесь можно было наслаждаться напитками, сладостями, мороженым в довольно поздние часы, и "от этого одесские вечерние гуляния более имеют сходства с гуляниями Венеции и Триеста, нежели Москвы и Петербурга".
Но непосредственно перед открытием "Лондонской" Карута содержал ресторацию на Театральной площади, № 10, в Пале-Рояле. Открыв гостиницу, он сохранил эту ресторацию, в 1847 году перевел ее в свой отель, оставив на старом месте, в Пале-Рояле, кондитерскую. История знаменитого заведения Каруты в Пале-Рояле отменно прослеживается по обширному, в 1446 страниц (!), "Делу о Красных лавках", хранящемуся в Государственном архиве Одесской области, ряду любопытнейших мемуаров (Болеслава Маркевича и др.), однако, этой теме посвящена отдельная моя монография "Одесса: Пале-Рояль", увидевшая свет в августе 2005 года.
Как было сказано, Карута — владелец всего дома по Бульварной улице, № 11. А есть ли возможность достоверно оценить качество этого строения, сравнить его с близлежащими роскошными палаццо, узнать его тогдашнюю реальную рыночную стоимость? Представьте себе, есть, причем как раз в наиболее интересующий нас момент. Согласно "Списку домам и прочим строениям, состоящим в 1-й части города Одессы, оцененным для платежа полупроцентного сбора с 1848 года, подлежащим и не подлежащим оценке", мы имеем на Бульварной улице, под номером одиннадцатым, "дом и магазин купца Каруты", оцененный в 22 тысячи 400 рублей. Много это или мало? Из всех 15 бульварных особняков "наш" занимает весьма пристойное шестое место. Дороже только строения самых состоятельных фигурантов региональной истории: Маразли, Нарышкиной, Абазы и др. Дороже, правда, и дом Вереля, где "Санкт-Петербургская" гостиница, основанная в 1832 году, то есть левое полуциркульное здание под № 8.
А откуда, собственно, имя "Лондонская", тем более — у француза, какового никак не заподозришь в симпатиях к извечному противнику возлюбленного отечества? Все очень просто: "патриотические названия" были к тому времени уже давно разобраны. В перечне гостиниц, рестораций и трактиров тех времен мы находим "Париж" и "Парижскую", "Ришелье" и "Ришельевскую", а также "Францию", "Лионскую", "Версаль" и проч. Карута, можно сказать, распечатал тему. Так что после него явилась, например, гостиница "Англия", а далее — "Бристоль" и др.
В одном из историко-архитектурных источников упоминается, что в 1851 году Карута надстроил "Лондонскую" третьим этажом, причем по проекту того же Франца Карловича Боффо. Это заявление представляется мне не совсем точным. Скорее всего, третий этаж (имитирующий парижские мансарды) надстроен несколько позднее, хотя проект действительно мог быть составлен в 1851-м. Во всяком случае, из сообщения прибавления к "Одесскому вестнику" от 15 мая 1854 года ясно, что "Лондонская" только что открыта после какого-то грандиозного ремонта либо реконструкции.
Как умелый, добросовестный, изобретательный, услужливый специалист и член гражданского общества, Карута упоминается в целом ряде газетных публикаций и мемуаров (Иосифа Чижевича, Александра де Рибаса и др.). Честность его характеризует тот факт, что он неоднократно назначался душеприказчиком своими коллегами-предпринимателями (см., например, "Одесский вестник" от 25 августа 1845 года).
В числе известных персонажей отечественной истории, квартировавших в "Лондонской" во времена Каруты, наиболее известен ближайший к Пушкину человек — князь П.А. Вяземский (1849 год).
В 1860-е годы дом на Бульварной, № 11, принадлежал уже крупнейшему строительному подрядчику Волохову, а содержание "Лондонской" взяла на себя семья других французских предпринимателей, Лателье (варианты: Латэле, Лателе и пр.). Вначале гостиницей заведовал Жак, а затем — Паскаль Лателье. Об уровне "Лондонской" свидетельствует раскладка акцизного сбора с содержателей одесских гостиниц (см. прибавление к "Одесскому вестнику" от 5 января 1863 г., а также номера этой газеты от 20 марта 1864 г. и 6 января 1865 г.). Из этих списков мы видим, что "Лондонская" и "Санкт-Петербургская" платили самый высокий из всех городских гостиниц акциз — в 300 рублей серебром, то есть считались самыми фешенебельными. Об этом говорят и мемуаристы.
Впрочем, нами зафиксирован и один курьезный эпизод. В газетном номере "Одесского вестника" от 26 октября 1867 года фельетонист сетует, что и в шикарной "Лондонской" надумали по примеру захудалых гостиниц начинать топку печей лишь с 1 ноября. Почему-то именно из этой гостиницы чаще, чем из других, сбегали комнатные собачонки (см. "Одесский вестник" от 16 мая 1861 г., 2 июля 1875 г. и др.). Забавно, что сам Паскаль Лателье, судя по всему, был человеком довольно рассеянным, иначе он не утерял бы расписку на тысячу рублей серебром, выданную ему небезызвестным Рафаилом Хавою 13 сентября 1872 года (см. "Одесский вестник" от 24 июля 1875 г.).
К концу 1875 года "Лондонская" становится первой среди всех одесских гостиниц, о чем свидетельствует раскладка акциза на 1876 год: если "Петербургская", "Европейская" и "Северная" выплачивают 1100 рублей налога, то "Лондонская" — 1200 ("Одесский вестник" от 7 ноября 1875 г.). В дальнейшем она также входила в двойку — тройку "призеров". В это время муниципальная газета сообщает, что в "Лондонской" "большею частью останавливались лица высокопоставленные и любили останавливаться те, которые считают себя таковыми".
От Волохова особняк по Бульварной, № 11, перешел в собственность известного греческого семейства Ралли (см. "Путеводители" К. Висковского, 1875-го и 1884 годов). Содержателями "Лондонской" при нем оставалось семейство Лателье (до 15 октября 1876 года), от которого это заведение перешло опять-таки к французу, Жюлю-Марку Кошуа (см. многочисленные путеводители 1880 — 1890-х годов). Получив гостиницу, Кошуа кардинально обновил всю обстановку: прежняя мебель была выставлена на продажу в доме Ралли.
В эти годы "Лондонская" и "Петербургская" по-прежнему оставались самыми престижными гостиницами города. Это видно, в частности, из следующих сюжетов. Представители царствующей династии Романовых ни в какой гостинице, пусть даже и самой престижной, останавливаться, конечно же, не могли. Такого позора не допустил бы ни один градоначальник, ни один городской голова. Такое вообще не было принято. Зато в лучших гостиницах останавливались другие коронованные особы. Так, в феврале
1893 года в Одессе гостил эмир бухарский. Сам он разместился в "Петербургской", а вся его многочисленная свита — как раз в "Лондонской" (подробности см. в моей книжке "100 вопросов за Одессу", 1994 г.). В 1888 году в "Лондонской" квартировал и знаменитый барон Эдмонд Ротшильд. А, например, в 1876 году в гостинице останавливались "бразильский император Дон Педро II, путешествующий инкогнито, под именем графа Альконти", российский министр внутренних дел генерал-адъютант А.Г. Тимашев, затем румынский посол, направляющийся в столицу… И так далее, и тому подобное.
В "Вечерней Одессе" от 29 марта 1997 года я опубликовал эссе о пребывании в "Лондонской" гостинице с 19-го по 23 сентября 1890 года... знаменитого Роберта Льюиса Стивенсона, автора "Острова сокровищ" и "Черной стрелы". Другие литературно-краеведческие персонажи, связанные с этой гостиницей (Чехов, Маяковский, Паустовский, Олеша и прочие), упоминаются в публикациях Ростислава Александрова и других литературных краеведов.
Оставление Ж. Кошуа "Лондонской" объясняется довольно просто: он поднакопил деньжат и приобрел в собственность не более и не менее, как соседнюю, чрезвычайно дорогую, "Санкт-Петербургскую" гостиницу, там же, на Николаевском бульваре, № 8. Как будет видно из дальнейшего изложения, его "сменщик", Ящук, такой конкуренции двух гостиниц не выдержал.
Капитальная перестройка "Лондонской" Н. Ящуком (не путать с А.С. Ящуком, начинавшим в "Петербургской", а затем содержавшим популярную "Северную" гостиницу в Театральном переулке) по проекту Ю.М. Дмитренко, в 1899 — 1900 годах, также не раз описана, в том числе — в архитектурно-историческом очерке Одессы В.И. Тимофеенко (1983, с. 46). Надо сказать, что явно не страдавший от избытка скромности Ящук переименовал гостиницу в "имени себе": "Лондонская-Ящук". Это тем более курьезно, что заправлял он в этом заведении всего-навсего два — три года. Уже в 1904-м "Лондонской" управлял известный ресторатор Адольф Васильевич Магенер, немецкого происхождения. А пришел он сюда из популярной в 1890-е годы "Европейской" гостиницы.
Надо заметить, что новая история "Лондонской" еще с рубежа XIX — XX столетий связана с переходом дома по Николаевскому бульвару, № 11, во владение Варфоломея Анжеловича Анатра, представителя известной одесской фамилии. Позднее его родственник, Артур Антонович Анатра, прикупил также и соседний дом, № 10. Так что эти строения и, соответственно, гостиница оставались во владении семьи Анатра до самой революции (см. адресные и справочные книги Л.М. Лукашевского, Л.А. Лисянского и другие за 1901 — 1916 годы). На рубеже 1900 — 1910-х годов "Лондонская" перешла в ведение Южнорусской артели официантов в Одессе, а бывший содержатель, Магенер, сделался заведующим хозяйственной частью Евангелической больницы и членом ее правления.
Подводя итоги, мы можем резюмировать, что дом по Бульварной, № 11, сменил в годы существования "Лондонской" следующих владельцев: Карута, Волохов, Ралли, Анатра. А содержателей-арендаторов — помимо Каруты (который был одновременно в двух лицах) — Жака и Паскаля Лателье, Жюля Кошуа, Нестора Ящука (проработавшего меньше других), Адольфа Магенера и, наконец, Южнорусскую артель официантов. О каждом мы располагаем некоторыми сведениями, характеризующими их как личности (помимо, разумеется, артели).
Обращаем внимание заинтересованных читателей также на следующий "вкусный" факт: можно сказать, что сама Одесса метафорически начиналась с "Лондонской". Дело в том, что еще в ходе строительства 1826 — 1828 годов Ф.К. Боффо нашел как раз на месте будущего отеля остатки античной предшественницы Одессы, возможно — Гавани Истриан. Ему попалась роскошная чернофигурная и краснофигурная керамика V — IV веков до н. э. Кое-что из этих предметов материальной культуры до сих пор хранится в фондах нашего Археологического музея. Впоследствии, в ходе перестроек, перепланировок, реконструкций, подобные находки неоднократно повторялись. Так, совсем недавно земляные работы во дворе гостиницы выявили довольно мощный культурный слой античного времени. Этот же слой несколько десятилетий назад был прослежен одесским археологом Э.И. Диамантом и на аллее бульвара, напротив "Лондонской".

Олег ГУБАРЬ.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.