На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

БЫЛ ЛИ ШМУЛЬ БАКАЛ БУКИНИСТОМ


Я давно собирался рассказать о судьбе одесского книгопродавца Шмуля Бакала, но разные обстоятельства отодвигали исполнение намерения, пока не представился случай, который заставил меня сесть к компьютеру. Поводом явилась статья Сергея Лущика в альманахе "Мория" (редактор Г.Н. Кацен) № 5 за 2006 год - о художнике Филиппе Гозиасоне (1898 - 1978), который в 1919 году эмигрировал из Одессы и умер во Франции. К статье прилагались письма художника. В письме, адресованном Е. Голубовскому в марте 1977 года, Филипп Гозиасон написал: "Книги мои я продал букинисту Бакалу (на бывш. Гаванной улице)". Продажа части или всей библиотеки художника, очевидно, состоялась перед его отъездом за границу в конце 1919-го.

Приведенная выше фраза из письма вряд ли кого-либо заинтересует. Для меня же в ней - множество любопытных нюансов. Много лет я собираю сведения по истории печатного дела и книжной торговли в Одессе. В картотеке, насчитывающей около двух с половиной тысяч фамилий, нашлось место и Ш. Бакалу.
В 1904 году, оформляя свидетельство на право открытия магазина, бричанский мещанин Шмуль Янкелевич (Шмиль Янкелев) Бакал в прошении на имя градоначальника писал, что книжной торговлей в городе он занимается 25 лет, то есть с 1879 года. Просматривая списки старшего инспектора по делам печати о заведениях книжной торговли с 1879 года, я нигде не встретил этой фамилии; среди содержателей книжных киосков, будок, торговцев книгами "вразнос" и т. п. Ш. Бакал также не значился. Непонятно, как он мог заниматься книжной торговлей в течение 25 лет, не имея на то официального разрешения. Однако не исключено, что Ш. Бакал мог служить в различных книжных заведениях, не будучи самостоятельным владельцем какого-либо из них.
Для справки следует отметить, что, согласно действовавшему тогда закону "О цензуре и печати", все лица, пожелавшие посвятить себя книжной торговле, обязаны были прошением обратиться к градоначальнику для получения свидетельства, без которого торговать воспрещалось. В Государственном архиве Одесской области (далее ГАОО), где хранятся подобные прошения и копии свидетельств, до 1901 года никаких документов о Ш. Бакале обнаружить не удалось. Зато сохранились разные косвенные источники, которые частично проливают свет на его деятельность, начиная с 1901 года. В 1902 году одесский книгопродавец и издатель Меер Козман направил прошение градоначальнику: "Я, нижеподписавшийся Козман, желая продать свой книжно-газетный киоск, находящийся на углу Ришельевской и Успенской, Ш. Бакалу навсегда...".
В 1968 году Фаина Константиновна Дозорец, оканчивая Московский полиграфический институт, в дипломной работе "Книжная торговля в Одессе" писала: "В этот период (имеется в виду время после революции 1905 года, - М. Б.) стало появляться много мелких лавочек и киосков по продаже книг и газет. Из содержателей маленьких киосков вскоре выросли крупные "магазинеры". Одним из таких предприимчивых книготорговцев был С.Я. Бакал (С.Я. - разновидность инициалов Бакала, - М. Б.), который в 1901 году открыл киоск летнего типа на 10-й станции Среднего Фонтана, в месте расположения дач". По мнению Фаины Дозорец, таких киосков летнего типа до 1901 года в Одессе не было. (Уличная торговля книгами вне магазина появилась еще в конце XIX века. В мае 1874 года "Одесский вестник" писал: "На днях на тротуаре Дерибасовской улицы при входе в Городской сад появился столик, на котором разложены были для продажи газеты и книги. Это нововведение очень удобно", - М. Б.) "Вскоре Бакал открыл еще несколько таких киосков в центре города..."
Небольшое отступление. Автор работы "Книжная торговля в Одессе" Фаина Дозорец родилась в семье потомственных книжных продавцов. Она была племянницей компаньона книгопродавца и издателя Якова Хаимовича Шермана. 29-летний земледелец колонии "Добрая" Менаше Мовшев Дозорец в 1913 году получил свидетельство на книжную торговлю, будучи приказчиком в деле Шермана, затем они совместно приобрели магазин, который существовал до 1929 года (Дерибасовская, 24).
Рукопись дипломной работы Ф. Дозорец попала в руки известного одесского книжника Натана Марковича Спектора (1905 - 1987), который высоко оценил собранные в ней факты. Так как подобных работ по истории книжной торговли ранее не встречалось, Н. Спектор отпечатал рукопись диплома на пишущей машинке в нескольких экземплярах и раздал ее заинтересованным лицам. Картотека Ф. Дозорец с выписками из архивных материалов и прочих источников хранится у Сергея Лущика, которому я сердечно благодарен за консультации и уточнения к содержанию сегодняшней публикации.
До конца своей жизни Фаина Константиновна трудилась в книжной торговле. Память о ней сохранилась благодаря ее оригинальной дипломной работе.
Вернемся к личности и торговой деятельности Шмуля Бакала. 21 января 1904 года он получил свидетельство на открытие книжного магазина в доме Янопуло по Екатерининской, 48. До магазина он владел несколькими киосками в центре города: Троицкая угол Екатерининской (1901), Ришельевская угол Успенской (1902), Еврейская угол Ришельевской (1903) и др. В 1905 году он приобрел второй книжный магазин у вдовы Адели Фельдман, муж которой в 1901-м утонул в море. Магазин находился в доме Баржанского по улице Троицкой, 31. Шмуль Бакал пожелал при магазине открыть библиотеку русских книг. О размахе его деятельности можно судить по рекламному объявлению 1913 года:
"Книжный магазин, Екатерининская, 48. Постоянно снабжен выбором учебных книг и пособий по программам всех учебных заведений г. Одессы и его округа. Берет на себя составление новых и пополнение существующих казенных, общественных и частных библиотек. Заказы казенных и общественных учреждений, земств и школ выполняются аккуратно с соответствующей уступкой. Высылает во все города России учебники, а также книги по всем отраслям знаний наложенным платежом, а за границу только при получении стоимости. Покупает всевозможные издания и ценные библиотеки за добросовестные цены. Краткие каталоги удешевленных книг высылаются и выдаются по первому требованию бесплатно".
В трудные годы гражданской войны Шмуль Янкелевич не прекратил своей деятельности в сфере книжной торговли, но документов об этом не сохранилось, ибо в те времена никакого учета и контроля над деятельностью торговых заведений не велось. Известно только, что во время второго периода Советской власти в Одессе (апрель - август 1919 года) среди владельцев частной собственности проводилось так называемое "обложение буржуазии контрибуцией". В числе многих владельцев книжных магазинов наш герой был обложен контрибуцией в 13,5 тысячи рублей.
В начале 1920 года вся частная собственность была ликвидирована, и Шмуль Бакал остался ни с чем. Но не такой он был человек, чтобы отказаться от дела, с которым связал жизнь. Спустя некоторое время Советская власть разрешила - в ограниченном количестве - частное предпринимательство, и Ш. Бакал этим немедленно воспользовался. Мне неизвестно, когда это произошло, но в "Адресной книге издательств, книготорговых предприятий, журналов и газет СССР на 1928 год" в разделе "Частные книжные магазины" есть такая запись:
"Современник" - книжный магазин. Бакал С.Я. (Лассаля, 26). Существует с 1920 г. Розничная торговля".
Еще одна любопытная деталь. 19 ноября 1905 года владельцу книжного магазина под фирмой "Просвещение" бричанскому мещанину Шмулю Янкелевичу Бакалу было разрешено издавать с дозволения предварительной цензуры ежемесячный журнал "Драматург" под редакторством сына действительного советника Ивана Ивановича Данского. Предполагалось, что это будет новый театрально-музыкальный и литературно-художественный журнал, а личность редактора обеспечит успех новому детищу, т. к.
И. Данский успешно редактировал несколько подобных изданий. В ГАОО хранятся свидетельство на издание журнала и его программа.
При попытке ознакомиться с этим изданием меня ждало разочарование - в Одесской государственной научной библиотеке имени М. Горького журнала не оказалось. Это означало, что он просто не выходил. К такому выводу я пришел на основании следующего. Все периодические издания в Одессе в количестве 5 - 7 экземпляров в обязательном порядке представлялись старшему инспектору по делам печати Сергею Ивановичу Плаксину, который рассылал их в библиотеки (к примеру, в Императорскую библиотеку Санкт-Петербурга, Румянцевскую московскую библиотеку). Один экземпляр обязательно получала Одесская публичная библиотека (ныне - ОГНБ имени Горького). Два - три раза в месяц груженая подвода отвозила накопившиеся у инспектора газеты, журналы и книги в публичную и университетскую библиотеки, о чем
в ГАОО хранятся сопроводительные документы с перечислением отправленных изданий. Не могло случиться так, чтобы журнал, если он выходил, не попал в указанную библиотеку. Почему же в справочнике о периодической печати в России "Драматург" указан как выходящее издание?
Дело вот в чем. Согласно существовавшим тогда порядкам, каждое издание, на которое было выдано свидетельство, считалось состоявшимся и вносилось в официальный перечень выходящих газет и журналов. Если в течение года издательство ничего не выпускало, свидетельство теряло свою силу. Но достаточно было в течение года выпустить хотя бы один номер - и издание продолжало жизнь. В 1905 - 1906 годах, после царского указа о свободе печати, многие ринулись в издательскую деятельность, но, к сожалению, сил хватало не у всех. Поэтому смерть ожидала многие еще не родившиеся издания.
Попытка Ш. Бакала стать издателем похвальна. Что помешало ему состояться на этом поприще, мне неизвестно.
Вот, собственно и вся информация, которой я располагаю.
Осталось ответить на вопрос, поставленный в заголовке статьи: был ли Шмуль Бакал букинистом? И да, и нет. Прежде всего, о термине "букинист". Слово сие обозначает продавца старых, подержанных книг. Я только однажды встретил разрешение на открытие букинистического магазина - оно было выдано в 1909 году отставному статскому советнику Аристарху Ивановичу Мавродиади (его заведение располагалось по улице Кузнечной, 7, в доме Табунщикова). Означает ли это, что никто больше в Одессе не торговал старыми книгами? Естественно, нет. Все мелкие магазины и книжные лавки торговали в основном подержанными книгами, причем порой эта торговля приобретала уродливые формы и власти должны были принимать соответствующие меры. Так, например, замечено было, что книгопродавцы охотно скупают у детей за гроши учебники и потом перепродают их по полной стоимости. Некоторые учащиеся, не желая заниматься, избавлялись от учебников, покупая на вырученные деньги сладости. Затем это явление получило развитие - стали воровать учебники у одноклассников... Потребовалось специальное строгое распоряжение градоначальника, запрещающее покупку книг у детей.
Полагаю, что формально Бакала назвать букинистом нельзя, ибо у него не было специального разрешения. Однако событие, о котором я упомянул в начале статьи, т. е. покупка книг у художника Гозиасона, произошло в 1919 году, когда царило безвластие. Кто что хотел, то и делал. Да и Филипп Гозиасон, который вскользь упомянул об этой продаже спустя почти шестьдесят лет, мог что-то перепутать. Мне нигде не встречалась информация о магазине Бакала на улице Гаванной. Хотя, вполне возможно, что в 1919-м его могло занести на любую одесскую улицу. Последний учет адресов книжных магазинов был в 1916 году.
Так благодаря одной фразе из письма художника Филиппа Гозиасона удалось прикоснуться к судьбе одесского книгопродавца Шмуля Бакала - к частичке ушедшей эпохи, в которой книжная торговля занимала не последнее место.

Мирон БЕЛЬСКИЙ.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.