На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

Одесская еврейская богадельня


Еврейских архитектурных объектов в огромном разнообразии филокартической одессики до обидного мало: три синагоги в разных ракурсах, стена кладбища на Люстдорфской дороге и богадельня.
Причем открытке с изображением еврейской богадельни, изданной в 1903 году ("Шерер, Набгольц и Кo", Москва, № 105), не повезло — ее по ошибке назвали "общественной еврейской больницей". Корпуса Еврейской больницы на Мясоедовской угол Госпитальной, в архитектурном отношении более значимые и интересные, не стали, однако же, сюжетами одесских открыток. Зато скромное одноэтажное строение на краю Молдаванки, сооруженное в течение 1883 года специально для еврейской богадельни по адресу: Старопортофранковская, 6, — удостоилось этой чести. Местоположение благотворительного еврейского заведения указывается во всех адрес-календарях и справочных изданиях по городу, и совершенно очевидно, что еврейская богадельня, изображенная на открытке, благополучно пребывала по вышеназванному адресу от момента строительства дома до времени революционных перемен.
Еврейская богадельня, так же как и Еврейская больница, успешно функционировала в течение многих лет за счет средств благотворительности, причем списки богатых еврейских семейств, внесших огромные суммы, значительно превышающие обязательную "десятину" от доходов, на содержание как богадельни, так и больницы, во многом совпадают. Средние слои еврейской общины также внесли свою лепту в содержание больных и немощных евреев, о чем речь пойдет далее.
Итак, в 1880 году одесское еврейское общество вознамерилось "учредить приют для призрения старцев обоего пола" "в ознаменование двадцатипятилетия царствования Государя Императора Александра II". Строительство собственного одноэтажного здания на выделенном городом участке земли по ранее указанному адресу началось в мае 1883 года и закончилось в декабре того же года. Задержка строительства была запланирована инициативной группой заранее, так как за это время (с 1880-го по 1884 год) накапливался фонд для обеспечения заведения на будущие времена из сметы коробочного сбора с евреев!
Торжественное открытие богадельни состоялось 22 декабря 1883 года. Поскольку "царя-освободителя" к этому времени уже не было в живых, на фронтоне здания богадельни была сделана слегка измененная надпись: "В ознаменование двадцатипятилетия царствования в Бозе почившего Государя Императора Александра II".
Надпись эта хорошо читается на открытке с изображением здания еврейской богадельни, и это обстоятельство является еще одним подтверждением ошибочности надписи на открытке "Общественная еврейская больница", потому что история больницы никак не связана с именем "царя-освободителя".
Кроме того, здание в начале улицы Старопортофранковской сохранилось до наших дней (сейчас в нем жилой дом), его легко сравнить с изображением на открытке 100-летней давности.
Городские земли на месте бывшего старопортофранковского рва выделялись безвозмездно и для строительства других благотворительных заведений. Поэтому еврейская богадельня была окружена с одной стороны построенным в те же годы на средства купца А.М. Бродского приютом Общества призрения неимущих (Старопортофранковская, № 8), а с другой — городской дешевой столовой, открывшейся к 90-летию Одессы, где кормили неимущих города (Старопортофранковская, № 4).
Интересные сведения о жизни богадельни почерпнуты из имеющихся в нашем распоряжении отчетов Одесской городской еврейской богадельни за 1887-й и 1890 годы.
Невзирая на близость дешевой столовой, призреваемые обитатели еврейской богадельни кормились отдельно, наверное, только кошерной пищей. Во всяком случае, по штату в богадельне числились кухарка, ее помощница и "кострюльница" (так в тексте отчетов). В статье прихода в отчете за 1890 год значится сумма 212,66 рубля серебром, "поступившая от приюта нищих за прокормление евреев, находящихся там". То есть нищие евреи, попавшие в соседнюю ночлежку, приходили питаться кошерной пищей в столовую богадельни.
Весьма разнообразный набор продуктов, включая "водку, вино, сахар, чай, воловьи ноги, печень, сало (не подумайте, что свиное! — авт.), рыбу, варенье, дрова и свечи", жертвовался не самыми богатыми евреями (на 20 — 30 рублей серебром). "От Б. Фирштенфельда воловьих ног и печени — 36 руб.
98 коп.; от д-ра Розена — 5 пудов рыбы — 25 рублей; от Кларфельда — сала 6 фунтов — 2 рубля 40 коп.; от NN — 1 банка варенья — 5 рублей". Водку и вино жертвовали по мерам того времени, ведрами: "От Клеймана и Гохбойма — 2 ведра водки — 20 рублей; от Цивилинга — 1 ведро водки — 12 рублей; от М. Барского — 6 ведер вина, оцененного в 12 рублей". "От М. Вайнгурта — 1 пуд 20 фунтов сахару — 10 рублей; от братьев Рабинович — 8 фунтов чаю — 10 рублей; от NN — 1 фунт чаю и 14 фунтов сахару — 3 рубля 20 копеек".
Недостающая часть продуктов и предметов быта закупалась, причем сумма пожертвованных продуктов составляла примерно 10% сумм, затраченных на питание.
Жертвователи дарили богадельне ложки, ножи, вилки, медные подсвечники, жестяные коробки, еврейские книги и медикаменты. "От Г. Стародуба — 2 дюжины ложек и вилок, оцененные в 2 рубля 70 копеек; от Г. Рахата — 1 дюжина ножей — 3 рубля; от Г.М. Фишеровича — 20 жестяных коробов — 13 рублей" и т. д.
Более богатые евреи вносили значительные суммы наличными. Так, например, в 1890 году от Марьям Иосифовны Мичинер поступило 2050 рублей серебром и столько же — от известной в городе благотворительницы Луизы Ашкинази. По духовному завещанию доктора Дрея поступило 1000 рублей, Леонида Рашковича — 200 рублей. Трогательная запись в отчете 1890 года: "От Роси Бродской, призреваемой, поступил 1 рубль серебром". Других таких мелких пожертвований, кстати, в отчете нет.
Все поступления и расходы строго учитывались, в конце каждого года составлялся отчет попечительского совета, печатавшийся в городских типографиях (стоимость печатания — 30 рублей 60 копеек!).
При строительстве богадельни собранный для нее основной фонд — неприкосновенный капитал — составлял 80 тысяч рублей серебром ("Одесса, 1794 — 1894"). На 1 января 1887 года неприкосновенный капитал богадельни состоял из процентных бумаг: облигаций Одесского городского кредитного общества, городского займа, закладных листов Бессарабского Таврического земельного банка — и составлял 106250 рублей. В эту сумму вошли и 4000 рублей в процентных бумагах, пожертвованные в 1887 году известными одесскими предпринимателями господами А.С. Баржанским и Е.М. Ашкинази.
На 1 января 1890 года счет неприкосновенного капитала богадельни в процентных бумагах составил уже 111350 рублей и не изменился в течение года. Как видно, основной капитал год от года увеличивался, очевидно, за счет пожертвований и разумных расходов. Ежегодно на нужды богадельни использовались проценты с неприкосновенного капитала в количестве около шести тысяч рублей серебром.
Городские власти также пополняли ежегодными взносами капитал богадельни: в 1887 году перечислено на ее счет от Одесской городской управы 2000 рублей, в 1890 году — 3000 рублей.
Главным начальником в богадельне был, по нашему мнению, смотритель (директор?), получавший самое высокое жалование — 600 рублей серебром в 1887 году. В отчете за 1890 год указаны уже два смотрителя: г-н Купферберг и г-жа Симонович, жалование которых даже в сумме было несколько ниже.
Кроме вышеперечисленных кухонных работников в богадельне служили дворник, сторож и четыре прислуги. Причем половое неравенство в размерах жалования наблюдалось очень ярко: служителям платили 96 рублей в год, а служительницам — только 68! Труд прачки оценивался в 120 рублей серебром в год, ведь им приходилось обстирывать всех призреваемых — 90 человек!
Богадельня планировалась на 80 призреваемых, но, судя по отчетам и учитывая "текучесть кадров", в ней находились одновременно и 90, и 106 человек обоего пола. В книге, изданной к 100-летию Одессы, указывается, что в 1894 году в богадельне содержались уже 160 подопечных.
Как жилось обитателям богадельни — призреваемым? Судя по сведениям, приведенным в отчетах, 12 человек из первопоселенцев 1884 года продолжали здравствовать и в 1890 году. Самому старшему призреваемому из этой группы, одесскому мещанину Вольфу-Лейбе Шульбергу, было в 1890 году 88 лет, самому младшему, чигиринскому мещанину Гершко Менделеву Каминскому — 73 года. Возможно, старожилу помогало присутствие в женской группе призреваемых одесской мещанки Ципы Шульберг 81 года — жены или сестры. Одесситы (родившиеся в Одессе) в богадельне составляли третью часть призреваемых, остальные были выходцами из самых разных мест черты оседлости. Смертность призреваемых составляла около 15% в год, причем у мужчин этот процент выше, чем у женщин. "Для подачи медицинской помощи призреваемым приглашался г-н д-р Акин, который, руководимый чувством человеколюбия, предложил свои услуги безвозмездно". Для более простых случаев приглашались менее человеколюбивые фельдшер и фельдшерица, услуги которых оплачивались. Часть медикаментов жертвовалась содержателями одесских аптек.
В 1911 году обитателей богадельни обслуживали известные одесские врачи А.А. Ясиновский и Я.Л. Фишман.
Но вернемся к описанию быта обитателей богадельни. Ежегодно руководством выделялись средства на "постройку и ремонт белья и имущественных вещей". В 1890 году потрачено 1848 рублей на "постройку 70 мужских бекеш, 92 пар башмаков, 57 пар женских юбок и кофт, 70 ермолок, 139 наволочек, матрацев и прочих вещей по описи". Так что в лохмотьях призреваемые не ходили, спали на железных кроватях, молились в молельне при богадельне.
Здание богадельни ежегодно ремонтировалось, в 1890 году штукатурились стены, ремонтировались печи, обустраивалась территория около заведения: осуществлялась "постройка мостовой" и устанавливался фонарь.
Расход по призрению 1 человека в 1884 году составлял 141,70 рубля, а в 1890 году — 128,37. Судя по показателям, приведенным в отчетах, и учитывая продолжительность пребывания в заведении, жилось обитателям богадельни неплохо. Достоверность всех этих показателей подтверждалась авторитетнейшим составом попечительского совета, подписавшим рассматриваемые отчеты: д-р С.М. Маргулис, С.Г. Тиктин, С.С. Гурович, И.Б. Калиновский и др.
Социальный состав призреваемых еврейской богадельни довольно однороден: в подавляющем большинстве они — мещане. Определить род занятий или профессии призреваемых невозможно. Только для некоторых из них указано: отставной музыкант Шмуль Лейбов Нехамкис, отставные рядовые Абрум Лейба Гайсинский и Зисьман Айзиков Гружанский, колонистка Херсонской губернии Песя Шрейфель, отставной матрос Шая Элев Гармидер или жена солдата Рейзя Гершкова Кучман.
Лишь об одном из призреваемых нам известно, кем он был в молодые годы и как складывалась его непростая судьба. Крайняя нужда и болезни привели в богадельню 10 ноября 1887 года 61-летнего мещанина Минской губернии Пинского уезда местечка Погост-Заречного Вигдора-Срулева Штейна. В 1890 году он по-прежнему в числе призреваемых. Человек этот был выдающимся математиком-самоучкой, в качестве репетитора приглашенным в известную одесскую семью Дерибасов для занятий с Александром Дерибасом. Вигдор Штейн оставил глубокий след в памяти своего ученика, который посвятил чудаку-учителю главу в своей прекрасной книге "Старая Одесса", изданной через много лет после этих занятий, в 1913 году. Этому же человеку посвящено современное исследование известного одесского краеведа и писателя Ростислава Александрова "Забытый Штейн".
Еврейская богадельня могла бы существовать еще долго, будущее ее было надежно обеспечено, но национализация, проведенная Советской властью, полностью перекрыла все источники существования — обесценились облигации, закрылись банки, жертвователи эмигрировали или разорились, и т. д.
Возрождение еврейской благотворительности в Одессе началось в начале 90-х годов ХХ века, когда заработал Благотворительный еврейский центр "Гмилус Хесед", окруживший вниманием и заботой тысячи пенсионеров и инвалидов города и области. Центр оказывает ощутимую моральную и материальную помощь своим подопечным, обеспечивая продуктами питания, медикаментами, организует концерты, экскурсии, благотворительные вечера.

Ева КРАСНОВА,
Анатолий ДРОЗДОВСКИЙ.

Одесса, июнь 2006 года.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.