поделиться:
20.11.2017
Опера как предупреждение миру: «Набукко» в Одессе

Александру Самоилэ и Василий Вовкун

Александру Самоилэ и Василий Вовкун

В Одесском национальном театре оперы и балеты состоялась премьера оперы Джузеппе Верди «Набукко».

Эта постановка, созданная в сотрудничестве со Львовской национальной оперой, – первая ласточка еще не оформленной ассоциации Национальных опер Украины.

Над спектаклем работали солисты, оркестр, хор, балетмейстер и художник по костюмам одесского театра, а вот режиссуру осуществлял генеральный директор львовского – Народный артист Украины Василий Вовкун. Художником-постановщиком также был главный художник этого театра Тадей Рындзак.

Опера «Набукко» была написана в 1841 году. В ее основе – библейский сюжет о бедствиях евреев в плену у вавилонян, об их скорби о разрушенном Храме и возвращении на родину (Набукко – сокращенная итальянская интерпретация имени царя Вавилона Навуходоносора II).

Впервые знаменитое произведение было представлено публике 9 марта 1842 года в театре «Ла Скала» в Милане. Через пять лет его поставила в Одессе итальянская оперная труппа. Больше на одесских подмостках «Набукко» не шел.

Ранее режиссер рассказал, что воспринимает эту оперу как предупреждение миру о том, что необходимо вернуться к Богу, человечности, к любви и покаянию. Он также заметил, что особенно популярна она «в минуты мира роковые».

Т. Рындзак трансформировал эту идею как противостояние силы духа вражеской культурной агрессии. Он, а также художник по костюмам Сергей Васильев создали практически идеальное визуальное оформление спектакля, в полной мере работающее на задачу, поставленную режиссером, и подчеркивающее созданные им образы.

Так, иудеи выходят на сцену в белых одеждах (невинные жертвы), полководец Исмаэль – в серо-стальном костюме (воин), дочь вавилонского царя Навуходоносора II (Набукко) – в белом платье с золотой отделкой (сочетание чистоты, невинности и богатства), а вавилоняне одеты в цвета огня и крови – черный, коричневый, красный.

Тадей Рындзак обещал в оформлении «металл, металл, арматуру». И, действительно, стены Храма Соломона – темно-синего цвета. То ли кирпич, то ли металл. Семисвечники стоят в золотых подставках, а уж в металлическом оружии недостатка нет.

Удачная находка – над сценой в первой картине, действие которой происходит в Храме, висит муляж земного шара. В момент разрушения святилища вавилонянами он раскалывается надвое, задник из стены превращается в космос (спасибо видеоэффектам), в котором парят осколки планеты. Семисвечники в этот момент трансформируются то ли в пики на стенах дворца Набукко, то ли в устремленные в небо ракеты (снова металл).

Не обошлось, правда, и без нелепостей. Так, первосвященник Захария опирается на посох, увенчанный семисвечником. То есть с одной стороны – это посох, с другой – как бы менора. Очевидно, это какая-то аллегория. Остается только понять, какая…

Что касается исполнителей, то нельзя в очередной раз не подчеркнуть их великолепные голоса. Вот только Вячеславу Гораю (Исмаэль) в голосе явно не хватило металла (одолжил бы у художника). Он создал образ любовника – скорее нежного, чем страстного, но никак не отважного воина…

«Набукко» часто называют «хоровой» оперой. Хору в ней отводится чуть ли не ведущая роль. Хор Одесской оперы прекрасно справился с поставленной задачей и сдал экзамен на профессиональную зрелость, за что низкий поклон главному хормейстеру Леониду Бутенко.

Критики обычно отмечают излишнюю статичность оперы «Набукко». В. Вовкун же считает, что статичность или динамичность зависят от фантазии постановщика. На многое фантазии режиссеру не хватило. Спектакль получился все-таки слишком статичным.

Более того, В. Вовкун предпочел мощные голоса хотя бы минимальному соответствию солистов образам своих героев. Подход, в принципе, типичен для традиционной оперы. Но сегодня зритель ждет от этих спектаклей еще и зрелищности, шоу.

Так, партию младшей дочери Набукко Фенены на премьерном спектакле исполняла заслуженная артистка Украины Татьяна Спасская. Певица с сильным, выразительным голосом. Она великолепна в роли Графини в «Пиковой даме» Чайковского, бесподобна в партии Венеры в концертном исполнении «Тангейзера» Вагнера.

Но, простите, давно и заметно вышла из возраста Фенены. Более того, значительно старше Анны Литвиновой, исполнявшей партию старшей дочери Набукко, Абигайль. То же касается и Ларисы Зуенко, исполнительницы роли юной Анны, сестры Исмаэля.

Неужели этим замечательным певицам некому передать эстафету? Тогда есть вопросы к кадровой политике руководства одесского театра…

Режиссер рассказывал, что думал над постановкой боле полугода. Очевидно, стоило подумать еще немного, потому что некоторые сцены были элементарно не выстроены.

Например, эпизод, когда Захария требует от Набукко покинуть Храм вместе со своими воинами, угрожая при этом убить Фенену. Влюбленный Исмаэль отбирает кинжал у первосвященника и освобождает возлюбленную.

Сцену драки можно было поставить, как это делают в драматическом театре – максимально реалистично. Можно было – пластически, как в балете или пантомиме. Режиссер не сделал ни того, ни другого. В результате получилось довольно неловкое топтание двух певцов, в результате которого Захария просто отдал кинжал сопернику.

Или дуэт Абигайль с Верховным жрецом Вавилона. Певица бессмысленно бегает по сцене. Зачем? Куда?

Довольно простенько и незамысловато была поставлена и хореографическая сцена. Хотя балерины в костюмах вавилонских воинов – чудо как хороши и сексуальны.

Впрочем, все эти зрелищные заморочки ни к чему. Оперу можно слушать и с закрытыми глазами. Тем более, что с мест, отведенных на премьере журналистам, сцену было не очень хорошо видно. Мне, например, когда уставала тянуть шею, удобнее всего было наблюдать за оркестрантами и главным дирижером Александру Самоилэ.

Он признавался, что, дирижируя «Набукко», чувствует себя как на кипящем вулкане. Эта энергия передалась маэстро в полной мере. Его работа – отдельный спектакль, захватывающий в своей эмоциональности. Дирижер то легкими движениями пальцев, казалось, подманивал к себе звуки, то прижимал палец к губам, заклиная музыкантов играть потише, то размашистым жестом пускал инструменты в бой. Вот уж, действительно, – «командир оркестровых атак».

В целом постановка театру удалась. А что не совсем получилось, то можно исправить…

Инна Кац.

Дата съемки: 19.11. 2017.

Фото: Олег Владимирский.

поделиться: