Контора «Коробочного сбора» и ее жетоны

Довольно редкими среди серьезных собирателей всегда считались так называемые частные металлические боны, имевшие хождение в некоторых дореволюционных заведениях, чаще всего в кафе и ресторанах. Они служили сугубо для внутреннего обращения и представляли собой нечто вроде кассовых чеков. К ним относятся металлические деньги кафе Фанкони и кафе «Ришелье», ресторанов гостиницы «Северная», Папучиева, Одесской промышленной выставки 1910 года и другие. Для удобства ставок подобные жетоны существовали и в аристократическом «Одесском (Английском) клубе».

В этой далеко не исчерпывающей подборке одесских расчетных и платежных жетонов (более полно они были представлены в черно-белом исполнении в изданном мной в 2000 году каталоге «Одесса в медалях, жетонах, знаках. 1817–1941») большой интерес представляют жетоны Конторы Коробочного сбора. Пока мне известны лишь жетоны, на которых выбиты цифры «3», «4» и «12».

В России до революции все евреи, за исключением принявших христианство, купцов первой гильдии, окончивших высшие и специальные учебные заведения, ремесленников, приписанных к соответствующим цехам, и особ, числящихся по некоторым другим категориям, имели право жить только в установленной еще Екатериной II так называемой черте оседлости, которая включала некоторые определенные губернии.

Издавна, в частности, в Литве, уже с 1647 года существовали так называемые Коробочные сборы — специальные налоги, которые взимались с еврейского населения так называемым Кагалом — особым органом самоуправления, стоявшим во главе отдельной еврейской общины и являвшимся посредником между ней и государством.

Вначале Коробочный сбор распространялся на предметы первой необходимости, на некоторые отрасли хозяйственной деятельности, на предметы религиозного культа, а также на религиозно-гражданские акты.

Но уже в изданной в 1802 году «Книге Кагала» Якова Брафмана в пунктах №№ 88 и 89 были опубликованы соответственно положение «О Коробочном сборе по части резки скота» и «Постановления касательно резки птиц, сделанные общим собранием накануне Хануки (праздник Маккавеев) в 5563 (1802) году». В одном из параграфов писалось:

«Этот коробочный сбор назначается на покрытие государственных податей за всех жителей нашего города. Поверенным этого сбора воспрещается под строжайшим херемом употреблять хоть малейшую сумму, хоть бы полушку из этого сбора даже в пользу таких интересов, которые касаются евреев всего края. Весь этот налог должен быть обращен исключительно на государственные подати».

В соответствии с Высочайше утвержденным в 1804 году положением «Об устройстве евреев» раввинам вменялось «надзирать за обрядами веры и судить все споры, относящиеся до религии», а «Кагалы должны наблюдать, чтоб казенные сборы (коробочный сбор — В.К.), доколе они пребудут в настоящем их положении, были исправно и бездоимочно (полностью уплаченные — В.К.) вносимы».

Вместе с тем на Кагал были возложены обязанности по призрению бесприютных, престарелых, увечных и бедных евреев, вспомоществованию евреям-переселенцам, по наблюдению за предотвращением бродяжества и т. д.

При Николае I, в 1844 году, Кагалы были повсеместно упразднены и их функции переданы городским управам и ратушам. Однако и после ликвидации Кагалов правительство предписывало еврейским общинам выполнять две наиболее обременительные обязанности: сбор податей и поставку рекрутов. Тогда же было издано «Высочайше утвержденное положение о Коробочном сборе с евреев». Без существенных изменений оно действовало вплоть до 1917 года.

Коробочный сбор подразделялся на общий (или повсеместный) и на частный (или вспомогательный). Общему сбору подлежали убой скота на кошер (с каждой скотины), резание птиц на кошер (с каждой птицы) и продажа кошерного мяса (с каждого фунта). Во вспомогательный сбор входили определенный процент с доходов от отдачи в наем принадлежавших евреям домов, лавок и амбаров; определенный процент от промышленной деятельности; определенный процент с денежных капиталов, оставшихся после умерших; определенный сбор за ношение как мужской, так и женской еврейской одежды.

Перед Первой мировой войной Коробочный сбор в Одессе был установлен в размере 80 коп. с пуда со следующей процедурой взимания. Часть туш убитых на городских скотобойнях животных поступала в распоряжение так называемых верников, по указанию которых у туш отрезали «передки», составлявшие кошерное мясо.

На идиш верниками назывались выделенные общиной уполномоченные люди, пользовавшиеся уважением и доверием ее членов, и произошло это слово от польского «powiernik», что означает доверенное лицо. Именно с этого кошерного мяса и взимался акциз, то есть налог.

Кошерное мясо скотопромышленники отдавали на комиссию для перепродажи крупным мясопромышленникам, у которых оно поступало на весы. Весовщик выдавал за своей подписью ордер комиссионеру-мясопромышленнику, который по означенному в ордере весу оплачивал в конторе хозяйственного управления необходимую сумму сбора.

Испокон веков существует три вида кошерных домашних животных: крупный рогатый скот (говядина и телятина), овцы (баранина), козы. Кроме того, существуют семь видов кошерных диких животных, среди них олень и косуля. На сегодняшний день разрешается употреблять только те породы птиц, которые традиционно известны как кошерные, то есть кур, гусей, индеек и некоторые породы домашних уток.

Коробочный сбор в Одессе расходовался как на общие городские нужды — мощение улиц, их освещение и т.д., так и на содержание еврейских училищ, благотворительных и лечебных учреждений. К примеру, основанная еще в 1800 году знаменитая Еврейская больница также содержалась на средства, поступавшие от Коробочного сбора.

Сохранившиеся жетоны Коробочного сбора позволяют сейчас прикоснуться к одной из страниц жизни евреев в России и, в частности, в Одессе.

Виктор КОРЧЕНОВ.

28.11.2018.

Реклама альбомов 300