На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

Праздник еврейского дома


Только что закончился Песах — самый древний из еврейских праздников, учрежденный в память о величайшем событии тысячелетней истории народа — Исходе из рабства в Египте. Это единственный праздник в еврейской традиции, который не ограничивается узкими временными рамками. Он охватывает время как предшествующее, так и последующее за ним. Его называют святым и великим. И в то же время это праздник домашний, семейный и теплый.
Именно так ощущается он в настоящем еврейском доме. Причем не только в собственно праздничные дни, но и тогда, когда заканчиваются последние приготовления. Уже позади хлопоты с уборкой, лучшей посудой (особой, которой пользуются только в Песах!) сервирован стол, за которым соберутся и семья, и гости, а на кухне совсем чуть-чуть осталось до того, чтобы до полного совершенства довести вкуснейшие праздничные блюда…
Именно на кухне мы и говорим с главным раввином Одессы и области Шломо Бакштом. Впрочем, он сразу же уточняет: "Это кухня не моя, это кухня моей жены, это ее генеральный штаб". Супруга раввина Хаси рассказывает о том, что перед Песахом нужно тщательно убрать весь дом, подготовить кухонную утварь, посуду, заготовить продукты — все, что предназначено исключительно для этого праздника. Готовятся к нему всей семьей, ведь праздник-то и на самом деле — семейный.
— Конечно, подготовка к этому празднику — дело всей семьи, каждый вносит свою долю, — рассказывает рэб Шломо. — К сожалению, у меня нет возможности много помогать по дому, хоть я и стараюсь. Спасибо моей жене, которая понимает, сколько у меня работы, как я занят, и потому главное берет на себя. Да и дети отдают все силы, чтобы Песах был встречен, как должно…
В семье Бакшт два сына и три дочери. У старшей — Леи — уже своя семья. Младшие — Хани и Шира — помогают маме готовиться к празднику. И — осваивают великое искусство ведения настоящего теплого дома. Это и правда искусство — сделать так, чтобы дом был действительно домом, искусство, в котором так много будничных забот и в котором нет мелочей. Особое искусство — и приготовление блюд для праздничного стола, для седера, особой трапезы, которой встречают приход Песаха, встречают по распорядку, единому для евреев во всем мире, — что в Иерусалиме, что в Одессе…
Одесская жизнь этой семьи началась полтора десятка лет тому назад. Летом 1993 года в Одессу из Иерусалима впервые приехал рав Шломо Бакшт — после того, как с просьбой о раввине в Главный раввинат Израиля обратились прихожане синагоги на Пересыпи. Тогда она была единственной действующей синагогой Одессы, людей собиралось здесь совсем немного, да и само столетнее здание было чуть ли не руиной: часть кровли и стен рухнули в 1992-м — просела почва... Планировалось, что в Одессе рав проработает месяцев девять. Но вышло совсем иначе, о чем ни сам рэб Шломо, ни его близкие ничуть не жалеют. Каждый день раввина заполнен до отказа: масса встреч, проблем, вопросов, телефонных звонков, дел — и каждое из них неотложное! И так месяц за месяцем, год за годом, за которые одесская еврейская община изменилась до неузнаваемости...
— Чуть больше месяца тому назад я принимал участие в состоявшемся в Будапеште совещании, на котором шла речь о нынешнем состоянии иудаизма в целом, о развитии еврейской жизни — будь то в Америке, Европе, Австралии или на Юге Африки, — рассказывает раввин Шломо Бакшт. — Так вот, было очень приятно услышать от действительно знающих, авторитетных людей такое мнение: единственная за все послевоенные годы община, которая была практически уничтожена и возродилась заново, с нуля, — это наша, одесская община. Такая почетная оценка для нас — большое счастье…
Я сам для себя сравниваю, чем отличается моя теперешняя работа от того, чем я занимался 15 лет тому назад, да и позже — лет семь-восемь… Так вот, тогда, прежде всего, был занят организацией, мы создавали инфраструктуру нашей общины, а перед праздниками, в частности, перед Песахом, приходилось многое контролировать, объяснять людям, что и как нужно делать, как кашеровать кухню, например, и так далее… Так вот, перед нынешним Песахом я занимался совсем другим: было множество вопросов — при личных встречах, по телефону, которые касались уже очень тонких нюансов, тонкостей еврейского закона, связанного с Песахом. Можно сказать, что это уже совсем другая работа — действительно работа раввина. И в этом для меня огромная радость!
…Теперь два главных города — родной Иерусалим и родная Одесса — есть в жизни этой семьи. Семьи теплой и дружной, в которой люди по-настоящему любят друг друга. Любят и понимают. На просьбу поделиться секретом семейной гармонии рэб Шломо как-то ответил: "У меня очень хорошая жена!". Хаси же предложила свой вариант: "У меня очень хороший муж!"... Она тоже вспоминает о том, как начиналась ее одесская жизнь, как менялась и эта жизнь, и люди, и все то сложное многообразие, которое и называется еврейской общиной.
— Конечно, даже сравнивать невозможно то, что было тогда, с тем, что сейчас… Все необходимое для Песаха мы тогда везли с собой из Израиля. Теперь же, слава Б-гу, такой необходимости нет: есть прекрасный кошерный магазин здесь, на месте, при нашей синагоге. Но главное — изменились сами люди, их отношение к еврейской жизни, к нашей традиции. В самый первый Песах, который мы встречали в Одессе, был только один седер — у нас дома, собралось человек тридцать, причем большинство из них не так уж много знали о Песахе, о том, что значит этот праздник, как его нужно встречать. А теперь я даже не смогу точно сказать, сколько одесситов уже готовы к нему по-настоящему, — это очень много людей, которые соберутся, наверное, на полтора десятка седеров — не только в Главной синагоге, но и просто в еврейских домах… Только у нас будет 60 гостей!
Но прежде — еще один очень важный этап подготовки к Песаху. Известно, что все восемь дней праздника выполняется заповедь о маце. В доме не должно остаться ни кусочка хамеца (квасного теста). На самом деле после тщательной уборки его уже здесь нет, но удостовериться в этом должен глава семьи. И здесь главные помощники отца — сыновья: Давид (уже совсем взрослый — он студент одной из самых известных в мире иерусалимских иешив) и Юди (полгода тому назад была отпразднована его бар-мицва, радость этого особого дня, как и в бар-мицву старшего сына, семья разделила с одесситами).
Перед тем как проводится обряд поиска, дети специально прячут в укромных уголках кусочки хамеца — все они должны быть найдены. А ищут их, да и любую, самую махонькую крошку, произнеся благословения и при помощи горящей свечи, тщательно и ответственно, без малейших скидок на то, что в доме уже царит праздничная чистота. Вот теперь — за сутки до начала праздника Песах — еврейский дом готов его встретить…
— Песах — это праздник чудес, — говорит раввин Шломо Бакшт. — А я хочу сказать о том, что чудеса происходят у нас на глазах постоянно. И одно из главных таких чудес для меня — это то, что лет пятнадцать тому и представить было невозможно, — это наша община, это Главная синагога, заполненная людьми, это наши школы, детские сады, интернаты, университет. А главное — это наши люди. И — еврейские дома в Одессе, дома, в которых по-настоящему празднуют Песах, встречая его с радостью и надеждой…

Елена ЛИТВАК.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.