На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

101 ВОПРОС ОБ ОДЕССЕ

ЧТО ТАКОЕ ПРИСУТСТВЕННЫЕ МЕСТА?


Олег ГУБАРЬ "Тиква"

Едва ли какое другое из мемориальных зданий Одессы, помимо разве что старой биржи, может претендовать на столь славную историю — не столько в плане архитектурных или функциональных преобразований, сколько в гуманитарном отношении. В этом помещении многократно бывали все виднейшие представители "городского общества" и масса именитых приезжих со времен Воронцова и до самого "смутного времени" конца 1910-х — начала 1920-х. Только один перечень фамилий занял бы несколько страниц убористого текста. Не менее любопытна и весьма поучительна история функционального использования этого здания (особенно — эпизоды сдачи в аренду частным лицам), изначально составлявшего муниципальную собственность. Попытаемся в относительно лаконичной форме, доступно и внятно изложить основные этапы биографии этого сооружения.

Как свидетельствуют результаты археологических исследований, проведенных на территории современного Приморского бульвара в последние годы, и ряд случайных находок, зафиксированных в ходе строительных и хозяйственных работ разных лет, здесь не позднее середины VI века до нашей эры уже существовало древнегреческое поселение. Его жители занимались земледелием и рыболовством. Различные населенные пункты возникали и хирели тут в разные эпохи.
Хотя идея создания Приморского бульвара начала реализовываться еще при Ланжероне, этому району тогда еще не вполне отводилась та роль элитарного центра, каковую он приобрел при Воронцове. Так называемые полуциркульные здания, как и сама идея миниатюрной площади, доминантой которой должен был стать монумент Дюку (средства на сооружение собирались не только в Одессе, но это отдельный сюжет), также принадлежит Михаилу Семеновичу. А.И. Мельников и Ф.К. Боффо фактически лишь оформили ее надлежащим образом. При этом Воронцову не совсем понравился первичный эскизный проект Боффо, и тогда он обратился к Мельникову. Оба эти здания (№№ 8 и 7) как общественные — это было бы дивно, но юному городу явно не по карману. Местных администраторов и без того частенько упрекали сверху в "архитектурном мотовстве". А потому симметричное, "зеркально отраженное" сооружение (дом № 8) строилось частным лицом, однако с обязательством следовать заведомо утвержденному проекту.
Сохранился составленный Мельниковым оригинальный план — "Фасад двух домов, из которых один должен быть построен для одесских Присутственных мест". План этот без даты — на нем имеется лишь последующая резолюция: "Государь император (то есть уже Николай I. — О. Г.) изволил рассматривать 15 июня 1826 года" (Государственный архив Одесской области, фонд 895, опись 1, дело 257; бумага на клеенке, тушь, 54,0 на 37,5 см).
Что касается Авраама Ивановича Мельникова (1784-1854), то это был весьма авторитетный архитектор и педагог, с 1831 года — ректор Академии искусств. В 1808-1811 годах он стажировался в Италии. По его проектам, в частности, построена Никольская единоверческая церковь и целый ряд жилых домов в Санкт-Петербурге. Он придерживался, в основном, стилевых приемов ампира. Между прочим, Мельников был соавтором Ивана Мартоса не только при создании памятника герцогу Ришелье в Одессе, но, скажем, в ходе сооружения монумента Потемкину (1825-1835) в Херсоне. Ему же приписывается авторство проекта Преображенского собора в Болграде (1833-1838). Мельников составил генеральный план Херсона, принимал участие в проектировании военных лазаретов в Бердичеве и Луцке. Он выступал с массой конкурсных проектов, в том числе и Большого театра в Москве, получил несколько золотых медалей за проекты общественных и жилых зданий. Как и Мартос, Мельников в данном случае выполнял эксклюзивный заказ Воронцова.
Примечательно, что все без исключения проекты А.И. Мельникова на юге воплощал и дорабатывал Ф.К. Боффо (этот зодчий отличался крайней вздорным характером и служебной недисциплинированностью, однако ему многое сходило с рук, вероятно, в силу почтения к его одаренности), включая памятники в Одессе и Херсоне, "дом градоначальника" (Ришельевская, № 2, не сохранился) и оба полуциркульных здания (№№ 8 и 7). Они построены в три этажа из традиционного известняка-ракушечника и оштукатурены. Центральные их части — полукруглые, вогнутые. Крылья вдоль бульвара и Екатерининской площади — прямоугольные, перекрытия плоские, планировка смешанная. Архитектура фасадов воплощена в строгих формах классицизма, первый этаж рустован, в вогнутой части имеется лоджия с аркадой, верхние этажи расчленены пилястрами. Но если в доме № 7 пилястры эти ионического ордера, в соответствии с первоначальным проектом Мельникова, то в доме № 8 они коринфского ордера — это изменение внесено Боффо, который старался придать сооружению некую индивидуальность и еще дополнительно ввел здесь и лепной фриз. Стены зданий увенчаны балюстрадой из камня.
Место, на котором построен дом № 8, в 1825-1828 годах сменило несколько владельцев, которые не выполнили взятых на себя обязательств, и, наконец, было отдано губернскому секретарю Георгию Завацкому — "чиновнику 14-го класса, женившемуся на дочери унтер-офицера, получившего часть знаменитой Воротынцевской лотереи", то есть женившемся на хорошем приданном. Дом этот был готов летом 1831 года, хотя внутренняя его отделка под надзором Боффо продолжалась и в 1832-м.
Строительство "казенного дома" № 7 фактически продолжалось до 1829-1830 годов, хотя обычно указывают 1828-й. Затянувшееся строительство это осуществлялось итальянским подрядчиком Бенвенуто Лати. В 1828 году был открыт и памятник герцогу де Ришелье. К этому времени почти полностью оформилась и дворцовая усадьба Воронцовых, были построены бульварные дома №№ 1, 3, 4, 5, 6, 10, 11, 12, 13, начал строиться дом № 15. В 1829 году развернулось сооружение старой биржи. В 1830-м завершено строительство дома № 9 (который обычно именуют дворцом). В начале 1830-х Ф.К. Боффо вносит изменения в архитектурный облик левого полуциркульного здания № 8, которое от Завацкого переходит к новому владельцу, известному в Одессе французскому портному Верелю (его салон помещался на Дерибасовской, в доме Врето, на месте которого в 1967 году построили ресторан "Юбилейный", впоследствии — "Братислава"), и перелицовывается в одну из самых фешенебельных в городе гостиниц — "Санкт-Петербургскую" (1832).
В "Городском доме" № 7 надолго прописываются "присутственные места", то есть различные административные учреждения (в первую очередь — "судебные установления"), отчего здание это получает имя собственное — Присутственные места, а ведущий к ним переулок нередко называют Присутственной улицей (Сабанеевский переулок, Сабанеевский или Сабанеев мост, Сабанеевская улица, улица Менделеева). Согласно архивным документам, отрезок этой улицы от Екатерининской площади до Сабанеева моста был спланирован в 1830 году. Короче говоря, уже к 1830-м идеи М.С. Воронцова были в значительной степени реализованы. А после ввода в эксплуатацию знаменитой Бульварной (Потемкинской) лестницы Приморский бульвар сделался поистине одесским олимпом.
Как я уже прежде рассказывал, близ Воронцова построились граф Потоцкий, Нарышкин, за ними солидные итальянские негоцианты Сарато и Верани, капитан Одесского порта американец Георг Зонтаг, князь Лопухин и другие виднейшие представители местной знати.
Следует кое-что уточнить относительно датировки появления означенных присутственных мест. Дело в том, что еще по высочайшему указу от 19 (31) октября 1825 года учреждался самостоятельный Одесский уезд, а в городе открывались уездные присутственные места. Фактически этот указ был приведен в исполнение только в 1827-м, а потому обустройство полуциркульного дома № 7 стояло на повестке дня довольно остро.
Что же это собственно такое — уже неоднократно упоминавшиеся "Присутственные места", разместившиеся в "Городском доме", то есть в нынешнем доме по Приморскому бульвару, № 7? Помимо упоминавшихся уездных учреждений это был обширный институт городского общественного управления и всевозможных городских служб, подчинявшихся не только местной государственной администрации, но и различным министерствам и ведомствам. На первом плане, разумеется, Городская дума. До введения специально разработанного для Одессы и высочайше утвержденного 30 апреля 1863 года "Городового положения" (по сути — городского устава) одесская Дума пользовалась патриархальной екатерининской "Жалованной грамотой" городам 1785 года! Шесть сословий делегировали в Думу всего по одному гласному (депутату), независимо от численности этого сословия. Это напоминало единогласно голосующих руками одного лидера фракции. Избранными могли быть лишь такие "городовые обыватели", чьи проценты с капитала в Одессе составляли строго оговоренную сумму. Вот мы и видим в перечне думцев 1830-х годов всего-навсего шесть фамилий.
Так, в 1834 году в их числе авторитетные купцы К.И. Деспотов, М.М. Котляревский, И.С. Михайлов, А.М. Посохов, И.М. Праузе, И.Т. Розов. Должность городского головы исполнял известнейший "канатчик" купец первой гильдии И.С. Новиков. Городовым старостой был купец третьей гильдии П.С. Кузнецов, секретарем — титулярный советник А.Г. Андрущенко, а бухгалтером — титулярный советник И.Д. Касилов. В 1835-м — А.Я. Протасов, Л.С. Стифель, Л.Е. Лашкарев, С.П. Сомлев, С.И. Гурович, М.Ф. Трахтенберг. В 1836-м — А.Я. Протасов, С.А. Генцельман, И.П. Мисеев, И.Я. Устичев, А.С. Желябин, М.Ф. Трахтенберг. Все они — видные представители коммерческой элиты Южной Пальмиры.
В доме Присутственных мест с 1828 года помещался и подведомственный министерству юстиции Одесский коммерческий суд — первая во всей империи городская институция подобного рода (1808). В середине 1830-х в нем председательствовал коллежский советник Ф.М. Гамалея. В состав суда входили: старший член, два члена, как правило, купцы первой гильдии, четверо кандидатов, секретарь, его помощники, протоколист и переводчик. Всё — люди авторитетные, такие, к примеру, как первостатейные негоцианты Карл Сикар, Илья Тработи или Эдуард Шейнс. Здесь разбирались дела по любым коммерческим сделкам, жалобы на вексельных агентов, маклеров, просьбы об уступке имений, иски на несостоятельных и банкротов, опекунские дела и т. д. и т. п.
В этом же доме находился и Одесский строительный комитет, в котором председательствовал градоначальник: тогда, в середине 1830-х, действительный статский советник А.И. Лёвшин — один из виднейших сотрудников Воронцова, очень много сделавший для благоустройства и процветания Одессы, пушкинский приятель, впоследствии — член Государственного совета. В числе "членов по искусственной части" — видные одесские градостроители, инженер путей сообщения полковник Г.С. Морозов и поручик А.Н. Казаринов. Здесь же — городской голова купец П.И. Ростовцев. "Члены по выборам от купечества": первой гильдии купцы К.Ф. Папудов (он же и казначей комитета) и Н.Н. Кушнирев, второй гильдии купцы Я.Т. Тихов и А.З. Рафалович (1836) и третьей гильдии — Т.Н. Лещенко (1834). При комитете мы видим в эти годы всех ведущих одесских зодчих, инженеров, гидротехников: Ф.К. Боффо, Г.И. Торичелли, И.С. Козлова, И.О. Даллаква, Б.Ф. Фан-дер-Флиса, Д.И. Круга и др. Через помещения, занимаемые Строительным комитетом, проходили абсолютно все документы, так или иначе связанные со строительством любых зданий и сооружений в Одессе, здесь определялась стратегия и тактика градостроительства города. При комитете состоял и Императорский одесский ботанический сад в лице его директора профессора Ришельевского лицея А.Д. Нордмана.
Опять-таки в "Городском доме" обосновался и Приказ общественного призрения, традиционно возглавляемый градоначальником. Здесь мы тоже видим весь цвет тогдашней Одессы. Серди членов совета Приказа тех лет — представители семейства одесских старожилов — полковник К.И. Прокопеус (владелец дома, где "Два Карла"), литератор и издатель "Новороссийского календаря" П.Т. Морозов, редактор "Одесского вестника" А.Г. Тройницкий, организатор первых в Одессе и регионе лиманно-лечебных заведений и общественный деятель Э.С. Андреевский, один из самых известных в городе купцов и благотворителей М.А. Крамарев и целый ряд других известных одесситов — Х.Ф. Веллара, И.П. Потапов, О.Л. Балихов, А.Ю. Врето, Ф.К. Альбрехт и другие. В ведении Приказа состояли Городская больница, Сиротский дом и Дом призрения нищих.
В доме Присутственных мест в разные годы размещалась канцелярия одесского градоначальника (генерал-лейтенанта Д.Д. Ахлестышева, тайного советника А.И. Казначеева и др.), здесь находились также все городские архивы, знаменитый Музей древностей, основанный небезызвестным И.П. Бларамбергом (впоследствии — музей Императорского одесского общества истории и древностей), и ряд других служб.

(Продолжение следует.)

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.