На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

ФРАНЦИЯ: БЕГСТВО В ГЕТТО


Девора ЛАУТЕР JTA

Раввин Дэвид Алтабе выглядит старше своих 27 лет, когда говорит о будущем еврейской общины в рабочем пригороде Парижа Виллепинте. "Мы делаем все, что в наших силах, но это трудно, — говорит он. — Не знаю, почему я все еще здесь. Я задаю себе этот вопрос все время". За последние три года примерно половина еврейских семей уехала из Виллепинте. Некоторые переехали в другие пригороды или в парижские районы, считающиеся более безопасными для евреев, кто-то и вовсе покинул страну. По оценкам председателя общины Чарли Ханнуна, из 300 семей на сегодняшний день здесь осталось 150. Причина одна: антисемитизм.

Построенная 40 лет назад синагога Виллепинте, которую поджигали в 1991-м и 2001-м годах, находится под угрозой закрытия, поскольку в обычные дни там с трудом набирается миньян. Лидеры еврейской общины не знают, есть ли здесь у евреев будущее. "Сейчас уничтожается целая история, — говорит Ханнун, который вместе со строителями и друзьями возводил городскую синагогу. — Это — конец, и я говорю это с гневом в душе".
Виллепинте — лишь один яркий пример того, что происходит со многими еврейскими общинами в районах Сена — Сен-Дени к северу от Парижа, густо населенных иммигрантами. Напуганные волной антисемитизма, накрывшей Францию в 2000-2005 годах, примерно две трети евреев — преимущественно сефардских, живших в этих многочисленных общинах, — уехали из города. Президент Совета еврейских общин Сена — Сен-Дени Сэмми Грозлан говорит, что с 2001 года из этого пригорода выехали более 16 тысяч евреев.
Эксперты отмечают, что еврейский выезд из пригородов меняет демографию еврейской общины Франции и увеличивает геттоизацию евреев в стране. "Вся Франция находится в аналогичном положении, — говорит социолог Парижского университета Шмуэль Тригано, автор работы "Будущее евреев во Франции". — Это кардинальное изменение, а не преходящий кризис. Еврейская община превращается в гетто. Это больше не добровольная община, это вынужденная община. В демократии так не должно происходить".
Усиление охраны и других мер безопасности позволило снизить уровень антисемитских преступлений во Франции, теперь в пригородах совершается не больше антисемитских преступлений, чем в Париже. Однако эти перемены произошли слишком поздно для многих евреев, которые устали бояться. "В следующем поколении в северных пригородах Парижа практически не останется евреев, — говорит Морис Робер Феллоуз, президент еврейской общины северного пригорода Нуази-ле-Сек. — Через 25 лет мы должны будем продать нашу синагогу". По его словам, с 2000 года около 40 процентов еврейских семей Нуази-ле-Сек с детьми школьного возраста забрали своих детей из районных государственных школ и перевели их в еврейские учебные заведения. Он объясняет происходящее общей антиеврейской атмосферой в этом районе и перечисляет инциденты, в которые попадали дети: избиения, унижения, оскорбления, насмешки…
Перевод детей в еврейские школы или выезд семей из этих пригородов многие сефардские семьи сравнивают с эмиграцией из Северной Африки 40-летней давности. "Они выгнали нас из Алжира и преследуют нас здесь, — говорит живущий в городе Кретейль 81-летний Робер Себбане о североафриканских мусульманах, виновных в значительной доле антиеврейских преступлений во Франции. — В 2000 году мы были потрясены. Не думали, что такое может здесь случиться".
Из Виллепинте, по словам председателя общины Чарли Ханнуна, еврейские семьи начали выезжать "очень активно", когда "реальность ситуации стала явной". "Это было ужасно, — говорит он. — Невозможно было выйти из синагоги. Люди не хотели этого терпеть". Сегодня, несмотря на падение антисемитской преступности, что Ханнун объясняет снижением численности евреев в городе, евреи продолжают уезжать из Виллепинте. В 2002 году 40-летний сын Ханнуна Оливье из-за антисемитизма уехал с семьей в Майами. Он очень скучает по дому, но трое его сыновей привыкли к жизни в США: "Они не могут понять, что в других местах трудно быть евреем. Они не знают, что это такое. И это именно то, чего я хотел". У Чарли Ханнуна на переезд деньги есть, но он решил, что останется до тех пор, пока нужен евреям Виллепинте. "После нас здесь ничего не останется, — говорит он. — Мы не можем опускать руки, коль скоро мы здесь играем какую-то роль. Я вижу себя капитаном на тонущем судне"…

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.