На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

РЕПЕТИЦИЯ БЕНЕФИСА, или ЕВРЕЙСКОЕ СЧАСТЬЕ ПАВЛА КОЛОМИЙЧУКА


Мария ГУДЫМА "Тиква"

В это трудно поверить, но самому яркому комику-простаку Одесского театра музыкальной комедии имени Михаила Водяного Павлу Коломийчуку скоро исполнится пятьдесят… Это таки да повод устроить праздник в театре, бенефисно-юбилейное представление, на котором наверняка яблоку негде будет упасть. Сейчас идет подготовка к этому событию, а первый вопрос к артисту, застигнутому в редкие минуты отдыха в гримерке, был таков: "Что следует рассказать об искрометном явлении под кодовым названием "Павел Коломийчук" в первую очередь?".

— Даже и не знаю, — задумался Паша. — В разные времена по мне проходились критики, особенно тогда, когда я был самым молодым артистом в театре, — было и такое! Я ведь пришел в театр в шестнадцать лет, правда, числился в хоре, но играл такие роли, которые, в общем-то, и сейчас не играю.
У меня, представь, были главные роли — мы с Тамарой Тищенко играли романтическую пару в спектакле "Рыцарские страсти". Я там бился на мечах, спектакль с юмором получился, с музыкой хорошей. В советское время это был прорыв, потому что такие средневековые рыцарские вещи не ставились тогда в музыкальных театрах. Мало было спектаклей с юмором, с музыкой хорошей… Кроме того, это была сатира на существовавший тогда советский строй, потому что персонаж-священник, например, пел песню культработника, являясь служителем культа, — интересно зарифмовано, правда? Из-за этого спектакль впоследствии сняли. Мой педагог по ГИТИСу, руководитель курса Борис Борисович Мордвинов приехал смотреть "Рыцарские страсти" и как бы невзначай, поскольку он всего боялся, посоветовал руководству снять их со сцены. Сказал: "Я не понимаю фабулу спектакля!". И наши с перепугу сняли… Перестраховались таким образом.
Но, к счастью, до того момента я успел поиграть в этом спектакле, пофехтовать на шпагах и коротких мечах, поработать с замечательными каскадерами, востребованными тогда во всем советском пространстве. Было очень интересно, несмотря на то, что я сломал ключицу на одной из репетиций. Зато это был период моей жизни, когда я попадал на журнальные странички, например, издавался тогда
у нас журнал "Театральная Одесса", и очень часто моя фотография там оказывалась благодаря каким-то премьерам. Потом я стал лауреатом всесоюзного, а затем и международного конкурсов артистов оперетты и мюзикла. Я был единственным лауреатом из Украины, получил вторую премию за роль портного Мотла в мюзикле "Еврейское счастье" ("А идише глик").
Долго меня после этого буквально носили на руках, поскольку запись конкурсного гала-концерта крутили по всей России… Очень удачным был концерт лауреатов, и его показывали месяца два. И когда я вскорости приехал в Питер, меня мгновенно узнали благодаря этой записи. Наша солистка Аурика Ахметова — теперь она заслуженная артистка Украины — в "Еврейском счастье" исполняла роль невесты Мотла Фейги, у нас был дуэт, и она привезла тогда в Одессу диплом конкурса. Так что "Еврейское счастье" оказалось для нас обоих действительно счастливым спектаклем…
Прекрасно помню ту постановку, она была поэтичной, как и всякая история о нравах обитателей еврейского местечка. Вокальные номера на языке идиш покоряли искренностью, мелодичностью. Наверное, мюзикл "А идише глик" стоило сохранить в репертуаре театра, он прекрасно смотрелся бы и сейчас, вызывал интерес падкой до экзотики приезжей публики, но вышло иначе… Исполнитель главной роли Шимеле Сорокера артист Александр Краснопольский теперь живет в Нью-Йорке. А обаятельный простак Мотл — с нами, и за десяток с лишним прошедших лет только чуть-чуть повзрослел…
Надо признать, в жизни артиста были периоды, когда он порывал с театром (а то и театр с ним), в конфликтных ситуациях правота его не была очевидной. Но Павел извлек для себя максимум пользы из происходившего и ни о чем не жалеет:
— Я благодарен тогдашнему директору Эдуарду Рымашевскому за то, что он дал мне путевку в жизнь, потому что на тот момент ничего, кроме театра, я не знал. А оказавшись за бортом, увидел: есть и другая, не менее интересная творческая жизнь. Может быть, иногда и более интересная! Попав на телекомпанию "ГЛАС" в качестве начальника рекламного отдела, я оказался чуть ли не в соседнем от театра здании. И стал посматривать на коллег свысока. Во-первых, потому что зарплата в корне отличалась от театральной (двадцать долларов или шестьсот — есть разница?), а во-вторых, потому что кабинет мой был на шестнадцатом этаже… За творческие находки мне полагались премии, к тому же сочинять рекламные ролики, самому в них сниматься, озвучивать — все это было безумно интересно! Я очень много профессий сразу же приобрел, тогда было время дилетантов, но требовали хорошей качественной работы.
Интересно, что пригласил меня туда коллега, который раньше ушел из нашего театра, Толя Субботин. Он серьезно занимался радиовещанием, это увлечение целиком завладело им, и театр был оставлен. Так вот, если мой сценарий выбирали заказчики, я мог получить премию и в четыре тысячи долларов. Интересная работа была качественно простимулирована. Но я не выдержал необходимости подолгу сидеть в кабинете. Мы, конечно, выезжали на съемки и все такое, но, в основном, приходилось сидеть с девяти утра чуть ли не до восьми вечера. К тому же мне надоело смотреть на мир свысока, будучи от него отделенным… Я, наконец, понял, что деньги не всегда радуют, как мне это казалось раньше. Поработав еще какое-то время начальником студии кабельного телевидения "Элан", запустил четыре передачи, снял первый клип Витаса, получил за рекламный ролик "Хрустального кота" на международном конкурсе рекламы. И стал подумывать о возвращении в театр…
Тот призовой рекламный ролик я хорошо помню, наверное, как и многие одесситы, — фирму называть не будем, упомянем только, что речь шла об окнах, за которыми всегда тепло. Паша Коломийчук играл некоего чукчу, спрятавшегося посреди тундры от холода за одним-единственным окном с репликой: "Тепло, однако!". Было смешно, и продукция фирмы тут же начинала вызывать доверие. Павел стал заниматься преподавательской работой. Пытался руководить театральными кружками и студиями, но прекратил, как только понял, что любительство ему неинтересно, а дать молодым ребятам реальный жизненный ориентир в мире театра (чтобы диплом выдать или свидетельство, позволяющее найти работу в профессиональном коллективе) — нет возможности. А для общего развития преподавал — в университете, в интернате № 4. Вел юмористическую рубрику в журнале "Пассаж" в течение четырех лет.
Так сложилось, что те, кто смотрел на меня в свое время снизу вверх, стали солидными людьми, — улыбается Паша. — А я так и остался каким-то шалопаем, мальчиком с улицы. Театральные заслуги забываются очень быстро, наше искусство мимолетно, профессия очень зависима от субъективных вещей, отношения руководства, необходимости в тебе, твоей личной коммуникабельности… Однако с удовольствием играю в театре те роли, которые есть у меня сегодня, ставил номера для нашей солистки Иры Ковальской, с которыми она занимала призовые места на международных конкурсах. Люблю сотрудничать с молодым балетмейстером Ольгой Навротской, которая пока недооценена театром… Ставил программы для театра "Ришелье". Уже поставил в театре качестве режиссера три музыкальные сказки, первым начал работать с Кириллом Туриченко, который теперь заслуженно считается звездой, подсказал нашему артисту балета Алику Бабенко идею заняться вокалом, — теперь это востребованный московский артист. Срежиссировал профессиональный конкурс детского творчества "Золотая нота", который, к сожалению, обрел спонсорскую поддержку только на один раз. Люблю ставить капустники, шутить, развлекать людей…
Несмотря на внешнюю легкость, юмор и жизнерадостность, у Павла Коломийчука имеются очень строгие принципы, касающиеся постановочной культуры, и очень серьезное отношение к режиссуре музыкального театра. Он отдает должное обаянию классической оперетты и сожалеет, что быстро сошла со сцены оффенбаховская "Жюстина Фавар", где у него была весьма выигрышная роль, эффектный дуэт с Викторией Фроловой (если учесть постановочные расходы, даже странно, почему столь недешевая постановка не задержалась в репертуаре). Ему хочется поставить и сыграть "Контрабас" по Патрику Зюскинду, работать под руководством хороших режиссеров и над постановками в различных жанрах, и стоит пожелать, чтобы все эти идеи были осуществлены.
Свой бенефис он ставит, конечно, сам, исполняя в нем центральную роль, как и подобает юбиляру-бенефицианту (хотя с самого начала видел сие представление не обязательно со своим участием). Мотивы позаимствованы из популярного фильма "31 июня" и его литературной первоосновы, к тому же обильно расцвечены злободневными поворотами сюжета. Будем следить за афишами…

Фото Олега Владимирского.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.