На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

ИЗ ПОЧТЫ РЕДАКЦИИ

Помогите найти спасенных кишиневцев...


На склоне лет трудно вспомнить, что было в жизни. Время, дела и события выветрили из памяти многое, особенно относящееся к детству и юности. Запомнилось лишь то, что забыть нельзя. Это Великая Отечественная война.
Война — это страшно. Многое об этом написано. Во время оккупации Украины фашисты создали концлагеря — лагеря смерти, в которых содержались военнопленные, мирные жители, женщины, старики и дети. Лагеря смерти фашисты создали и в селах Богдановка и Доманевка, которые тогда входили в Одесскую область. В эти лагеря согнали свыше 65 тысяч евреев из Молдавии, Бессарабии, Украины. Мы видели, как мучители издевались над узниками. Лагеря были огорожены колючей проволокой, с вышками, где были установлены пулеметы и прожектора. Людей содержали в бараках, конюшнях, фермах и пр. Они голодали, мерзли, болели, умирали. Затем их закапывали в оврагах.
В ноябре 1941 года через наш хутор Филипповка Александро-Дарского сельсовета Доманевского района Одесской области гнали более 2 тысяч евреев из Бессарабии в Доманевку на расстрел. Среди них были старики и дети. Был холодный мокрый день. Мы с девчонками раздавали им кукурузную мамалыгу, особенно детям. Но полицаи, сидя на лошадях, били нас плетками, и мы убегали.
Весной 1942 года мы пошли за хутор рвать траву для застилки земляных полов в доме. Там в поле увидели останки ребенка лет 4-5. Мы его обернули травой и закопали. Недалеко от этого места мы нашли труп мужчины. Сообщили старосте, и он дал указание старшим закопать все трупы, лежащие вдоль дороги.
А их было много. Ежедневно люди приезжали из Доманевки и рассказывали, что там людей расстреливают и вешают.
Так расстреляли семью Резник. У них была дочь Роза, подруга моей сестры Лены. В это же время расстреляли семью Розы Абрамовны Шойхет (бывшая зав. роно). Отец мой работал учителем, и они к нам часто приезжали в гости…
В январе 1944 года из Доманевки в Богдановку должны были гнать евреев на расстрел. Мой отец Ананий Иванович Стацюра, узнав об этом, обратился к старосте сельсовета (его звали Диомид Иванович Москальчук), чтобы он разрешил взять 20 человек якобы на работу в нашу общину (бывший колхоз). Разрешение было получено, и отец организовал сельчан, которые помогли доставить этих людей на наш хутор.
Их привезли в холодный зимний вечер. Среди них были и дети. Расселили по хатам. В основном, это были одесситы. Пять человек отец привел к нам в дом. Мы их накормили, обогрели. Жили они у нас января по март 1944 года. Они были из Кишинева. Это — Эрлих Сима, Эрлих Роза, Аныш Аня, пожилая женщина Фаня (фамилии не помню) и девочка Ева лет 4-5. Они работали в общине на фермах, конюшнях,
а когда стало тепло и сухо — убирали поля от сорняков.
28 марта советские войска освободили наш хутор, а 10 апреля — Одессу. Одесситы пешком ушли в родной город, а когда освободили Кишинев — ушли и кишиневцы.
Мой отец после освобождения воевал, был тяжело ранен. Во время оккупации он, рискуя жизнью своих 4 детей, спас 20 евреев, среди которых были дети. Отец умер в 1960 году.
Моя сестричка Елена Ананьевна Стацюра 1923 года рождения всегда мечтала найти спасенных кишиневцев. Умерла она в 2005 году. Перед смертью просила меня разыскать этих людей, что я и пытаюсь сделать. Они и мне не чужие. В те годы я уже была большая девочка и всячески помогала своей сестре и двум братьям выжить в то тяжелое время — самим и тем людям, с которыми нас свела судьба.
Помогите найти. Может быть, кто-нибудь из них еще жив.

Мария СТАЦЮРА (БАТУЕВА).

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.