На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

УКРОЩЕНИЕ СТРОПТИВОЙ


В Австрии прошли памятные мероприятия по случаю 70-летия захвата ее территории нацистской Германией. Канцлер Альфред Гузенбауэр и президент Хайнц Фишер выступили сопредседателями специальной парламентской сессии, посвященной аннексии Гитлером Австрии 12 марта 1938 года. А за стенами парламента на Площади героев были зажжены 80 тысяч свечей — в память о каждом из австрийских евреев и всех тех, кто погиб в стране от рук нацистов…

Юлия КАНТОР, доктор исторических наук "Время новостей"

"Фюрер был в экстазе", "Гитлер ликовал", "рейхсканцлер лил слезы умиления", "он был в состоянии, близком к истерике" — так описывают в воспоминаниях состояние Гитлера после "добровольного" присоединения Австрии к Великой Германии. Еще в 1924 году никому не известный политический экстремист, австриец по происхождению Адольф Гитлер в книге "Майн кампф" писал, что объединение Австрии с Германией является его жизненной задачей, которую надо осуществить любыми возможными средствами. Захват Австрии, получившей независимость по версальским соглашениям, был для рейха первым шагом по пути на восток и к развязыванию второй мировой войны.
Считавший себя непризнанным художником, неоднократно проваливавший экзамены в Венскую академию художеств, Гитлер был вынужден в 1913 году отправиться искать счастья в соседнюю Германию, в Мюнхен. А 25 лет спустя — пересек германо-австрийскую границу в обратном направлении. Уроженец крохотного городка Браунау (мрачная ирония судьбы: "браун" по-немецки — "коричневый"), подсобный рабочий на стройке и обитатель ночлежек для бездомных теперь возвращался на родину как "вождь объединенной нации". То было нацистское "укрощение строптивой".

«НЕКОТОРЫЕ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ»

Уже с весны 1933 года (то есть сразу после прихода нацистов к власти в Германии) отношения между Берлином и Веной становились все более напряженными. Новое германское руководство хотело активно влиять на внутриполитическую жизнь Австрии, внедряя свою агентуру во все государственные структуры этой страны. Австрийское правительство сторонника правых Энгельберта Дольфуса, тем не менее, пыталось противостоять германской инвазии.
19 июня 1933 года была запрещена деятельность Национал-социалистической партии Австрии (после мартовской победы национал-социалистов на выборах в Германии попытки инфильтрации нацистов в австрийскую внутреннюю политику стали угрожающими). Характерно, что репрессиям в Австрии подверглась не только нацистская партия, но и местные социал-демократы и коммунисты. Ответом на действия австрийских властей стал инспирированный Германией в 1934 году нацистский путч, во время которого Дольфус был смертельно ранен. Его сменил существенно более лояльный к Германии сторонник "стратегии независимости путем тактики уступок" Курт фон Шушниг.
7 марта 1936 года германские войска вошли в демилитаризованную после первой мировой войны Рейнскую зону, впервые на деле нарушив Версальский договор. Европа и СССР ограничились сдержанным неодобрением. Никаких санкций "европейского сообщества" не последовало.
Отношения Берлина и Вены, напротив, казалось бы, стали улучшаться — 11 июля 1936 года было подписано Дружественное соглашение между Германией и Австрией. В соглашении подтверждалось, что "вопрос об австрийском национал-социализме" есть внутреннее дело Австрии, и Германия не окажет на него влияние ни прямо, ни косвенно. В обмен на это заявление австрийское правительство обязалось "в своей общей политике, и особенно в отношении Германской империи, придерживаться той принципиальной линии, которая соответствует факту, что Австрия признает себя немецким государством".
5 ноября 1937 года на совещании в имперской канцелярии в Берлине рейхсканцлер Гитлер объявил о намерении аннексировать Австрию и Чехословакию. А две недели спустя в немецком Оберзальцберге он встретился с представителем английского правительства лордом Галифаксом. Галифакс заявил, что англо-германские переговоры могли бы подготовить почву для создания пакта четырех западных держав, на основе которого мог быть построен европейский мир. И с редкой для британской дипломатии определенностью отметил, что Германия расценивается исключительно как великая и суверенная страна, и английская сторона полагает, что возможны изменения предписанного Версалем статус-кво в "некоторых территориальных вопросах".
Галифакс пояснил: "К этим вопросам относятся Данциг, Австрия и Чехословакия. Англия заинтересована лишь в том, чтобы эти изменения были произведены путем мирной эволюции, и чтобы можно было избежать методов, которые могут причинить дальнейшие потрясения, нежелательные ни для фюрера, ни для других стран". Осенью 1937 года германский посол в Вене Франц фон Папен посетил Париж.
В беседе с французским премьером Леоном Блюмом он поставил условием достижения франко-германского "согласия" предоставление Германии "свободы рук в Австрии".

УЛЬТИМАТУМ ГИТЛЕРА

В конце января 1938 года в надежде урегулировать австро-германские отношения Карл фон Шушниг объявил о намерении встретиться с Гитлером. Посол Германии в Вене Папен передал Шушнигу слова Гитлера: "Гитлер приглашает вас на встречу в Берхтесгаден обсудить все разногласия, проявившиеся в результате соглашения от 11 июля 1936 года между двумя нациями. Данное соглашение между Австрией и Германией будет сохранено и подтверждено. Гитлер согласен принять ваши предложения и выступить с совместным коммюнике, в которое будет включено соглашение от 11 июля 1936 года". Шушниг проинформировал австрийский кабинет министров о решении отправиться в Германию. Кроме того, о его планах были извещены Муссолини, британский и французский послы и папский нунций.
12 февраля Папен и Шушниг прибыли на виллу Гитлера "Бергхоф". Но вместо беседы Шушнига ждал ультиматум. В течение двух часов Гитлер говорил австрийскому канцлеру о его неправильной, ненемецкой политике и в заключение сообщил, что принял решение так или иначе разрешить австрийский вопрос, даже если для этого понадобится применение военной силы. Он заверил Шушнига, что Австрия не может рассчитывать на поддержку какой-либо державы. Увы, это была правда…
Через несколько часов австрийская делегация во главе с Шушнигом была принята министром иностранных дел рейха Иоахимом фон Риббентропом — вручили текст германо-австрийского соглашения, которое больше походило на ультиматум. В этом документе, подготовленном в рейхсканцелярии, было, в частности, требование о назначении лидера австрийских нацистов Артура Зейсс-Инкварта министром общественной безопасности с правами контроля над полицейскими силами Австрии. Другого национал-социалиста — доктора экономического права Ганса Фишбека — германская сторона требовала назначить членом правительства по вопросам австро-германских экономических отношений и смежных с ними областей. По соглашению австрийское правительство обязывалось освободить всех находящихся в заключении членов Национал-социалистической партии Австрии, прекратить судебные дела против них, в том числе и против участников путча 1934 года, закончившегося гибелью канцлера Дольфуса, и восстановить их в должностях и правах. Германская сторона требовала также предоставить нацистам свободу пропаганды.
Особо оговаривалось военное сотрудничество. Стороны должны были провести "офицерский обмен": австрийская армия принимала для несения службы 100 германских офицеров и командировала столько же своих офицеров в вермахт. И это был не простой обмен опытом. Из дневника начальника оперативного отдела верховного командования вермахта Альфреда Йодля: "3 марта 1938 года. Вопрос об Австрии достигает критической точки. Туда должно быть командировано 100 офицеров. Гитлер хочет лично говорить с ними. Им надлежит заботиться не о том, чтобы австрийские вооруженные силы могли лучше против нас сражаться, а о том, чтобы они вообще не сражались". Декларация германского правительства о готовности подтвердить соглашение от 11 июля 1936 года — "снова заявить о признании независимости Австрии и невмешательстве в ее внутренние дела" — на таком фоне выглядела просто насмешкой.
Получивший "соглашение-ультиматум" Шушниг вновь встретился с Гитлером, который предостерег, что документ должен быть принят без изменений: "В противном случае дела пойдут своим естественным путем". Шушниг подписал соглашение, положения которого вступали в силу шесть дней спустя. Вернувшись со встречи, австрийский канцлер сказал: "Десять часов боролся с сумасшедшим". А четыре недели, прошедшие после встречи в Берхтесгадене, он назвал временем агонии Австрии.

«СНАЧАЛА НУЖНО ПЕРЕВАРИТЬ АВСТРИЮ»

20 февраля 1938 года Гитлер выступил в рейхстаге с речью, в которой выразил удовлетворение по поводу подписания 12 февраля соглашения с Австрией и поблагодарил Шушнига "за солидарность в вопросах политики обеих стран". Участник этих событий германский посол в Вене Папен вспоминал, что эта речь фюрера вызвала лихорадочные ожидания.
В ее основном разделе, посвященном Австрии, Гитлер заявил: "Я счастлив объявить, что за последние несколько дней стало возможно достичь новой ступени согласия с государством, которое по множеству причин особенно близко нам. Рейх и германская Австрия неотделимы друг от друга не только потому, что их населяет один и тот же народ, но и потому, что их объединяет общая история и культура". Заканчивая, Гитлер подчеркнул: "Только два прилегающих к нашим границам государства (Австрия и Чехия. — Прим автора.) охватывают массу в десять миллионов немцев. Мировая держава, исполненная собственного достоинства, не может долго мириться с тем, что стоящие на ее стороне немцы подвергаются тяжелым испытаниям из-за своих симпатий или за тесную приверженность своему народу".
Рейх готов был "взять под защиту" своих соотечественников в Австрии. Следующей на очереди была Чехословакия. Впрочем, как зафиксировал в дневнике председатель рейхстага Герман Геринг, "фюрер высказывает мысль, что решение чешского вопроса не представляется ему срочным, сначала нужно переварить Австрию". До полного "переваривания" осталось совсем немного.

БОЛЬШЕ НИКАКИХ УСТУПОК

Речь Гитлера транслировалась по австрийскому радио. Вслед за ней по стране прокатилась волна нацистских демонстраций. А 24 февраля в ответном радиовыступлении австрийский канцлер Курт фон Шушниг заявил, что более ни на какие уступки соседу Австрия не пойдет. Однако более никаких уступок уже не требовалось. Еще не закончился эфир, а двадцатитысячная толпа нацистов в Граце (второй по величине город Австрии) устроила настоящий погром: сбила громкоговорители, сорвала австрийские флаги и водрузила нацистские знамена. Аналогичные акции были устроены и в других городах. Полицией, по недавно подписанному соглашению, командовал нацист Зейсс-Инкварт, разумеется, предоставивший своим однопартийцам-штурмовикам полную свободу. Политическая жизнь Австрии была парализована. В таких условиях Шушниг решился на отчаянный шаг. 9 марта он объявил референдум по независимости страны, назначив его на 13 марта.
Из дневника Франца фон Папена, считавшегося в нацистском истеблишменте "проавстрийски настроенным", и во многом поэтому снятого с должности посла в Вене: "Австрийский канцлер отправился в Инсбрук на митинг "Отечественного фронта" (общественное движение, объединившее проправительственные правые и центристские организации. — Прим. автора.), где он собирался объявить о проведении плебисцита по вопросу о независимости Австрии. Гражданам предлагалось ответить "да" или "нет" на вопрос, хотят ли они, чтобы Австрия сохранила свою независимость. Об этом было объявлено вечером в среду, а референдум должен был состояться в воскресенье, иными словами, для его организации оставалось три дня. Избирательные списки не обновлялись многие годы, не было времени для правильной организации голосования в более изолированных горных районах (где, кстати, национал-социалисты имели сильную поддержку), а молодое поколение вообще не было зарегистрировано в качестве избирателей. Более того, австрийская конституция не содержала положения о таком референдуме, и ни президент, ни правительство не издали никакого декрета, который бы узаконил его проведение. Для меня было очевидно, что реакция Гитлера на плебисцит будет бешеной".
Далее события развивались с лихорадочной быстротой. Шушниг впервые после нескольких лет гонений на социал-демократов обратился к ним за поддержкой. Характерно, что социал-демократы были выпущены из тюрем по той же амнистии, что и нацисты. 4 марта социал-демократы Австрии заявили о поддержке Шушнига — в обмен на отмену запрета их партии. Шушниг согласился. Но было уже поздно. Взбешенный Гитлер принял решение о вторжении, объявив референдум "провокацией".

«СОСТОЯНИЕ, БЛИЗКОЕ К ИСТЕРИКЕ»

Папен вспоминал о своем срочном визите в Берлин после получения известия о проведении австрийского плебисцита: "В рейхсканцелярии... Главная приемная уже полна народу. Здесь царила напряженная атмосфера, которая, как я часто замечал, являлась аккомпанементом решительным действиям Гитлера. Здесь был Нейрат, представлявший Риббентропа. Министр внутренних дел Фрик явился в сопровождении нескольких своих чиновников. Геббельса окружали когорты людей из министерства пропаганды. Здесь был Гиммлер с дюжиной офицеров СС гигантского роста. Браухич и Кейтель со своими адъютантами выступали представителями вооруженных сил. Все они немедленно накинулись на меня, интересуясь новостями о положении в Вене. Меня проводили к Гитлеру, который находился в состоянии, близком к истерике".
9 марта Гитлер уполномочил назначенного министром внутреннего управления и безопасности Австрии Зейсс-Инкварта добиваться отмены плебисцита. А после разговора с начальником верховного командования вермахта Вильгельмом Кейтелем и другими генералами фюрер утвердил план операции по захвату Австрии под названием "Отто". Международная обстановка благоприятствовала динамичным действиям рейха по решению "австрийского вопроса": 10 марта ушел в отставку французский кабинет министров; Муссолини удалился в свою загородную резиденцию "Рока-делле-Каминате"; сдержанная позиция Англии по австрийскому вопросу к этому времени мало у кого вызывала сомнения…
11 марта начались демонстрации нацистов во всех крупных городах Австрии. С утра в европейские столицы стала стекаться информация о закрытии австро-германской границы и передвижении германских войск в сторону Австрии. Из дневника Йодля: "10 марта 1938 года. Неожиданно и без консультации с министрами Шушниг назначил проведение плебисцита на воскресенье, 13 марта, что при отсутствии планомерно проведенной подготовки должно повлечь за собой выигрыш сильного большинства легитимистами. Фюрер полон решимости не потерпеть этого (то есть победы противников аншлюса. — Прим. автора.). Фюрер желает направить австрийскому правительству ультиматум.
ВВС выделяют 300 "Юнкерсов" для разбрасывания пропагандистского материала, помимо этого на гражданских аэродромах стоят наготове одна истребительная авиагруппа, три бомбардировочные эскадрильи и две роты посадочно-десантных войск с транспортными самолетами. Сухопутным войскам придаются войска СС в количестве 40 тыс. человек, полиция и соединение "Тотенкопф" (мрачно знаменитая беспрецедентной жестокостью в годы второй мировой "Мертвая голова". — Прим. автора.) Верхней Баварии в качестве 2-го эшелона. ВВС предусматривают на завтра большой вылет в психологических целях. Полицейские силы привлекаются во всех необходимых случаях и проводятся через войска".
11 марта в два часа ночи Гитлер подписал директиву № 1 верховному командованию вермахта (ОКВ) — о вторжении в Австрию.
"Директива ОКВ № 1
от 11 марта 1938 года.
Совершенно секретно.
Только для командования.
1. Я намерен, если другие средства не приведут к цели, осуществить вторжение в Австрию вооруженными силами, чтобы установить там конституционные порядки и пресечь дальнейшие акты насилия над настроенным в пользу Германии населением.
2. Командование всей операцией в целом я принимаю на себя.
3. Задачи:
а) сухопутным войскам вступить на территорию Австрии в соответствии с представленным мне планом; ближайшая задача сухопутных войск — оккупировать Верхнюю Австрию, Зальцбург, Нижнюю Австрию, Тироль, быстро овладеть Веной и выставить заслон на австрийско-чешской границе;
б) военно-воздушным силам вести демонстративные действия и сбрасывать пропагандистские материалы; овладеть австрийскими аэродромами для возможного приема дополнительных сил; оказывать необходимую поддержку сухопутным войскам соответственно их запросам, а также держать боевые соединения в готовности к выполнению особых задач.
4. Выделенным для операции соединениям сухопутных войск и военно-воздушных сил находиться в походной и боевой готовности не позднее 12.00 12 марта 1938 г.
5. Войскам действовать с учетом того, что мы не хотим вести войну с братским народом. Мы заинтересованы в том, чтобы вся операция прошла без применения силы, как мирное вступление в страну, население которой приветствует наши действия. Поэтому избегать всяких провокаций. Но если будет оказано сопротивление, то сломить его с полной беспощадностью силой оружия".
В 14 часов 11 марта Зейсс-Инкварт сообщил Герингу о решении Шушнига отменить плебисцит. Но Геринг ответил, что этого недостаточно. После совещания с Гитлером он сообщил новый ультиматум: отставка Шушнига и назначение канцлером Зейсс-Инкварта, о чем в течение двух часов необходимо было проинформировать Берлин.
Без десяти восемь вечера Шушниг выступил по радио с речью о своей отставке и заявил: "Президент Миклас просил меня сообщить австрийскому народу, что мы уступаем силе, так как мы не готовы в этой ужасной обстановке к пролитию крови, и мы решили приказать войскам не оказывать сопротивления". (После аншлюса Шушниг был арестован и отправлен в Дахау.) В это же время Зейсс-Инкварт сообщил по телефону в Берлин, что ультиматум принят, и в Вене ждут отмены директивы о вторжении. Вместо отмены Геринг продиктовал специальному представителю Гитлера в Австрии Вильгельму Кеплеру текст телеграммы от имени "нового канцлера Зейсс-Инкварта": "Временное австрийское правительство, видя после отставки правительства Шушнига свою задачу в том, чтобы восстановить спокойствие и порядок в Австрии, обращается к германскому правительству с настоятельной просьбой поддержать его в выполнении этой задачи и помочь предотвратить кровопролитие. С этой целью оно просит германское правительство как можно скорее прислать немецкие войска".
В это время немецкие танки и части пехоты приближались к австрийской границе. 12 марта вся страна была оккупирована вермахтом. 13 марта специальным законом, объявленным "правительством Зейсс-Инкварта", Австрия была включена в Германскую империю.
Вечером 11 марта официальный представитель правительства Великобритании лорд Галифакс предложил английскому послу в Берлине Гендерсону выразить германскому правительству протест против вмешательства во внутренние дела Австрии. Протест был выражен и французской стороной. В обеих нотах (французской и английской) отмечалось, что нарушение Германией независимости Австрии может повлечь за собой непредсказуемые последствия в Европе. Берлин фактически отклонил ноты, заявив, что "отношения между Австрией и Германией являются внутренним делом немецкого народа".

СВИДАНИЕ С РОДИНОЙ

12 марта в 8 часов утра Гитлер вылетел из Берлина в Мюнхен, в 15 часов 50 минут он был уже в родном Браунау, а в 20 часов Зейсс-Инкварт приветствовал Гитлера в Линце, где прошли школьные годы фюрера. Гитлер пообещал, что Австрия будет присоединена к Германии, и это будет утверждено "свободным и тайным голосованием", которое пройдет 10 апреля в двух странах. В Вене Гитлер появился 14 марта — на митинге у дворца Хофбург, всемирно известной резиденции Габсбургов.
В течение месяца Гитлер выступил в десятках городов Австрии, позиционируя себя как австрийца, мечтающего вернуть "свою родину в лоно рейха".
А немецкая карта разыгрывалась по ту сторону границы — в Германии Гитлер и Геббельс напирали на "необходимость защиты австрийских немцев".
В результате на референдуме, прошедшем 10 апреля 1938 года, за уже состоявшийся и де-юре, и де-факто аншлюс в Германии проголосовало 99,08, а в Австрии — 99,75 процента участников плебисцита. Этим цифрам, разумеется, не стоит доверять полностью: ход голосования и подсчет бюллетеней проходил, мягко говоря, с использованием "административного ресурса".
Но печальный факт, что подавляющее большинство австрийцев без всякого нажима принесло свою страну в жертву нацистскому рейху, неопровержим. Гитлера повсеместно встречали нацистскими флагами и нацистским приветствием — и в столице, и в провинции. Об этом писали не только германские газеты, но и западноевропейская пресса. Тысячи людей забрасывали цветами танки со свастикой, ползущие по горным дорогам. Трудно предположить, что "всенародное ликование" было организовано исключительно силой оружия. "Я был встречен такой любовью, — умилялся Гитлер, — какой раньше нигде не встречал".
Пока рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер трудился над созданием первого в Австрии концлагеря Маутхаузен, в Вене толпу развлекали уже совсем по-новому. Евреев под улюлюканье выгоняли на центральные площади столицы чистить мостовые и общественные уборные зубными щетками. Национальные кумиры Австрии — Зигмунд Фрейд, Стефан Цвейг, Имре Кальман и другие "расово неполноценные" — здесь больше были не нужны. В первые же дни после аншлюса по распоряжению Геринга были перекрыты границы и организован Комитет по еврейской эмиграции под руководством австрийского нациста Рудольфа Эйхмана. Право на выезд получили единицы — в обмен на свои состояния. Остальным предстояло "эмигрировать" в Освенцим и другие лагеря уничтожения. Профессуру Венской академии художеств, той самой, где живописные потуги фюрера были признаны бездарными, отправили сдирать уличные плакаты, напоминавшие о несостоявшемся мартовском плебисците о независимости Австрии… Австрийские немцы стали гражданами рейха, представители других национальностей (за исключением, разумеется, евреев и цыган, объявленных вне закона) — ее подданными. Гитлер лишил свою родину не только независимости, но и имени. Австрии больше не существовало: появилась восточная провинция рейха — Остмарк.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.