На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

ЕЩЕ РАЗ О "ЮГО-ЗАПАДЕ"


Аркадий ВАЙНЕР (Одесса) Эдуард КУЗНЕЦОВ (Нижний Новгород)

Интерес к Одессе бесконечен. Он подогревается ощущением не проходящего своеобразия, уникальности, необычности... В век стирания граней, стандартизации, эклектики Одесса продолжает привлекать "лица необщим выраженьем". Все, любящие Одессу и знающие ей цену, достаточно хорошо понимают, что ее апогей - в прошлом, но и отраженный свет сияет ярко и победительно. Поэтому обращения к не столь давнему, но славному былому возникают по разным поводам постоянно.
В эпоху отсутствия литературы так греет душу знание того, что, казалось бы, совсем недавно литература эта существовала, и немалая ее составляющая имела самое непосредственное отношение к Одессе. Тут зарождалась любовь к словесности будущих знаменитых писателей, тут формировалось их мастерство. И хотя об этой литературе говорилось и писалось неоднократно, тема никогда не будет исчерпана. Ей посвящена и книга Е. Каракиной "По следам "Юго-запада", вышедшая в Новосибирске в 2006 году. Она - об известных писателях-одесситах, об их победах и поражениях, об их родном городе. Каракина задалась целью помимо рассмотрения индивидуальных особенностей творчества одесских авторов отыскать в созданной ими литературе то общее, что можно было бы назвать юго-западной школой.
Книга написана нестандартно, со знанием дела, не оставляющем сомнений в детальной посвященности автора в подробности жизни и творчества ее героев. Обращает внимание своеобразный взгляд на литературу советского прошлого и ее своеобразные же субъективные оценки. В книге внимательно рассмотрены специфические черты, присущие литературе "юго-запада" (с излишне ироничным отношением к наукообразию терминологии): "дискретность фабулы", "карнавализация пространства", "перегруженность метафорой", "превалирование описания над повествованием". Плюсом к этому на страницах книги встречаются и другие характеристики, продолжающие приведенный перечень: автобиографичность, импрессионизм, "гомерическое жизнелюбие" и, конечно, любовь к Одессе.
Однако, несмотря на скрупулезное выявление общих черт, присущих одесской литературе, достоверно обосновать главную идею книги не удалось. Все определенные и подчеркнутые качества литературы "юго-запада" никак не сложились в понятие школы. Из всего того, что ее составляет - "направление", "единство", "общность", "преемственность", "традиции", - разве что "общность" в какой-то мере можно отнести к тому явлению, что возникло в Одессе в начале XX века. Да, у одесских писателей было много общего, но еще больше было отличного. Они не представляли собой союза единомышленников, каждый работал по-своему и, конечно, ни при каких обстоятельствах они не могли породить (и не породили) последователей.
Читая книгу о "юго-западе", нельзя не отметить явную нехватку сведений об авторах "второго ряда", о тех, кто был возле будущих "вершин". Имеется в виду та масса молодых людей, приверженных литературе, начинавших вместе с Катаевым, Олешей, Славиным и другими, по разным причинам не ставших впоследствии знаменитыми. В книге лишь бегло названы имена З. Шишовой, А. Фиолетова, В. Бабаджана, А. Биска, П. Сторицына. Круг этот очерчен бледно и неполно; он явно оказался обделен тем вниманием, что заслуживает. Уж если сделана попытка говорить о школе, то как было не сказать об этой мощной поросли талантов, взаимодействие с которыми и стимулировало развитие способностей тех, кто сегодня значится в первом ряду? Их взаимный интерес, увлеченность, споры и соперничество создавали неповторимую атмосферу, способствующую профессиональному росту. Все были равны в стремлении к овладению литературным мастерством: кто-то был более одарен, кто-то менее, но не это определило их дальнейшие пути и успехи.
В то время все зависело от складывающихся обстоятельств. Кто-то уехал в Москву, кто-то остался в Одессе, кто-то покинул страну, кто-то умер, кого-то убили... Но без их участия, без той общности, что роднила их в любви к литературе, не было бы одесского феномена, а может быть, не было бы ни Катаева, ни Олеши, ни Ильфа - таких, какими они стали и какими мы их знаем.
Книга написана неровно. Желание сказать красиво и оригинально не всегда идет на пользу излагаемому материалу. Встречаются в книге соображения, высказанные походя, с которыми трудно согласиться. Например, "русская литература конца XX столетия вышла из исповедальной олешинской прозы". Или категорическое заявление о том, что "ни один порядочный человек не приближался на пушечный выстрел к РАППу". (Если внимательно почитать "Книгу прощания" Ю. Олеши, окажется, что деятели РАППа для него сделали немало добра.) Без видимых оснований оказался причислен к "комсомольским поэтам" И. Сельвинский. Вряд ли допустим тон, в котором говорится о Н. Гарине-Михайловском как о "порядочном авторе".
Верные и точные наблюдения автора перемежаются в книге с чрезмерно субъективными характеристиками писателей. Для одних отыскивается немало оттенков черной краски, для других предпочтение отдается краскам голубым и розовым. То, что выглядит плюсом у героя, для автора, положительного во всех отношениях, превращается в минус у менее привлекательного (например, интеллигентность у И. Ильфа и у Л. Славина).
Говоря о книге, нельзя не упомянуть об иллюстрациях. Достойно похвалы введение в обиход редко появляющихся портретов писателей в исполнении литераторов. В данном случае они особенно ценны тем, что в большинстве своем выполнены одесситами. (Это лишний раз подчеркивает их безграничную талантливость.) Однако подпись под одним из рисунков может ввести читателей в заблуждение. На стр. 47 значится: "Остап Бендер. Рисунок Кукрыниксы. 1931. Прототипом был Осип Шор, родной брат Натана Шора (Анатолия Фиолетова)". Все как будто правильно (хотя и тут не все однозначно). Следует только учесть, что подпись эта относится не к нарисованному портрету Бендера, а к его "романному" образу. Прототипом портрета Кукрыниксов в свое время стал художник Федор Богородский, как и Бендер, обладавший авантюрной биографией.
Ознакомившись с книгой, можно констатировать, что ее появление - факт отрадный. Автор во многом по-новому взглянул на обросшие штампами характеристики знакомых писателей. Хорошо, что в Одессе любят и почитают земляков-литераторов и всячески пропагандируют их творчество. В конечном итоге, выигрывает от этого читатель, которому никогда не следует забывать о славных достижениях прошлого.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.