На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

ДАЙДЖЕСТ

ЖИРИНОВСКИЙ НАШЕЛ МОГИЛУ ОТЦА. В ИЗРАИЛЕ...

     На пресс-конференции, состоявшейся 25 июня в тель-авивском отеле "Hilton", лидер ЛДПР и вице-спикер Госдумы Российской Федерации Владимир Жириновский представил журналистам своего двоюродного брата, единственного родственника по линии отца. А также рассказал о том, что нашел на кладбище города Холон неподалеку от Тель-Авива могилу своего отца. Лидер ЛДПР показал фотографии из семейного архива и документы, свидетельствующие о том, что его отец, Вольф-Ицхак Эдельштейн, "агроном и коммерсант", действительно похоронен в Израиле. Ранее Жириновский сообщал, что безуспешно "искал следы отца в Казахстане, в Польше, в Сорбонне, где он учился".
     "NEWSru.co.il" напоминает, что еще в январе 2003 года заместитель председателя Госдумы Владимир Жириновский, находясь с визитом в Израиле по приглашению Прогрессивной либерально-демократической партии (ПЛДП) Израиля, заявлял: "Моя мама — русская. Все разговоры о том, что мой отец еврей, о том, что я наполовину еврей, это слухи. Об этом говорит весь мир, но мне хотелось бы посмотреть документы".
     Во время того визита МИД Израиля рекомендовал представителям правительства не встречаться с Жириновским. Жириновский же заявил, что "тот, кто называет меня антисемитом, использует против меня пропаганду. Это неправда. Я не антисемит и не фашист. Евреи очень умны и очень талантливы, как никто другой в мире. Я не провокатор. Иногда полезно подразнить людей, вылить им на голову ушат воды или отшлепать… Я за вас, а не против вас. Все, что приписывали мне в моем антисемитском прошлом, осталось в прошлом. Мои взгляды изменились".
     Ранее в своей книге "Иван, закрой свою душу", которая вышла в свет в июле 2001 года, Жириновский писал, что его отец был евреем и что многие его родственники были убиты фашистами. "Мой отец был евреем, польским евреем, — пишет Жириновский. — Его звали Вольф Исаакович Эйдельштейн". (В 1994 году были обнародованы данные из милицейских архивов, согласно которым Владимир Эйдельштейн сменил свою фамилию на Жириновский, когда ему было 18 лет.) В той же книге содержатся такие пассажи: "Коммунизм придумали евреи. Мои университеты, моя учеба прошла под знаком и огромным влиянием этой еврейской заразы... Евреи являются источником этой суперзаразы, этой чумы ХХ века — коммунизма"; "Почему я должен отказываться от русской крови, русской культуры, русской земли и любить весь еврейский народ из-за одной капли крови, которую мой отец оставил в теле моей матери?"
     18 августа 2004 года Жириновский публично выступил против инициативы членов Госдумы РФ отметить в России День памяти жертв Холокоста и отказался встать и почтить память жертв минутой молчания.
     А недавно Жириновский заявил о своем намерении участвовать в президентских выборах в 2008 году. Лидер ЛДПР не исключил возможности создания коалиции с КПРФ и другими оппозиционными партиями. "Если мы все объединимся, включая 10 — 12 партий, то будем в состоянии противостоять "Единой России". Для этого необходимо отбросить в сторону все личные амбиции, а основываться при выборе лидера только на общественном мнении. На данный момент все опросы показывают, что таким лидером мог бы быть я", — подчеркнул Владимир Жириновский.

Лидер ЛДПР начал пресс-конференцию со слов: "Я 60 лет не имел никакой информации о моем отце". Он напомнил журналистам: "Много раз меня упрекали в том, что я не мог сказать, где, когда, что с ним произошло, теперь я получил все документы", — заявил Жириновский.
"Я начинал его искать 50 лет назад. Наконец, общими усилиями — моими собственными, журналистов и дипломатов российского посольства в Израиле — я получил полную информацию о моем отце", — сообщил Владимир Жириновский, впервые подробно рассказавший об истории своей семьи: "Мой отец — Вольф Эдельштейн — родился в 1907 году в Российской империи, в городе Костополь Ровенской области. Но в 1920-м году место, где он жил, стало территорией независимой Польши. В 1939-м эта территория отошла к Советской Украине. В 1941-м началась война, Ровенская область была захвачена фашистами, дедушка с бабушкой, сестра отца и ее дочь были расстреляны. А мой отец со своим младшим братом Ароном успели эвакуироваться в Алма-Ату. И там мой отец познакомился с моей матерью Александрой Павловной Жириновской, а его брат — с другой беженкой — Бэллой, она была из Ленинграда. И вскоре они там поженились. Они прожили там пять лет, в период войны".

Александра Жириновская называла своего мужа Волей или Володей, потому что немецкое имя Вольф старалась не произносить в годы войны. Лидер ЛДПР предполагает, что потому и его она назвала Владимиром — в честь отца.
Далее Жириновский рассказал: "После войны, в 1946 году, поскольку у отца и его брата были польские паспорта (они их получили при рождении, а Украина не успела им выдать советские паспорта), их по приказу Сталина отправили в Польшу, в Варшаву. Там все было разрушено, все родственники расстреляны. Когда мама привозила меня туда, чтобы показать отцу, мне было три месяца. Она просила его вернуться в Советский Союз. Но в советском посольстве сказали, что сама она может вернуться, как гражданка СССР, а ему визу не дадут, поскольку тогда были сложные отношения в мире. Отец написал несколько писем матери, а в последнем письме написал: "У вас плохо относятся к тем, кто ведет переписку с заграницей. Чтобы вас не подводить, больше писать не буду". И всё, с сентября 1946 года все контакты прекратились, и моя мать ничего не знала об отце".
"Когда я подрос, — продолжил свой рассказ Владимир Жириновский, — она мне рассказала, что он учился во Франции, но спутала, решила, что в Париже, в Сорбонне. Теперь мы выяснили, что он учился в Гренобле. У меня есть документ о том, что отец в ноябре 1932 года окончил Гренобльский университет, юридический факультет. Мы знали про юридический факультет, и из этого мама и я сделали вывод, что он был юристом. Оказалось, что он был не юристом, а внутри этого юридического факультета окончил коммерческое отделение, поэтому у него было коммерческое образование. И второй факультет, который он окончил, — это агрономический. То есть он — коммерсант-агроном. А я 60 лет думал, что он
— юрист. Юристом был его младший брат Арон, который учился на юридическом факультете Варшавского университета (вместе с Менахемом Бегином). Я знал, что из Польши они с братом собирались ехать то ли в Америку, то ли в Израиль, но в Америку они, как выяснилось, не поехали".
По словам Жириновского, он обращался не только к властям Украины и Польши с просьбой о помощи в розыске отца, но также и в Красный Крест, и в университеты Франции. Но никаких сведений получено не было.
"Весной этого года, — продолжил вице-спикер Госдумы, — по телеканалу "RTVI", а потом по каналу "НТВ" прошла информация, что здесь, около Тель-Авива, на кладбище Холона находится могила, данные которой совпадают с данными моего отца. Российские дипломаты связались со всеми компетентными органами — МВД Израиля, раввинатом — и получили подтверждение, что речь действительно идет о моем отце. Совпали имя, отчество, фамилия, место и дата рождения".
Согласно сведениям, полученным В. Жириновским, его отец вместе с братом Ароном и его женой Бэллой репатриировались в Израиль в 1949 году. В 1951-м отец Жириновского женился второй раз — на репатриантке из Польши Лоле Киглевич (скончалась в 1991-м году, похоронена вместе с мужем), но детей у них не было. За год до того в семье его брата Арона родился сын Ицхак (теперь он единственный прямой родственник Владимира Жириновского по линии отца, так как Арон Эдельштейн уже умер).
По рассказу Владимира Жириновского, по приезде в Израиль его отец "получил комнату в бараке на улице Шлош, дом 4", а с 1953 года жил в Тель-Авиве, в съемной двухкомнатной квартире на улице Дизенгофа, 121/3. Все годы в Израиле он работал в фирме "Амир", которая занималась закупкой сельхозтехники. Одно время Вольф и Арон Эдельштейны состояли в правой партии "Херут", возглавляемой Менахемом Бегином.
Отец В. Жириновского скончался при трагических обстоятельствах: он был сбит автобусом при переходе улицы около своего дома, его доставили в больницу "Ихилов" с переломами бедра и сильными ушибами, уже в больнице случился инсульт, и 20 августа 1983 года Вольф Эдельштейн умер в возрасте 76 лет. На могиле написано: "Здесь похоронен Зеэв (Вольф) Эдельштейн, сын Ицхака (Изика) из Костополя (Польша), годы жизни 1907 — 1983".
До последнего времени у Владимира Жириновского была лишь одна фотография отца, с помощью которой он пытался разыскать, теперь двоюродный брат Ицхак Эдельштейн передал ему семейный архив: около 120 фотографий, причем на некоторых из них господин Жириновский узнал свою мать и себя в младенческом возрасте. На память об отце Жириновский увозит из Израиля помимо фотографий сахарницу и блюдо, которыми он пользовался, а также одеяло, которым в последние годы жизни накрывался отец.
"Всю жизнь я искал его. Я верил, что он жив. Я верил, что когда-нибудь он найдет меня, — говорил Жириновский об отце со слезами на глазах. — Но нет худа без добра. Я старался подражать ему. Тоже окончил два факультета. И сумел достичь определенного положения, даже не имея поддержки отца".
Когда был задан вопрос о том, как повлияло на него обнаружение могилы отца, Владимир Жириновский расплакался и долго не мог взять себя в руки. При этом он припомнил, что младший брат отца умер в 90 лет: "Значит, род был сильный", — добавил он. Жириновский предположил, что и его отец мог бы жить дольше, если бы рядом с ним были его дети. "Он-то знал, что где-то в России у него есть сын… Он чувствовал, что я есть. И я чувствовал, что он где-то есть… Теперь вот с ним встретился у могилы, — сказал со слезами в голосе лидер ЛДПР. — И все в меня тыкали пальцем — мол, чей я сын? А виноваты во всем были фашисты, немцы… А я при чем?"
Говоря о своих предках, Жириновский добавил: "Родословная у них нормальная, приличная, и поэтому я благодарен дипломатам, и журналистам, и раввинам, которые сумели, наконец, всю информацию поднять".
Своего единственного прямого родственника по отцовской линии Владимир Жириновский именует "средним израильтянином". Ицхаку Эдельштейну 56 лет, он владеет небольшой фирмой "Тера", имеет магазин по продаже предметов домашнего быта. Во время общения с журналистами Жириновский пообещал прислать кузену "кое-какие вещи", чтобы он мог выставить их на продажу.
Ицхак говорит на иврите и по-английски, по-русски он знает лишь одно слово "спасибо".
"До недавнего времени я ничего не знал об этом кузене, — рассказал Ицхак. — Я считал, что у моего дяди не было детей. Я рос, как и его сын. Я знал, что когда-то отец и его брат были в Казахстане. Мой папа там познакомился с моей мамой. Я родился уже в Израиле. Теперь я понимаю, что в семье было много тайн. О прошлой жизни здесь, в Израиле, никто в семье не говорил… Несколько дней назад позвонил какой-то человек, говоривший на иврите с русским акцентом. И он стал спрашивать обо всяких подробностях. Он спросил: "Ты — Ицхак? Ты знаешь человека по имени Вольф Эдельштейн?" "Конечно, — ответил я. — Это мой дядя".
Он рассказал мне, что есть какие-то родственники, которые интересуются в самом ли деле это тот, кого они ищут. Так начался диалог по электронной почте. Я послал фотографии. Он послал единственную фотографию, которая у него была. И я увидел, что это мой дядя (на фотографии). Мы решили поговорить. Я получил номер его телефона. Он сказал в разговоре, что собирается в Израиль, что хотел бы встретиться. Я знал только одно: что его зовут Владимир, что ему 60 лет и что он скоро приедет в Израиль с еще несколькими людьми. Я поехал в аэропорт, чтобы его встретить.
У меня была табличка "Vla-dimir". Мы увидели друг друга, они подошли, мы обнялись — и я сказал ему, что я его двоюродный брат. Все это время я знал только имя.
Я рассказал ему все, что знал о семье, о Катастрофе… Он сказал мне, что в книге, которую он написал, он рассказывал о том, что его отец был евреем из Польши, что звали его Вольф Эдельштейн, что его брата звали Арон. И уже потом один из людей, которые с ним были, сказал: "Ты хоть знаешь, кто он? Он лидер третьей по влиятельности партии в России. Его зовут Владимир Жириновский". Я знал, кто такой Владимир Жириновский. Он известный человек. Вот так вдруг у меня — через 56 лет — появился кузен. Счастье, что кто-то у него нашелся, ведь, кроме меня, по линии отца никого нет…
Тем же вечером мы вернулись в мой дом и искали старые фотографии. Мы нашли закрытый конверт, на котором было написано "С.С.С.Р.". И были там фотографии людей, которых я не знал. И он сказал мне: "Это я". Друзья, говорящие по-русски, прочитали мне: там было написано "Дорогому Вольке от Александры. Это твой сын"… Никакой ошибки не было, это были его фотографии. Он расспрашивал обо всем: где отец жил, что он делал. Я рассказал все, что знал. Обо всех родственниках. Мы вместе поужинали в семейном кругу… Вот и весь рассказ. Я очень рад за него. Он 60 лет искал отца"...
Завершая пресс-конференцию, Владимир Жириновский заверил присутствующих, что намерен поддерживать отношения с обретенным братом и уже пригласил его с сыновьями в Москву.

"NEWSru.co.il".

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.