На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

ИЗ ПОЧТЫ РЕДАКЦИИ

Помнить и любить


Двадцатого января в "Моадоне" на Нежинской, 77/79, состоялась демонстрация фильма "Из пепла", посвященная памяти сожженных и замученных узников концлагеря "Аушвиц". Действие фильма построено на воспоминаниях бывшей узницы концлагеря Гизелы Перл.
Этот фильм перенес меня в далекие дни войны, когда в нашей многострадальной семье погибло тринадцать человек: десять мученической смертью в гетто, а трое — на фронте. Я посчитала своим долгом имена всех погибших отослать в Музей памяти жертв Катастрофы "Яд ва-Шем" в Иерусалиме, где в 2005 году они были увековечены.
Многое всколыхнулось в памяти: три года на оккупированной территории в селе Трояны Бердянского района Запорожской области, где меня прятали в погребе, так как я сильно картавила. Приютили и спасли нас с мамой русские люди, семья Лаушиных, которые делились с нами последним куском, рисковали жизнью. Спасибо им огромное.
Моя мама день и ночь переживала, что меня убьют. Когда немцы отступали, то жгли дома. Нам удалось ночью спрятаться в кукурузе, которую они простреливали из автоматов. Нас спасло то, что три дня и три ночи шел проливной дождь. А мы лежали на земле не шевелясь — как мы не простудились и остались живы, только Б-гу известно!
После беспощадной кровопролитной войны в нашей семье в живых осталось восемь человек: я с мамой, мой двоюродный брат Леня Шварц, Ефим Григорьевич Резников, Мария Бениаминовна Гринберг, Евгения Абрамовна Факторович, ее муж Михаил Наумович, их сын Аркадий, мой двоюродный брат. Остальные погибли.
Открывает скорбный список мой отец Марк Абрамович Гельштейн, ушедший на фронт добровольцем, хотя он и имел бронь. Был он зенитчиком, геройски погиб под Севастополем в возрасте 34 лет.
У отца было три сестры: Мария Абрамовна Гельштейн (в замужестве Шварц), Евгения Абрамовна Гельштейн (в замужестве Факторович), Ада Абрамовна Гельштейн (в замужестве Резникова). Мария Абрамовна (1895-1941), ее муж Юлий Иосифович Шварц (1891-1941), их дети Иосиф Юльевич (1918-1941), Раиса Юльевна (1920-1941), моя бабушка Фрадя Рахман (в замужестве Гельштейн, 1875-1941) были замечены и расстреляны в гетто.
Из всей семьи остался в живых только мой двоюродный брат Леонид Юльевич Шварц 1923 г. р., который ушел добровольцем на фронт. Сейчас он инвалид I группы. Был командиром отделения разведроты, начальником радиостанции, воевал на разных фронтах, несколько раз попадал в окружение. Награжден орденами Красной Звезды и Отечественной войны, многими медалями.
Евгения Абрамовна потеряла в войну сына Додика Факторовича, погибшего в 1942 году на Калининском фронте в возрасте 21 года.
Погибли Ада Абрамовна Гельштейн, ее дети, девятилетний Сашенька и двухлетняя Клавочка Резниковы. Общие знакомые рассказали маме после войны, что видели, как в Николаеве гнали колонну евреев, обреченных на смерть, и среди них была красавица тетя Ада — босая, с Клавочкой на руках и с Сашенькой за руку. Эта ужасающая, леденящая душу картина стоит передо мною всю жизнь, и сейчас, когда я это пишу, слезы застилают глаза.
Хочу вспомнить погибших в одесском гетто родного брата моей бабушки Фради, Гришу Рахмана (1870-1941) и его жену Любу (1875-1941). Они были пожилыми больными людьми, не захотели уезжать из города.
Еще один наш родственник, муж двоюродной сестры моего отца, Макс Гринберг, погиб 8 мая 1945 года в Берлине от шальной пули, в 41 год.
Ефим Григорьевич Резников, вернувшийся с войны, потерявший горячу любимую жену и двух деток, очень переживал личную трагедию. Моя мама, потерявшая мужа, пережившая все ужасы войны — оккупацию, голод, холод, мытарства, — навещала осиротевшего родственника. Общее горе сблизило их, и они связали свои судьбы, покалеченные войной. А спустя несколько лет у нас в семье родилась сестричка Радочка. Жизнь возрождалась, но раны, нанесенные войной, продолжали ныть.
В одном из фронтовых писем Додик писал: "Сегодня день рождения Жанночки, поздравьте ее от меня и поцелуйте".
Когда я была маленькой, вы все были старше — любили меня и баловали. Теперь я старше всех вас, а вы навсегда остались молодыми. Я не помню ваших лиц, и у меня нет фотографий — все уничтожила проклятая война. Но вы навсегда остались в моем сердце: моя бабушка, отец, мои тети, дорогие братики и сестрички: Иосиф, Додик, Сашенька, Раечка и Клавочка.
Пока я жива, буду помнить и любить вас.

Жанна МИХАЙЛОВА.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.