На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

«БОЯСЬ ОГЛАСКИ, МЫ НОСИМ МАСКИ…»


Мария ГУДЫМА "Тиква"

Творческая жизнь открывшегося после длительной реставрации Одесского оперного набирает обороты: восстанавливается репертуар, который будет привлекать в зал зрителей, пока афиша театра не обогатится новыми названиями. Оперу Джузеппе Верди "Бал-маскарад" наша публика видела и слышала в последний раз в постановке Бориса Рябикина (премьера прошла в 1999 году), а нынче состоялось ее капитальное возобновление в тех же декорациях и костюмах Натальи Бевзенко-Зинкиной, но несколько ином режиссерском прочтении Сергея Зуенко. Сразу скажем, что большой разницы между двумя версиями нет, разве что в первом действии паж Оскар исполняет песенки, взобравшись на стол (а вот песенка-вальс "Боясь огласки, мы носим маски" из третьего действия исполняется более традиционно, в то время как от энергичного персонажа ждешь еще какого-нибудь кульбита). И еще в сцене гадания у цыганки Ульрики некоторые персонажи появляются и удаляются при помощи люка-провала.

Зная не понаслышке о богатой фантазии постановщика Сергея Зуенко, способного оживить любой классический сюжет эффектными мизансценами, остроумными находками, остается пожалеть, что в данном случае он явно сдерживал свои творческие порывы.
А именно "Бал-маскарад", как никакая другая опера великого Верди, нуждается в постановочных изюминках. Дело в том, что либретто этой оперы, хоть и не такое запутанное, как в "Трубадуре", оставляет желать лучшего.
История создания "Бала-маскарада" — пример того, как вообще не должно рождаться произведение искусства, как требования цензуры способны исказить первоначальный замысел художника. Все началось с того, что в 1857 году Джузеппе Верди попал в ситуацию жуткого цейтнота: в марте появился на сцене его "Симон Бокканегра", в августе — "Арольдо", а в сентябре уже пришлось работать над новой оперой, давно обещанной неаполитанскому театру "Сан Карло". Выбор сюжета оказался затруднением. Не без колебаний композитор остановился на пьесе французского драматурга Эжена Скриба "Густав III". Казалось бы, сюжет уже проверен временем и неплохо воплощается на оперной сцене, ведь он был в основе либретто опер Обера и Меркаданте. Однако многое в нем не устраивало композитора, в переписке с театром "Сан Карло" проговорившегося: "Но и здесь есть условности, присущие всем оперным либретто, мне это никогда не нравилось, а теперь — непереносимо. Повторяю, я в отчаянии, так как сейчас уже слишком поздно искать другие сюжеты".
В октябре 1857 года Антонио Сомма приступил к работе над либретто, и тут же начались осложнения с цензурой: шведского короля потребовали заменить каким-нибудь менее высокопоставленным персонажем, например. Герцогом (подобный трюк уже применялся в "Риголетто"). Убийство шведского короля Густава Третьего на маскарадном балу представителем дворянской оппозиции начальником гвардии Анкарстремом произошло в 1772 году. Никаких мотивов ревности, ничего личного на самом деле не было — только политика. Но опера не была бы оперой, если бы скрупулезно отображала исторические события. И в опере Даниэля Франсуа Эспри Обера появилась любовная интрига, таинственные предчувствия, подтверждаемые мрачными предсказаниями цыганки Ульрики.
Шведский колорит нисколько не интересовал южанина Верди, которому хотелось воссоздать атмосферу французского придворного маскарада в духе восемнадцатого века. Однако во Францию действие перенести было нельзя, особенно после покушения Орсини на Наполеона Третьего, которое произошло 14 января 1858 года. Постановка оперы была запрещена, директор театра требовал переработки либо возмещения убытков, великому Верди грозили арестом. В довершение всех бед темпераментные неаполитанцы встречали композитора криками "Viva Verdi!", что само по себе было зашифрованным лозунгом объединения Италии, ведь фамилия Верди одновременно является инициалами пьемонтского короля Виктора Эммануила (Vittorio Emmanuele re d'Italia)… Власти позволили классику покинуть Неаполь во избежание дальнейших недоразумений!
И через год стараниями находчивого и энергичного антрепренера римского театра "Аполло" "Бал-маскарад" все же увидел сцену. Цензура категорически потребовала от греха подальше перенести место действия за пределы Европы. Верди выбрал Северную Америку. Таким образом, король Густав Третий стал английским губернатором Бостона, графом Ричардом Варвиком, убийца короля Анкарстрем — секретарем Ричарда, креолом Ренато. Политические страсти сведены на нет, даже поражаешься, откуда у милого и приветливого графа в нужный момент появляется столько оппозиционеров-заговорщиков… Само собой, ничего английского, тем более американского, как в сюжете, так и в музыке Верди днем с огнем не сыщешь, и мера условности в данном спектакле становится такой, что принять ее очень трудно. Столько масок надето на действующих лиц — уже и не разобраться, в чем они могут быть настоящими, искренними…
Вот поэтому и хочется каких-то "вкусных" режиссерских трюков в одесской постановке. Особенно в сцене костюмированного бала, где заговорщики тщетно пытаются угадать маску, скрывающую их жертву. Почему-то и они, и граф Ричард одеты одинаково — синее домино с красным бантом. Но тогда, по идее, должно было бы состояться несколько ошибочных покушений, а ничего подобного не происходит…
Доминантой спектакля стало великолепное художественное решение, впечатляющие живописные задники, падуги, роскошные костюмы и маски, отсылающие зрителей и персонажей в столь любимый композитором век восемнадцатый. А музыкальная часть оперы "Бал-маскарад" также оказывается на высоте — оркестр под управлением народного артиста Украины Яремы Скибинского звучит временами с необходимой легкостью; опытные солисты народные артисты Украины Анатолий Капустин (граф Ричард) и Владимир Тарасов (Ренато) срывают аплодисменты в своих коронных ариях; трогательна Амелия (заслуженная артистка Татьяна Захарчук) в знаменитой сцене на кладбище. Небольшие партии Оскара (заслуженная артистка Лариса Зуенко), цыганки Ульрики (Елена Стародубцева), моряка Сильвано (народный артист Анатолий Бойко) исполняются довольно ярко и вызывают аплодисменты публики. Саркастический хор заговорщиков из второго действия ("Вот то-то сплетни пойдут…") звучит весьма достойно, и со временем, должно быть, вся опера приобретет звучание более оживленное, что приблизит полусказочную историю к современному слушателю, украсит спектакль в целом и будет соответствовать великолепному замыслу Джузеппе Верди.
Гибель главного героя в финале, честно говоря, особых сожалений не вызывает: хоть мы и не увидели в графе Ричарде черт тирана, однако он побоялся собственной любви, поспешил отослать Амелию за океан, а это проступок, на мой взгляд, очень серьезный!.. Если же отбросить шутки, хочется понадеяться на то, что возвращаемые в действующий репертуар театра оперные и балетные спектакли будут соответствовать высокому уровню, заявленному в "Бале-маскараде", и грядущие премьеры превзойдут самые смелые ожидания. Ведь обновленный театр требует соответствующих постановок…

Фото Олега Владимирского.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.